«Наши нацисты хотят, чтобы им разрешили создать «Свободу»«Наши нацисты хотят, чтобы им разрешили создать «Свободу»«Наши нацисты хотят, чтобы им разрешили создать «Свободу»
Пряма мова

«Наши нацисты хотят, чтобы им разрешили создать «Свободу»

Андрій Манчук
«Наши нацисты хотят, чтобы им разрешили создать «Свободу»
Конечно, было бы полезно, если бы сформировалась такая партия или движение снизу, которая не имела бы ничего общего с традиционными парламентскими партиями, и была бы связана с улицей и социальными движениями

18.01.2013

От редакции: 19 января – день гибели Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, – стал международным днем памяти жертв нацистского террора. В канун этой даты российский антифашист Алексей Гаскаров, член Рабочей группы «Координационного совета оппозиции», который был беззаконно задержан после массовых акций протеста против уничтожения подмосковного леса, и вышел на свободу после массовых акций солидарного протеста, рассказал LIVA.com.ua о ситуации в российском антифашистском движении, о сотрудничестве постсоветских антифашистов и перспективах гражданских протестов в России.     


Алексей, 19 января в странах бывшего СССР проходят акции памяти Маркелова и Бабуровой. Что означает эта дата для современной России и Украины?

– Стас и Настя были убиты за их убеждения. Несмотря на то, что убийцы пойманы, а их движение, фактически, разгромлено, сама политическая ситуация не изменилась. Власть продолжает поиск «врагов нации» через нагнетание безумной истерии по федеральным каналам. Есть достаточное количество дураков, которые всё это съедают – и, рано или поздно, будут готовы расправиться с «врагами государства» самостоятельно.

Быть честным адвокатом или неподкупным журналистом в этой стране по-прежнему небезопасно. В обществе царит атмосфера ненависти – и пока не произойдёт радикальных перемен, которые невозможны при существующем режиме, эта дата, как день памяти жертв политического насилия, к сожалению, будет сохранять свою актуальность.

Верно ли, что российские нацисты находятся на подъеме? Стоит ли ожидать новых нападений и попыток убийства антифашистов?

– Нет, за время своего существования антифашистское движение показало свою эффективность и в данный момент количество убийств на национальной почве сократилось в разы. Самые «отмороженные» нацисты будут ещё долго переосмысливать свои поступки где-то далеко в мордовских лесах, и какое-то время у них вряд ли будут появляться последователи. Пик их деятельности приходился на 2007 год, когда было зафиксировано 690 нападений и убийств на национальной почве. В 2010 году это число сократилось до 225 таких эпизодов. Сейчас должно быть ещё меньше.

Но сама ситуация с растущим уровнем ксенофобии и национализма не изменилась. По-прежнему существует множество проблем с миграционной, социальной политикой и региональным развитием, которые автоматически будут выливаться, в том числе, и в конфликты на национальной почве.

Выработка альтернатив по этим направлениям неэффективна в рамках абстрактно-антифашистского движения. Поэтому оно точно также и как ультраправые движение идет на спад и не играет той роли, которую играло несколько лет назад.

Нацисты стараются активно спекулировать на социальных вопросах, перенимая левые лозунги. Что должны противопоставить этому левые?

– В России в данный момент все нацисты стали либеральными демократами и просто хотят, чтобы им разрешили создать свою «Свободу». Социальные вопросы для них действительно не больше, чем спекуляция. Повышение жизненного уровня российского народа упирается в проблему перераспределения доходов от одной его части к другой – а это противоречие уже подрывает «национальное единство».

Российские левые вообще не должны сейчас ориентироваться на нацистов и на их повестку дня. Важнее фокусироваться на тех, кто у власти.

Как следует расценивать перспективы протестов в России? Стоит ли ожидать их нового подъема в 2013 году?

– Наше правительство никогда не даст оппозиционерам «слить» протест. В Думе сидят настолько тупые кретины, что всегда будут появляться новые поводы, мобилизующие людей. Опять же, нельзя сказать, что это движение за год не добилось никаких результатов. Да, формально демократии больше не стало, репрессии усилились – но общественные настроения существенно изменились. Любое решение будет приниматься теперь с оглядкой на реакцию общества. Для поддержания электорального потенциала будут повышать зарплаты бюджетников – что, на самом деле, тоже результат.

Конечно, большинство протестных движений, направленных на свержение авторитарных режимов, в последнее время, как правило, добивались успеха за довольно короткое время – пока власти не успевали принять меры. Существует большой риск повторить белорусский сценарий, а не какой-либо другой. Но и сама оппозиция была не готова к быстрому развитию событий. Не хватает кадров, нет внятной программы, недостаточно ресурсов и так далее. Сейчас все эти вещи более очевидны и появляется время устранить некоторые недостатки. То есть, в любом случае мы стали сильнее – а это значит, что новый подъём теперь больше зависит от наших усилий, в том числе. Как минимум, мы надеемся на всплеск активности во время выборов губернаторов в сентябре этого года.

Алексей, удалось ли добиться возбуждения уголовного дела в связи с избиением на марше 6 мая? Что произошло в центре Москвы в тот день – стихийный бунт или провокация властей? 

– Конечно, не удалось. Несмотря на видеозапись эпизода, этих сотрудников полиции попросту «не удалось установить». Понятно, что я с самого начала ожидал такого исхода – поэтому не хотелось даже заявление писать. Просто в какой-то момент стало ясно, что если этого не сделать, то можно стать ещё одним «узником 6 мая».

Я думаю, что даже если бы власти не сделали этого узкого прохода на митинг, то всё равно могло бы произойти что-то подобное. Люди настойчиво ходили на мирные демонстрации – причем, в количестве, которые в тысячи раз превышает реальное число активных сторонников Путина и Единой России. Их требования были легитимны и обоснованы – но ничего не менялось и эта дурацкая инаугурация, конечно, воспринималась, как последний шанс высказать своё «Достали!» этому режиму.

О чем говорит прецедент похищения Леонида Развозжаева?

– Янукович сотрудничает с Путиным, и Украина – это уже не то мифическое демократическое государство, которым она представлялась какое-то время после «оранжевой революции».

Стоило ли левым участвовать в выборах в Координационный совет, и что может принести левому движению России участие в этом органе?

– Эти выборы были восприняты подавляющим большинством активистов и обычных участников оппозиционных акций как абсолютно логичное следствие из необходимости иметь более прозрачную структуру для координации протестов, чем существовавший ранее оргкомитет. Мы воспринимаем себя как часть этого движения и демократические требования для нас не менее важны, чем социальные. Поэтому вопрос о том, участвовать или нет, не стоял вообще.

Не менее важен, сам формат их проведения – в России это первый пример, ярко демонстрирующий возможности «электронной демократии», о которой мы все время говорим. К сожалению, был допущен ряд ошибок, которые не позволили эти выборы сделать по-настоящему демократическими. Но это наша вина, а не кого-либо ещё.

Участие в целом этих протестах не является какой-то необходимостью -  это просто часть нашей политической реальности, наших взглядов и убеждений. Всё что мы делали раньше, было направлено на то, чтобы люди выходили на улицу и отстаивали свои права и я не понимаю как сейчас можно от всего этого отстраниться. Мы сравниваем нашу ситуацию с тем, что было на Украине в 2004 году. Как тогда себя повели левые и к чему всё это привело.

Можно ли составить краткий портрет представителя современного антифашистского движения? Возраст, социальное положение, род занятий, идейные взгляды, культурные увлечения, и прочее?

– Активные участники антифашистского движения, как правило, являются студентами. Это очень просто объясняется наличием свободного времени, отсутствием обязательств и тем, что активистская практика, так или иначе, связана с необходимостью находиться в хорошей физической форме. Я заметил интересный момент – очень многие наши родители являются такой обманутой советской интеллигенцией, сохранившей человеческое лицо во время перестройки и при этом оказавшейся почти на самом дне. Соответственно, большинство людей приходит в движение из-за обостренного чувства справедливости и жажды активного действия. Культурные и идейные предпочтения основаны на концептах, предполагающих позитивный взгляд на мир, веру в возможность перемен и предполагающих активное личное участие и свободный творческий поиск. И, как обратная сторона – ненависть ко всему реакционному, авторитарному, жажде наживы.

Большинство так или иначе ассоциирует себя с левыми взглядами – но, разумеется, мало кто готов участвовать в публичной политике и ассоциировать себя с таким левым движением, какое оно существует сейчас.


Как развивается сейчас борьба против уничтожения Химкинского леса? В каких других социальных инициативах участвуют антифашисты?

– Антифашисты никогда активно не занимались темой Химкинского леса. Погром химкинской администрации произошел вследствие переплетения целого ряда причин и основная из них – это репрессии и насилие против местных активистов-экологов и жителей, развязанные властями с привлечением гопников-нацистов. В целом же антифашисты стараются поддерживать все инициативы, где против активистов используется насилие и угрозы. В последнее время было ещё несколько экологических конфликтов в Подмосковье, а также борьба против выселения жильцов общежитий в результате рейдерских захватов их квартир.

Что нужно сделать, чтобы антифашизм перестал быть субкультурным движением, и широко распространился среди аполитичной и апатичной ко всему молодежи?

– Я бы не сказал, что антифашизм – это субкультрное движение. Всё-таки между контркультурой и субкультурой большая разница. Антифашизм – это не только стрейтэйдж и хардкор. Это множество разных других культурных и социальных практик, которые могут быть привлекательны для абсолютно разных людей. Во-первых, такой вопрос можно поставить перед левым или каким-либо другим движением в целом – ведь проблема апатии и неучастия в политике не ограничивается антифашизмом. Во-вторых, я не уверен, что надо развивать какой-то абстрактный аполитичный  антифашизм, не привязанный к конкретной политической практике. Если левое антиавторитарное движение будет развиваться, будут и те, кто сможет противостоять нацистам на улице.

Насколько эффективно сегодня взаимодействие российских и украинских активистов - например, в вопросе сопротивления репрессивной политике наших государств?

– Если не считать Развозжаева, то все, кто вынужден был уехать на Украину,  находятся сейчас на свободе. Это значит, что взаимодействие достаточно эффективно. Также не было ситуаций, когда не удавалось собрать средства на поддержку попавших в беду товарищей, когда это было необходимо.

Что касается акций солидарности – я не уверен, что они достаточно эффективны с практической точки зрения. Но с точки зрения выстраивания общего пространства и развития солидарности их надо проводить.

Не секрет, что многие российские нацисты укрывались и укрываются на Украине – включая осужденного за убийство Маркелова и Бабуровой Никиту Тихонова. Еще один возможный фигурант этого дела, россиянин Алексей Коршунов, случайно подорвался в сентябре на гранате в городе Запорожье. Насколько тесными являются связи украинских, российских и белорусских нацистов?

– Эти клоуны умудряются атаковать друг друга даже в рамках «славянского единства». Насколько я знаю, на недавнем шествии киевских нацистов, по случаю дня рождения Степаны Бандеры, основной темой опять были «москали» (на марше «Свободы» 1 января звучала традиционная речевка «москалів на ножі!» – прим.ред.).

Недавно они пытались скопировать антифашистский фестиваль «Три столицы», сделав какое-то аналогичное российско-украинско-белорусское мероприятие. Часто было так, что когда мы приезжали поддерживать МТЗ-РИПО или киевский «Арсенал» (футбольные клубы из Минска и Киева, с организованными группами болельщиков-антифашистов – прим. ред), московские бонхеды приезжали поддерживать «Динамо» и «Карпаты». Большинство националистов, которых разыскивают в России, также оседают на Украине или Беларуси – но, при этом, их идеология все-таки не позволяет им налаживать полноценное взаимодействие.

Нужны ли Украине и России новые политические силы с левой идеологией? И какими они должны быть?

– Россия и Украина демонстрируют вопиющее социальное неравенство. Примитивная экономическая политика, направленная на обслуживание интересов бизнеса приводит к относительному понижению зарплат и сужению внутреннего рынка, на фоне сокращения социальных гарантий. В этой ситуации запрос на левых очевиден как никогда. К сожалению, в наших странах сформировалось только два типа левых политических групп – традиционные партии, которые ассоциируются с «совком», и оторванные от жизни радикальные левые. Очевидно, что пустует самый востребованный сегмент – формата немецкого Die Linke, греческой Сиризы, а в чем-то – и французской Социалистической партии. На этой нише постоянно пытаются играть разного рода популисты,  ассоциированные с властями.

Конечно, было бы полезно, если бы сформировалась такая партия или движение снизу, которая не имела бы ничего общего с традиционными парламентскими партиями, и была бы связана с улицей и социальными движениями – максимально демократичная, модная и прогрессивная. Но всё, опять-таки, упирается в ресурсы и кадры. Наемные работники пока не готовы финансировать подобные проекты.

Спрашивал Андрей Манчук

Читайте по теме:

Артем КирпиченокПисьмо Алексею Сахнину

Алексей СахнинПрактика против фразы

Андрей МанчукИнтервью с Изабель Магкоевой

Александр Лехтман. Позитив на марше

Борис Кагарлицкий«Очень мирный русский бунт»

Максим ФирсовИнтервью с Сергеем Удальцовым

Андрей МанчукИнтервью с Кириллом Медведевым

Женя ОттоГлавный аргумент

Андрей Манчук«Мы здесь власть» 

Дмитрий РайдерИнтервью с Верой Акуловой 

Андрей МанчукИнтервью с Ильей Будрайтскисом 

Сергей КиричукИнтервью с Ильей Пономаревым

Андрей МанчукИнтервью с Ильей Матвеевым

Александр КоммариПротив аналогий


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал