Люди эпохи прокси-войны

Люди эпохи прокси-войны


Оксана Челышева
В моей церкви мне говорят: как ты можешь общаться с атеистами и коммунистами? Легко: я общаюсь с достойными людьми, которые много делают для других людей

Тегі матеріалу: україна, освіта, близький схід, європа, війна, трудова міграція, криза, солідарність, клерікалізм
24 апреля 2017

Сегодня встретила много новых людей. Сомалиец Ахмад разговорился со мной в офисе Финского комитета защиты мира. Ему нужно было выговориться. Знаю такое: когда долго-долго ты варишь компот внутри себя из знаний, чувств, страхов и не можешь ни с кем поделиться. Ахмад через неделю едет в Сомали. Всего лишь на две недели. 

– Там опасно?

– Очень. Особенно для людей со стороны. Исламисты хотят, чтобы всё образование было под ними, и угрожают нападениями на те школы, которые откажутся подчиняться. Кто они? Оболваненная молодежь. Им головы резать проще, чем учиться. Но они тоже жертвы – потому что нашу трагедию не понять, если не знать о роли Ирана, саудитов, Египта в нашей бойне. Они воюют друг с другом, но нашими головами. А Европа, в итоге, нас боится. Так что, у нас даже не гражданская война – у нас прокси-война. Европа даже себя не понимает: иначе у них не было бы Украины.

Через два часа отправилась в город Тиккурила, где попросили рассказать об Украине. Меня переводил на финский язык палестинец, который живёт в Финляндии уже тридцать лет. 

– Когда я говорю, что я – палестинец, значит, араб. Араб? Значит, мусульманин. Палестинец, араб, мусульманин? Значит, террорист. Извините,  я – палестинец и араб, но не мусульманин. Я – католик из Рамаллы. В моей церкви мне говорят: как ты можешь общаться с атеистами и коммунистами? Легко: я общаюсь с достойными людьми, которые много делают для других людей. 

Финская женщина только что вернулась из поездки в палестинский лагерь в Ливане. Несколько человек оплачивают хорошее образование одной палестинской девочки. Сейчас ей тринадцать. Говорит, что выбрала плохое время для поездки: в лагере была война. Кого с кем? Игиловцев гонят из Сирии и Ирака, и отступая, они пытаются взять под контроль палестинские лагеря. А обычные финны – просто люди – оплачивают образование 153 палестинских детей. 

Как рассказать этим людям об Украине? Простыми словами. Замечание сомалийца Ахмада о Европе и Украине было особо ценно, потому что он ничего не знал обо мне. 

Вчера я ехала домой электричкой – соседки оказались украинками. Говорили они по-русски, но с тем самым неповторимым местечковым акцентом. Обсуждали, как им жить нелегалами в Финляндии, так что были новоприбывшими. Мне показалось, что они смотрели на ближайшее будущее с оптимизмом. На убежище они даже не надеялись – конфликта-то то в Украине официально как будто нет, да и они не были с востока страны. Ставку делали на агрокомплекс Финляндии – как минимум, до осени.

Да – а вся семья палестинского католика из Рамаллы училась в Киеве. «Знаете, СССР многим дал хорошее образование». Сейчас семья моего знакомого живёт в Иордании, и он им возит украинскую водку: знаете, с мёдом и перчиком... И гречку.

Оксана Челышева

Читайте по теме:

Андрей МанчукОгни Евросоюза

Падрино ФахмиМой путь в Европу

Бермет Борубаева«Такси на Украину»

Аннели Бунтенбах«Часто это граничит с работорговлей»

Илья КонтышевПоезд «Львов-Москва»

Артем КирпиченокВечный гастарбайтер

Дмитрий КолесникГрани заробитчанства

Георгий Эрман«Четвертая волна» украинской миграции

Іван ФранкоЕмігранти

Дмитрий КолесникStrawberry fields для «Middle class»





RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал