Два переворота

Два переворота


Артем Кирпиченок
Жить в то время, когда человечество делает шаг назад, тяжело. Но если мы не способны изменить происходящие, необходимо, по крайне мере, понимать логику текущих процессов

Тегі матеріалу: близький схід, пам`ять, імперіалізм, срср-ex, політики, опортунізм, криза, кирпиченок
21 августа 2016

Богине истории, старушке Клио, нельзя отказать в своеобразном чувстве юмора.  Почти через 25 лет после неудавшегося «Августовского Путча», участники которого пытались спасти Советский Союз, турецкие военные вывели танки на улицы Стамбула – в такой же отчаянной и безуспешной попытке спасти светскую Турцию Ататюрка.

Гибнущая революция – это не всегда величественное и трагическое зрелище. Я хорошо помню вождей ГКЧП, дряхлых и безвольных чиновников с трясущимися руками, над которыми измывались либеральные журналисты; растерянных солдат  на танках и унылое «Лебединое озеро» по всем основным телеканалам страны. Не менее жалкое зрелище явили собой и турецкие генералы, не сумевшие спланировать и довести до победного конца тактическую войсковую операцию. Какой разительный контраст представляют эти эпигоны с их далекими предшественниками, революционерами начала XX столетия – блестящими политиками, ораторами, полководцами и писателями!

Не скрою, в течение трех лет, которые предшествовали событиям августа 1991 года, я с нетерпением ждал обращения «партии и правительства». Я недоумевал, почему руководство ЦК КПСС не реагирует на контрреволюционные перевороты в странах Восточной Европы, нарастающую мутную волну национализма, зарождающуюся поповщину, призывы к приватизации общенародной собственности. Воспитанный на книгах о революциях, я представлял, что со дня на день должен прозвучать призыв к советскому рабочему классу выйти на улицы и предотвратить победу контрреволюции. Безусловно, в этих наивных надеждах был элемент детского невежества. Но, как показали дальнейшие события 1991-1993 годов, эти чувства разделяли со мной миллионы советских людей. В последующие годы сотни тысяч из них вышли на улицы, чтобы сказать «нет» ельцинской реставрации капитализма, и были остановлены снарядами танков. 

Но тогда мы так и не дождались сигнала горна. Если даже Андропов откровенно признался в том, не знает общества, которым он управлял, то что говорить о простых советских гражданах? Никто и не догадывался, как далеко зашло разложение советской верхушки, предсказанное еще Троцким в далекие тридцатые годы. Еще до того, как бюрократия осознала саму возможность приватизации государственной собственности, она уже давно забыла азы марксизма. Классовый подход был заменен на неуклюжие вариации «realpolitic», византийские интриги и адаптацию модных буржуазных теорий к советским реалиям. Погребальным звоном по СССР и Русской революции стал приход к власти благонамеренного, но бездарного Михаила Горбачева, которого сначала обыграли «западные партнеры», а потом собственные бюрократы–«реформаторы». Было в высшей степени наивно ожидать от этих людей какого-либо обращения к трудящимся массам. 

Нельзя не заметить, что по пути упадка и разложения прошла и турецкая армия – главный гарант светского характера Турции. За долгие десятилетия она превратилась в бизнес-структуру и погрязла в военных авантюрах на стороне исламистов в соседних странах. Неудивительно, что после многолетнего боевого братства с исламискими радикалами, многие военные отказались выступать против умеренного исламиста Эрдогана. И, конечно, трудно было ожидать какого либо сближения правоконсервативных военных и преимущественно левых масс, выступавших против режима Эрдогана на площади Таксим в 2013 году.

Сегодня с политической карты мира один за другим исчезают режимы, порожденные революционными движениями «короткого XX века» – как предложил называть период 1914-1991 годов венгерский историк Иван Тибор Беренд. Вслед за государствами «реального социализма» в лету канули политические системы, созданные арабскими революциями 1950-х годов. Но на смену им спешат не умеренные либерально-демократические правительства, а чудовищные монстры, которые открыто видят свой идеалом средневековье. Утопии девяностых годов обращаются в прах на наших глазах – XXI век стал не эпохой «конца истории», а временем беспрецедентного социального, культурного и политического отката в прошлое. Это время сравнимо только с XVII столетием – временем Тридцатилетней войны и абсолютистских тираний, которое сменило великий революционный XVI век.

Жить в то время, когда человечество делает шаг назад, тяжело. Но если мы не способны изменить происходящие, необходимо, по крайне мере, понимать логику текущих процессов. Я помню глупцов, которые в 1991 году радостно праздновали крах «путча», рождение «новой России», ожидая, что страна расцветет под мудрой десницей царя Бориса. Их похмелье было тяжелее, чем наш трезвый и горький анализ реальности.

И еще следует помнить – несмотря на все трагедии, реставрации и поражения, старый крот истории не на минуту не прерывает своей работы. В том же XVII веке Германия, родина Реформации, была опустошена и отброшена на сто лет в прошлое сражавшимися на ее землях ордами, Франция была доведена до голода амбициями «короля-солнца», а Россия склонилась под ярмом сатрапа-садиста Петра. Но в тоже самое время творили Декарт и Спиноза, новые научные открытия меняли представления о мире, не за горами были и явление энциклопедистов. Ярким лучом света во мраке мире блеснули голландская и английская революции. Возможно, что и сегодня в мире идут процессы, которые подготавливают новый поворот к свободе и эмансипации трудящихся, процессы, которые мы пока не можем охватить взглядом и осознать. И настанет день, когда наши нынешние поражения померкнут на фоне грядущих триумфов свободы.  

Артем Кирпиченок 

Читайте по теме:

Андрей МанчукФото девяностых

Георгий КомаровПроживем без «Дождя»

Сергей КозловскийСнос ларьков и сила привычки

Анна БрюсЖивой щит из скелетов в шкафу

Алексей СахнинСмерть советов

Александр НефедовПепел «Ассы» 

Артем Кирпиченок1993 vs 1992





RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал