Лапша и мятеж в Южной КорееЛапша и мятеж в Южной КорееЛапша и мятеж в Южной Корее
Світ

Лапша и мятеж в Южной Корее

Лина Санкари
Лапша и мятеж в Южной Корее
Этот продукт быстрого приготовления считается «кладезем питательных веществ для бедняков»

17.01.2019

Невероятно, но факт – в Южной Корее самый обыкновенный пакетик лапши быстрого приготовления может стать предпосылкой к социальному взрыву. В этой стране, где так любят полуфабрикаты, развернулись профсоюзные протесты – после того, как 11 декабря 2018 года на одной из электростанций погиб молодой рабочий. И вполне вероятно, что Южная Корея, где потребление быстрозавариваемой лапши достигает самых высоких показателей в мире – 74,1 пачки на человека в год, – постепенно откажется от этого недорогого продукта, ставшего символом нестабильной занятости и эксплуатации.

Ким Йонг-Кюн, подобно многим своим соотечественникам, часто питался такой лапшой. Она была чуть ли не единственной едой, которую он мог купить на свою небольшую для Южной Кореи зарплату. После его смерти полицейские обнаружили в его рюкзаке разбитый карманный фонарик и три пакетика лапши. 24-летнего временного рабочего с неполной занятостью затянуло в угольный транспортёр, где ему отрезало голову. Никто не пришёл ему на помощь – поскольку, заботясь об экономии, руководство «Korea Western Power Company Ltd» (Kowepo) заставляет рабочих трудиться в одиночку.

Гибель молодого рабочего стала пятнадцатым трагическим случаем, который случился на этой электростанции после 2010 года. Чтобы избежать выплаты компенсации, компания Kowepo не стала заявлять о четырёх авариях со смертельным исходом. Спишут ли гибель Кима на «побочные издержки» производственного процесса? Едва ли. Сегодня этот молодой человек стал олицетворением южнокорейского рабочего класса, которому очень непросто улучшить свою жизнь в известной дороговизной стране. Ким был одним из тех 97% корейцев, которые, несмотря на все старания, не могут устроиться на государственную службу и почти утратили надежду на постоянную занятость. В стране, где доля безработных среди молодёжи достигла 9,4% (впервые с 1999 года), царит конкуренция – и тем, у кого нет диплома, рассчитывать не на что.

Ким был обладателем двух дипломов по инженерным специальностям, но ему провели всего лишь одно трёхчасовое обучение по технике безопасности – после чего отправили на смерть. И всё это за зарплату в 1300 евро без социальных пособий, на которую ему пришлось самому покупатькаску и фонарик. «Заработок «временных» рабочих не позволяет им нормально питаться. Поэтому они едят лапшу быстрого приготовления или продукты, которые покупают в автомате», – подтверждает Ли Те-Сунг, официальный представитель временных рабочих, которые трудоустраиваются на этом предприятии.

Ежегодно в Южной Корее гибнет на работе около тысячи человек. В этой стране самый высокий процент смертности на рабочем месте среди государств Организации экономического сотрудничества и развития. 76% из них составляют временные сотрудники, которых направляют на выполнение недостаточно знакомых им опасных работ. Профсоюзы заявляют о том, что экономия на рабочей силе создаёт угрозу для рабочих. Некоторые винят в этом правительство, которое не желает видеть, что происходит на предприятиях. Сам погибший Ким принимал в октябре участие в акции, организованной через социальные сети. Взяв в руки табличку с лозунгом, он добивался встречи с президентом страны Мун Чжэ Ином, который вскоре после своего избрания обещал «осушить слёзы временных работников». Ким и его единомышленники требовали отменить «несправедливые» законы и расширить трудоустройство по бессрочным трудовым договорам.

«Гибель молодого рабочего повергла наш народ в глубокую скорбь и показала истинное лицо этой компании», – заявил один из лидеров Демократической рабочей партии На До-Вон. В конце декабря левым депутатам удалось добиться принятия поправки к закону о производственной безопасности, которая получила имя погибшего Ким Йонг-Кюна и повышает степень ответственности работодателей, способствуя улучшению условий труда временных рабочих. Правые поспешили осудить этот закон, который якобы заведомо приписывает работодателям различные правонарушения и может негативно сказаться на работе компаний. Однако, Ким Ми-Соок, мать молодого человека, потребовала провести независимую экспертизу, чтобы установить обстоятельства гибели сына.

После этого случая по всей стране началось движение за запрет приёма нештатных сотрудников на опасные рабочие места. По призыву Корейской конфедерации профсоюзов (KCTU) с этой целью проводятся еженедельные собрания. Символом вспыхнувшего протеста, который активно поддерживает молодежь, стала пресловутая лапша быстрого приготовления. На скромном мемориале памяти Кима в Сеуле размещён его портрет. Здесь стоят свечи, лежат хризантемы и... такая прозаическая вещь, как миска с лапшой.

Этот продукт быстрого приготовления, цена на который колеблется от 800 до 1200 вон (от 0,62 до 0,93 евро), по словам социологов Юнг Хо Парка и Сун Вонг Парка, считается «кладезем питательных веществ для бедняков». Южнокорейская литература и кинематограф изобилуют упоминаниями о быстрозавариваемых супах и лапше, где мясо присутствует только в названии. Впервые изготовленная в Японии, лапша быстрого приготовления была завезена на Корейский полуостров в 1936 году. После войны в Корее США воспользовались возникшим у своих союзников голодом, и направили в страну излишки зерна – а правительство Южной Кореи поддержало производство этого продукта для бедных.

А в 2000-х годах, в рамках «политики солнечного света», лапша стала инструментом сотрудничества между Сеулом и Пхеньяном – тогда через границу перевозились миллионы пачек этого продукта. Руководство южнокорейских предприятий, расположенных в северокорейской совместной промышленной зоне Кэсон, организовало раздачу лапши быстрого приготовления, чтобы обойти запрет на оплату переработок северокорейским рабочим. Таким образом, южнокорейским компаниям удалось сократить расходы на заработную плату – выгода прежде всего.

Лина Санкари

L'Humanité

Читайте по теме: 

Элизабет Шобер. Корея: война с железнодорожниками

Юрий Шахин. Прекарный труд в условиях Украины

Эстер Эйзенштейн. Феминистки потогонных фабрик

Дэвид Уайтхаус. Кто сделал Корею ядерной зоной?

Дмитрий КолесникПочти рождественская история


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал