За кадром «#OccupyWallStreet» (+фоторепортаж)За кадром «#OccupyWallStreet» (+фоторепортаж)За кадром «#OccupyWallStreet» (+фоторепортаж)
Репортаж

За кадром «#OccupyWallStreet» (+фоторепортаж)

Денні Шехтер
За кадром «#OccupyWallStreet» (+фоторепортаж)
Свобода прессы тоже оказалась фикцией – большинство популярных изданий изначально проигнорировали протесты, затем преуменьшали их численность и издевались над протестующими. Лишь массовые аресты показались им достойными освещения. Не обошлось и без цензуры

28.09.2011
  • В 1960-х группа йиппи – политизированного крыла хиппи – во главе с Эбби Хофманом пробралась на Нью-йоркскую фондовую биржу. С площадки для посетителей они сбросили вниз – туда, где велись торги, доллары – банкноты и монеты. Внизу, как только поняли, что на них упало, сразу же стали лихорадочно хватать деньги.

    Это случилось более сорока лет назад – 24 августа 1967 года. CNN недавно напомнило об этом ярком примере презрения к самой культуре денег: «Одни брокеры и клерки внизу при этом смеялись и приветственно махали руками, другие злобно грозили кулаками».

    Едва только банкноты упали вниз, охрана вытолкала группу йиппи из здания, но фоторепортеры все же успели их заснять – и тот хэппенинг на Фондовой Бирже вскоре стал культовым примером протеста.

    Оказавшись снаружи здания, активисты стали водить хоровод, взявшись за руки и скандируя «Free! Free!». Затем Эбби Хоффман, мой старый друг, встал в центре круга и, безумно улыбаясь, поджег краешек пятидолларовой банкноты – но один из курьеров Фондовой Биржи тут же вырвал банкноту у него из рук и затоптал огонь со словами: «ты отвратителен!».

    То, что внушает одним отвращение, вдохновляет других – а эта акция вошла в культурное наследие американских левых. Они может и изменились с тех пор, но неприятие американской денежной Мекки, этого символа алчности – осталось у них поныне. В двадцатых годах анархисты бросали бомбы на Уолл-стрит. Современные же движения придерживаются тактики ненасилия – но ненависть ко всей этой деловой круговерти, которая толкает вперед американский и глобальный капитализм, никуда не делась. И на прошлой неделе к северу от Фондовой Биржи вырос лагерь – в рамках акции, которая получила название #OccupyWallStreet.

    Хэштэг говорит о том, что организуя протесты, они в основном используют Твиттер и прочие социальные медиа. В качестве модели были взяты Тахрир и мадридская площадь Пуэрта дель Соль, где активисты захватили публичное пространство и дали начало новому политическому движению. Никакого центрального командования, никаких приказов сверху. Вы можете наблюдать за акцией здесь – на live stream.

    Это весьма необычный подход к политике, обычно связанной с процессом выборов, с их традиционной мобилизацией и маршами различных организаций. Акция на Уолл-стрит привлекла группы потенциальных революционеров – пускай даже правые сайты именуют их «зверинцем», пускай кто-то глумится над их молодостью, их прическами и их наивностью. Это как Вудсток на Уолл-стрит – только без музыки. Но она вероятно тоже скоро будет – многие известные музыканты уже готовы проявить свою солидарность с протестующими. Если бы Эбби Хоффман был жив, он был бы здесь – хотя бы для того, чтобы посмотреть, как захватывают Zuccotti Park, ставший местом встречи этого растущего низового безлидерного движения, которое выросло сразу из нескольких политических традиций – в том числе из движения либертариев, коммунистов и «зеленых». А  имя Эбби сейчас 901 000 раз упоминают в Google.

    Как и египтяне, протестующие на Уолл-стрит, занимаются подражательством – у них нет никакой политической линии или конкретного набора требований, но так ли уж это важно?

    Демократическое движение

    Все решения здесь принимает «генеральная ассамблея», на которой может высказаться каждый. Чтобы что-то сказать, вам нужно лишь крикнуть «mic check» – и активисты передадут ваши слова дальше. Тот же принцип действует и для передачи слов оратора «на периферию», чтобы каждый мог их услышать. Ведь громкоговорители, усилители и звуковая аппаратура запрещены городскими властями.

    Здесь господствует атмосфера дружелюбия и терпимости – несмотря на разницу поколений в этих разношерстных группах количеством от нескольких сотен до нескольких тысяч человек. Они надеялись, что их будет 20 000, но пока еще участников акции не так много. Тем не менее, несмотря на то, что полиция Нью-Йорка недавно арестовала восемьдесят человек, используя против демонстрантов слезоточивый газ и дубинки, количество протестующих только растет.

    Активисты опасаются, что полиция ищет лишь предлог, чтобы прикрыть этот едва начавшийся эксперимент демократии – поскольку компании с Уолл-стрит хотят наконец-то избавиться от этого народа, настроенного на неповиновение и сопротивление. В то же время многие из обычных копов в голубой форме вели себя весьма дружелюбно, несмотря на явное неодобрение офицеров в белом. Рассказывая о ходе протестов, Чэз Валенса говорил: «служащие и владельцы некоторых бизнес-учреждений давали приют участникам протестов, которым грозил арест. А многие из симпатизирующих протестующим офицеров нью-йоркской полиции вели себя по отношению к арестованным уважительно, предоставляя даже чрезмерную свободу действий. Некоторые даже выражали протестующим поддержку».

    «Офицер полиции сказал мне, что постарается надеть мне наручники не слишком плотно к запястьям, чтобы не поранить» – рассказывала в субботу одна из арестованных. Уже в полицейском автобусе она почувствовала, что руки у нее настолько свободны, что она смогла воспользоваться мобильным.

    На десятый день протестов Валенса предложил ввести вот счет: «Арестовано протестующих: 121-200 (?); арестовано банкиров с Уолл-стрит: 0; количество часов существования народной власти, начиная с первого дня протестов (только в Нью-Йорке): 349 000 (общее количество человеко-часов).

    Критическая масса

    Уолл-стрит – это, несомненно, то место, которое миллионы американцев просто любят ненавидеть. Протестующим необходимо лишь время – и их количество достигнет той же критической массы, что и в Египте.

    Акция протеста вызвала масштабное присутствие полиции – Уолл-стрит, находящаяся возле «Ground Zero» (бывших башен-близнецов), все-таки, является всемирным торговым центром. Впервые с 11 сентября 2001 здесь собралось столько полиции, целая армия служб безопасности и повсюду камеры наблюдения.

    Протесты направлены также и против «секьюритизации» на Уолл-стрит. Несмотря на то, что любые протесты перед Фондовой Биржой итак запрещены, за счет налогоплательщиков дополнительно нанимается частная охранная структура. Свобода слова и собраний заканчивается, если вы затрагиваете сильнейших плутократов США.

    Ив Смит, редактор NakedCapitalism.com, одного из ведущих финансовых сайтов, писал: «Добро пожаловать в полицейское государство… Я задаюсь вопросом: неужели право на собрание в США благополучно скончалось? Никто из рабов зарплаты (а это большинство населения) в период сокращения постоянной занятости и роста количества негласных проверок не может более позволить, чтобы на нем висел протокол об аресте, пусть даже за мелкое правонарушение».

    Для того чтобы блокировать акции протеста, полиция расставляет металлические ограждения. Уолл-стрит становится огороженной зоной – «Fall Street», как назвал ее New York Post Руперта Мердока, комментируя крах рынков.

    Идея соорудить Великую Нью-Йоркскую стену не нова. Первая стена была построена на Уолл-стрит для ограждения от индейцев. Долгие годы эта территория использовалась для выращивания свиней – пока пожар 1832-го не уничтожил здесь все. Насколько же мерзостна сама история этой улицы.

    Свобода прессы тоже оказалась фикцией – большинство популярных изданий изначально проигнорировали протесты, затем преуменьшали их численность и издевались над протестующими. Лишь массовые аресты показались им достойными освещения. Не обошлось и без цензуры. Как писал AmpedStatus.com: «Дважды, в субботу 17 сентября и во вторник вечером Twitter блокировал #OccupyWallStreet… Это свидетельствует о явной политической цензуре, введенной компанией, только что получившей 400 миллионов долларов инвестиций от JP Morgan Chase».   

    В отличие от протестов в Каире, здесь нет Аль-Джазиры, круглосуточно освещавшей египетские протесты. Но информация о нью-йоркских протестах распространилась, и будет распространяться и далее. Активисты со всей страны, со всего мира съезжаются на акцию, первый призыв к которой исходил от канадского журнала AdBusters.

    Действия участников становятся все более радикальными. Они привлекают все большее внимание к махинациям Уолл-стрит, к соучастию в них медиа-ресурсов, к фактам полицейской жестокости.

    Протесты на Уолл-стрит продолжаются десять дней, что удивляет уже не только циничные медиа, но даже самих активистов. Изначально они и сами были не уверены, что смогут так долго продержаться. Молодежь демонстрирует способность политизироваться – возможно, также и потому что многие сидят без работы и увязли по уши в долгах.

    Каким будет результат #OccupyWallStreet? Сам факт проведения этой акции – это уже результат. Как пишет Натан Шнайдер в Reader Supported News: «Для многих американцев ненасильственные акции прямого действия, наподобие оккупации Уолл-стрит, – единственная возможность высказаться по политическим вопросам, поэтому их голос следует воспринимать со всей серьезностью». Как, впрочем, и голос нашего будущего.  

    Al-Jazeera

    Перевод Дмитрия Колесника


    Підтримка
    • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
    • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
    • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
    • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
    • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
    2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал