Финансовые учения накануне войныФинансовые учения накануне войныФинансовые учения накануне войны
Економіка

Финансовые учения накануне войны

Ларри Эллиотт
Финансовые учения накануне войны
«В 1950-60-х экономическое процветание обеспечивали 4 фактора: сильные профсоюзы, перераспределение богатств через систему налогов, высокий уровень государственных расходов и ограничения финансового сектора»

16.10.2014

Примечание переводчика: 13 октября министры финансов США и Великобритании совместно с главами крупнейших финансовых ведомств провели «учения», в ходе которых была проведена симуляция краха крупного международного банка. Цель «учений» - выяснить, насколько государства и их финансовые системы готовы к возможному новому финансовому краху. Какова вероятность нового финансового краха и насколько финансовые системы в их нынешнем состоянии способны противостоять надвигающемуся кризису? Способны ли учения помочь в будущей финансовой войне?

Прогладьте униформу. Сверьте планы сражений. Призовите резервистов из запаса. Залейте бензобаки бомбардировщиков. Фельдмаршал Джордж Осборн [канцлер казначейства Великобритании] отправляется на маневры.

В понедельник в Вашингтоне, канцлер казначейства должен точно узнать: готова ли Великобритания к войне. К финансовой войне. Вместе со своими союзниками из США он будет принимать участие в учениях, цель которых – продемонстрировать, насколько выучены уроки предыдущих «учений» – финансового краха 2008-го. Как и все командующие, глава казначейства считает, что они уже «готовы к войне». На его стороне будет «сражаться» «генерал» Марк Карни (глава Банка Англии) – и он уже изучил обстановку на местности. У него разработан детальный план, который, по его мнению, должен сработать. Что ж, будем надеяться – потому что результаты недавнего заседания МВФ в Вашингтоне свидетельствуют о том, что очень скоро действительно раздадутся реальные выстрелы.

В этом году обычное ежегодное заседание МВФ очень напоминало встречу глав дипломатических миссий в Лиге Наций в 1930-х годах. Тогда дипломаты так же отчаянно пытались избежать очередной войны – и точно так же не знали, как это сделать. Они тоже видели сгущающиеся тучи, но не хватало то ли вооружения, то ли желания, противостоять им. Сколько еще продлится мир? Все страны замерли в подвешенном состоянии – в ожидании ответа на вопрос: извлечены ли были хоть какие-то уроки из прошлого или же банкиры, министры финансов и международные бюрократы начнут свой «последний решительный бой».

Ситуация в целом такова: те годы, которые прошли с момента начала финансового кризиса (с августа 2007) напоминают безмятежные годы, предшествовавшие Первой Мировой войне. Тогда тоже общая ситуация, как казалось, не предвещала беды, но лишь из-за наращивания непомерных долгов. В тот период как раз происходил мощный структурный сдвиг – происходило перераспределение власти и доли доходов от труда к капиталу. Рост цен на финансовые активы компенсировал рост реальных доходов.

А затем начался длительный кризис. Как только он начался, у многих сразу же возникло сильное желание вернуть всё, как было прежде. Государства хотели вернуть времена сбалансированного бюджета и нормального уровня процентных ставок – к чему они когда-то стремились, возвращаясь к «золотому стандарту». Однако, как оказалось, это невозможно.

И сейчас прошло вот уже 6 лет с тех пор, как глобальная банковская система едва не испустила дух, однако процентные ставки по-прежнему пребывают на уровне, характерном для «чрезвычайного положения». Сейчас для достижения хотя бы посредственного (и ожидаемого МВФ) уровня финансовой активности в развитых странах – необходимо, чтобы центральные банки государств продолжали вкачивать огромные средства в качестве стимулов.

Одно время еще теплилась надежда на то, что огромные массы грязных и «дешевых» денег, все-таки, пойдут в сферу производства, и частные инвестиции приведут к значительному и более сбалансированному экономическому росту.

Однако этого не произошло. Вместо этого, как верно отмечает МВФ, деньги пошли не в сферу экономического риска, а в сферу финансового риска. Животные чувства предпринимателей не взыграли, но цены активов удержались. Введение более жесткого контроля над банками сопровождалось возникновением достаточно мощной и практически не подлежащей контролю теневой банковской системы. Инвесторы вкладывали средства в реализацию различных мошеннических схем, как и до 2007-го года. И восстановление экономики (в том виде в каком это происходит сейчас) – снова опирается на систему наращивания долгов. Центральные банки знают об этом, но они также знают, что повышение процентных ставок снова толкнет экономику их стран в рецессию. Поэтому они просто «скрещивают пальцы» и надеются на лучшее.

Меж тем, крах 2007-го оставил наследие в виде высокого уровня безработицы и возросшего неравенства. В тех же странах, где все же создавались новые рабочие места (например, в Великобритании) – это были в основном низкооплачиваемые рабочие места, не требующие высокого уровня навыков и, соответственно, не дававшие высокой продуктивности труда. Уровень прибылей вернулся на прежнее место, а вот реальные доходы – нет.

Глава МВФ Кристин Лагард утверждает, что проблему неравенства нужно решать. В отчетах МВФ говорится о том, что более равное распределение доходов и богатств будет полезно для экономического роста. И фразу «всеобщее процветание» на этой неделе в Вашингтоне повторял чуть ли не каждый. Тем не менее, как отмечали уже многие скептики, до сих пор вся эта борьба против неравенства была на самом деле «липовой». Кристин Лагард, конечно, красиво излагает, однако советы в области экономики, которые МВФ дает конкретным странам, в действительности-то не изменились.

В 1950-60-х экономическое процветание обеспечивали 4 фактора: сильные профсоюзы, перераспределение богатств через систему налогов, высокий уровень государственных расходов, и ограничения финансового сектора. И если не считать некоторых советов отдельным странам – таким как Германия, которой МВФ советует увеличить расходы на развитие инфраструктуры – в целом МВФ является противником любого из этих четырех факторов, способствующих процветанию. Кристин Лагард сотоварищи просто обеспокоена возрастающим неравенством, однако не настолько, чтобы предпринимать какие-то реальные шаги.

И именно поэтому сравнение нашего времени с эпохой 1920-30-х годов становится пугающим. Проблемы, созданные Первой Мировой, по сути, никогда должным образом никто не решал – и только после Великой Депрессии и Второй Мировой войны политика изменилась и глобальные институции стали подстраивать под решение такого рода проблем. Реальная опасность сейчас в том, что история просто повторяется.

МВФ, например, прекрасно знает, что в Европе что-то пошло совсем не так, но он не может ничего с этим поделать. В большинстве стран мира политика МВФ обычно руководствуется желаниями госказначейства США. А в евро-зоне политика МВФ определяется желаниями Германии. И Германия желает сделать евро современным эквивалентом золотого стандарта и хочет также, чтобы у всех стран евро-зоны бюджет был сбалансирован. Однако в результате Германия получает евро-зону в полу-перманентном состоянии рецессии. Такому состоянию есть, конечно, альтернативы: либо полноценное политическое объединение стран евро-зоны, либо распад евро-зоны, либо немецкий «План Маршалла» для всей Европы, либо надо разбрасывать деньги с вертолетов. В конце концов, один из этих вариантов все-таки осуществится.

И аналогичным образом МВФ бьет тревогу в связи с угрозой нового финансового кризиса. Руководство МВФ знает, что большая часть наличных денег, выпущенных центральными банками, через различные теневые банковские схемы ушла на новые рынки и в развивающиеся страны. МВФ знает также, что инвесторы по-прежнему беспечны и не придают особого значения вероятным рискам. И он также знает, что как только начнется паническое бегство к «пожарному выходу», многие инвесторы просто «сгорят».

И, тем не менее, самого механизма регулирования всех этих финансовых потоков не существует, как нет и механизма, позволяющего отреагировать на банкротство целых стран. Недавнее дело «фондов-стервятников» против Аргентины должно было бы привести к разработке некой системы правил банкротства по суверенным долгам. Однако вместо этого всё мировое сообщество, словно завороженное, идет по пути к новому долговому кризису.

Легче всего, конечно, вообще ничего не делать. Богатые могут и дальше наслаждаться роскошью в стиле «Великого Гэтсби». Мультинациональные корпорации могут отбирать у бедных стран товары, а налоги платить где угодно (если вообще платить). Уровень жизненных стандартов может и дальше уменьшаться. Долги могут расти и дальше.

Только лишь какой-нибудь реальный страх (как, например, лихорадка Эбола) может заставить предпринять серьезные действия. А до тех пор МВФ будет отсиживаться за своей укрепленной «линией Мажино» и «фельдмаршал» Осборн будет проводить «учения». Однако, не обольщайтесь – британский канцлер казначейства отнюдь не наступающий в пустыне маршал Монтгомери, скорее, он аналог Невилла Чемберлена (британский премьер, сторонник умиротворения Гитлера – пр.пер.), объявившего о мире накануне войны.

Ларри Эллиотт

Guardian

Перевод: Дмитрий Колесник

Читайте по теме: 

Майкл Робертс. Зима близко

Майкл Робертс. Выбор без выбора

Сергей КиричукПодогреть котел

Ричард Волфф. «План Б» капитализма

Дебора ОррЗаложники неолиберализма

Славой Жижек. Прогнило что-то в европейском королевстве…

Ха-Джун Чан. Миф о «толпе бездельников»

Майкл Брук. Кому выгоден кредит МВФ?

Джеффри СоммерсНе всё то золото, что блестит

Марк ВайсбротС такими друзьями, как МВФ - враги не нужны

Сергей КиричукМировой кризис и украинский периферийный капитализм


       

Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал