Три этапа наступления ультраправых

Три этапа наступления ультраправых


Аттила Вайнаи
Важно отметить, что все эти антикоммунистические акции были осуществлены во время правления либералов и социалистов

Тегі матеріалу: лібералізм, україна, освіта, європа, пам`ять, расизм, політики, нацизм, трудова міграція, клерікалізм
08 марта 2017

Сегодня для нас крайне важно осмыслить процессы, которые привели к усилению ультраправых сил в странах Центральной и Восточной Европы. Новейшая история Венгрии является в этом смысле эталонным примером для этого региона. Первая стадия роста ультраправого влияния началась здесь непосредственно после изменения системы и развала так называемого социалистического блока. Практически все партии, которые появились после капиталистического переворота, формировали свою политику на базе антикоммунизма. Они утверждали, что представляют демократическую альтернативу диктатуре коммунизма, защищая против нее интересы народа, священное право собственности и свободной торговли. «Коммунизм» стал для них главным врагом – даже те партии, которые позиционировали себя в качестве организаций социал-демократическим или левой ориентации, рассматривали его как нечто неприемлемое и зловещее.

Практически сразу после переворота правящие партии начали процесс переименования улиц, и приняли законы, которые осудили коммунистических деятелей. Начался процесс криминализации коммунистической идеологии и всех организаций, которые были с ней связаны. Либеральные партии, которые управляли муниципальной властью Будапешта, уже в 1992 году демонтировали установленный в центре города памятник Марксу и Энгельсу – как символ антидемократической идеологии (сегодня венгерские нацисты продолжили эту эстафету, уничтожая памятник философу Дьердю Лукачу и ликвидируя его научный архив). Изменились акценты в изучении венгерской истории. Так, в частности освобождение Венгрии от фашистской оккупации стали называть оккупацией Красной Армии, а сам праздник освобождения был отменен. Одновременно были запрещены символы международного движения – красной звезды, серпа и молота, которые запретили вместе с нацистскими символами. Мы, венгерские левые, в течение десяти лет боролись за реабилитацию наших символов, и, в итоге, выиграли дело в Страсбургском суде по правам человека.

Важно отметить, что все эти антикоммунистические акции были осуществлены во время правления либералов и социалистов. Конечно, сразу после переворота в начале девяностых годов появились организации фашистского толка – причем, многие бывшие члены таких организаций вернулись в страну и тут же включились в создание новых ультраправых структур. Однако, эти организации и сама ультраправая идеология поначалу не имели широкой базы. Она была сформирована именно в течение девяностых годов, в результате массового воспитания нового поколения, которое растили в антикоммунистическом духе.

Левые партии Венгрии пользуются поддержкой возрастных категорий населения, а молодые венгры получили образование на основании иного мировоззрения, враждебного всему левому. Богатство, стремление разбогатеть любыми возможными способами стало их главным жизненным принципом – вместо идеи братства и солидарности. Именно это новое поколение стало кадровой и электоральной базой новых фашистских партий. А процесс, который привел к этому результату, активно продолжается до сих пор. Государство передает все большее количество школ в руки церкви, где молодежь получает политически ангажированное образование, которое основывается на антикоммунизме и безусловном подчинении власти.

Вторым этапом стало укрепление и развитие движений неофашистского толка. Поначалу эти группы играли в обществе незначительную роль, но они вплотную приблизились к власти и начали налаживать связи с лидерами традиционных правых партий. На собраниях ультраправых общественных организаций появлялось все больше молодых людей, которые озвучивали националистические лозунги, жестко критикуя левые и либеральные партии. Затем они получили средства для организации различных акций. Поначалу традиционные правые партии не признали связь с этими экстремистами, но постепенно это сотрудничество стало приемлемым и привычным.

Этому способствовало банкротство политики традиционных политических сил, которые много лет обещали Венгрии улучшение уровня жизни при капитализме. Между тем, все данные статистики говорили о том, что жизнь венгров ухудшилась после капиталистической реставрации буквально по всем показателям. И чем больше становился разрыв между обещанным улучшением жизни и реальным положением дел, тем больше в этом старались обвинить так называемую коммунистическую диктатуру, которая якобы несет ответственность за трагическую бедность нашего народа. Несмотря на то, что девяносто процентов национального долга Венгрии образовалось после 90-х годов, в этом долге винили прежнюю коммунистическую власть, которая якобы могла развивать экономику только за счет внешних займов. Однако, власть винила в кризисном состоянии экономики именно коммунистов, а также, других левых. И радикально правые политические группы были необходимы буржуазии для идеологического промывания мозгов обществу, которому приготовили удобный образ врага. 7 марта венгерский парламент одобрил закон, разрешающий задержание и выдворение из страны мигрантов. Согласно новым правилам, просители убежища будут содержаться в специальных лагерях, ожидая решения властей и самостоятельно оплачивая свое содержание.

Третий этап наступления ультраправых сил начался после кризиса глобальной капиталистической системы, последовавшего после 2008 года. Суть этого процесса состояла в том, что радикально правые партии получили массовую поддержку представителей разоренного среднего класса, и, прежде всего, рабочих, которые стали жертвой безработицы и серьезно пострадали в результате экономического кризиса. В этой ситуации крупный капитал перешел к открытой поддержке правых экстремистов, видя в этом возможность стабилизировать и расширить свою власть, ослабив влияние профсоюзов и левых партий. При этом, буржуазия активно использовала ультраправых для распространения ксенофобских настроений, которые были направлены против цыган, беженцев и иностранных мигрантов – например, в ходе референдума о приеме беженцев правительство открыто использовало для пропаганды неофашистские группы.

Аналогичные процессы проходят сегодня во всей Центральной и Восточной Европе – и это крайне опасный процесс, потому что нашим странам грозит не только дальнейшее укрепление ультраправых сил, которые на некоторое время могут прийти к власти – на повестке дня стоит угроза установления фашисткой диктатуры, свергнуть которую будем потом крайне сложно. Тем, кто все еще недооценивает эту опасность, стоит изучить политическую ситуацию в Украине и Венгрии. Этот опыт показывает, что, попадая во власть, неофашистские силы становятся частью политической игры сверхдержав и могут опираться на их легитимацию и поддержку. В Украине экстремистов поддерживают Европа и США, а в Венгрии и Франции они получают содействие из России. Но мы видим, что все это ведет к одинаковым результатам.

Аттила Вайнаи

Читайте по теме: 

Матьяш БеникВенгрия: кризис и «реформы»

Володимир Чемерис.  Вирок українській демократії

Ричард СеймурСопротивление фашизму: между «рано» и «поздно»

Марианн МэкельберНастоящая борьба только начинается

Дмитрий МануильскийУкраина: легитимация фашистского дискурса

Андрей МанчукHistory repeats itself

Ґжеґож Россолінські-ЛібеСуспільство не бачить проблеми у неофашистських рухах

Андрій МовчанХвиля патріотизму

Матьяш БеникО последних событиях в Венгрии

Володимир ЧемерисАтмосфера для эскадронiв





RSSРедакціяПартнериПідтримка

2011-2014 © - ЛІВА інтернет-журнал