Одесса: оправдание и новый арестОдесса: оправдание и новый арест
Одесса: оправдание и новый арест

Одесса: оправдание и новый арест


Оксана Челышева
Я старалась посещать судебные заседания по делу на Греческой каждый раз, когда приезжала в Одессу. Они все проходили в напряженной атмосфере противостояния между свидетелями, родными погибших и подсудимых и группами радикалов

Теги матеріалу: нацизм, пам`ять, солідарність, срср-ex, україна
20.09.2017

Городской суд Черноморска оправдал всех 19 обвиняемых в событиях на Греческой площади 2 мая 2014 года. Вечером того же дня на одного из оправданных – Евгения Грищука – было совершено нападение. Он получил травму головы. У него сломано ребро. По всему телу – ссадины и ушибы. Нападавших было несколько.

По словам журналиста одесского издания Таймер Надежды Мельниченко, которая наблюдала за судебным процессом, оправданных людей вывезли из суда организованно на полицейском автобусе. Их довезли под охраной практически до Одессы и там высадили. И вот где-то на этой трассе в районе Овидиополя, Грищука догнал микроавтобус, в котором были люди, которые на него напали. Надежда рассказывает, что они не могли выйти из здания суда еще час после оглашения вердикта, потому что здание было полностью окружено активистами движений, которые считают себя патриотическими. Около шести вечера оправданных вывели через запасной выход в кольце полиции.

Этот затянувшийся на три года судебный процесс касался обвинений в гибели шести человек в районе Дерибасовской улицы и Греческой площади в самом начале трагических событий 2 мая. Я сознательно не выделяю никого из погибших как приверженцев той или иной стороны, так как они все были безоружны. Что касается тех, кого обвинили в «организации и активном участии в массовых беспорядках, которые привели к гибели людей людей на Греческой», среди них тоже никто не был вооружен. В ходе судебных слушаний в Черноморске защита доказала, что в торговый центр «Афина» их клиенты вошли не с целью его захвата, а чтобы спастись.

Все шесть погибших на Греческой площади были жертвами стрелков. Погибшие погибли от выстрелов из дробовика, пневматики и пулевого оружия. Как минимум, имя одного из стрелков давно известно: Сергей Ходияк, который был со стороны «евромайдановцев». В ходе тех же событий были ранены несколько полицейских и журналистов. В 2015 году мне довелось наблюдать за судебным заседанием в суде Малиновского района Одессы, на котором родственники погибших встали и заявили, что не имеют претензий к тем, кто сидел на скамье подсудимых, потому что знают, что среди нет убийц их сыновей – и требовали привлечь убийцу к ответу. Они также называли имя Ходияка. Убийца в это время находился на свободе.

Я старалась посещать судебные заседания по делу на Греческой каждый раз, когда приезжала в Одессу. Они все проходили в напряженной атмосфере противостояния между свидетелями, родными погибших и подсудимых и группами радикалов. Без разницы, в суде какого районы Одессы проводились судебные заседания, обстановка не менялась. Менялся только ее накал: каждый раз, когда суд должен был принять новое решение о мере пресечения, территория суда превращалась в подобие майдана.

Судей могли заблокировать внутри зала заседаний, как это случилось 30 мая 2015 года, когда активисты патриотических организаций заблокировали коллегия судей Малиновского суда Одессы, требуя сложить с себя полномочия после того, как они приняли решение отпустить под залог всех фигурантов дела, которые находились в СИЗО. И, знаете – они действительно подчинились требованиям активистов, подписали заявления об отказе рассмотрения дела и все те, кто должен был выйти под залог, остались в СИЗО. Или, например, те же активисты могли обеспечить решение судей о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей, просто повесив чучело судьи с табличкой «Он освобождает сепаратистов» около здания суда, как это произошло 16 декабря 2016 года.

Оглашения оправдательного вердикта в городском суде Черноморска сопровождалось беспрецедентными мерами безопасности. К зданию суда были стянуты серьезные силы полиции. Не обошлось без очередной попытки «праворадикальных патриотических групп» прорваться в здание суда. При этом против полицейских были использованы взрыв-пакеты и слезоточивый газ. Более 20 полицейских обратились за медицинской помощью. Никто из нападавших, впрочем, как всегда, задержан не был. Прокуратура открыла все-таки два уголовных дела в связи с беспорядками у суда. Одно из них – по статье, связанной с угрозами и насилием в отношении представителя правоохранительных органов, а второе – по факту хулиганства. Сколько времени понадобится прокуратуре для установления лиц, которые участвовали в нападениях на сотрудников полиции, покажет время. В принципе, это не должно составить особого труда, учитывая, что Сергей Стерненко, бывший лидер Одесского Правого Сектора открыто созывал активистов «на бой» через соцсети. А лица тех, кто участвовал в беспорядках, давно известны по фоторепортажам с предыдущих акций «активистов», будь то блокировка судей или устрашение участников небольших поминальных акций на Куликовом поле.

В отличие от тех, кто бился с полицией, двое из оправданных – Евгений Мефедов и Сергей Долженков – сейчас снова находятся в СИЗО. Люди, находившиеся в зале суда, рассказывают, что сразу после оглашения вердикта в зал вошли сотрудники СБУ и прокурор. Они не задерживали Долженкова и Мефедова в зале суда, но вручили им подозрение о совершении ими преступления по ч.2 статьи 110 УК Украины (посягательство на территориальную целостность Украины). При этом, сотрудники СБУ незаконно ограничивали их свободу передвижения, выводя в туалет только в своем сопровождении. Фактически они были задержаны в нарушение приговора. согласно которому они все должны были быть освобождены в зале суда. Протоколы задержания на Мефедова и Долженкова не оформлялись.

Известно, что Мефедов и Долженков были затем незаконно вывезены в Одессу, где в Киевском районном суде состоялись ночные заседания по определению меры пресечения до суда. Повестки или вызовы в суд им также не вручались. Постановления о признании их подозреваемыми были вручены сотрудниками УСБУ, которые не имели на это полномочий, так как следователями по делу являются совершенно другие люди. Мефедов заявил в суде, что ему не дали связаться с адвокатом Валентином Рыбиным, который представляет его интересы. Он отказался от бесплатного защитника и заявил, что суд нарушает его право на защиту. Все это было проигнорировано – и он, как и Долженков, отправился снова в СИЗО на 60 дней.

На этот раз обвинения базируются на эпизоде марта 2014 года, когда Мефедов и Долженков организовали автопробег Одесса-Николаев накануне дня освобождения города от немецко-фашистских оккупантов –как еще совсем недавно описывали события Второй мировой. Сейчас, по мнению прокуратуры, открывшей уголовное дело по данному факту только в 2015 году, автопробег в честь освобождения города свидетельствует о сепаратистских замыслах его организаторов.

Последний раз я приехала в Одессу с финскими коллегами. Утром 3 сентября 2017 года мы пришли к Дому Профсоюзов. Акция родных и близких должна была начаться в три часа – а мы были утром. На металлическом заборе вокруг здания были надписи, которых я не видела в предыдущие приезды: «Ванкувер с вами», «Славянск вас помнит», «Русский Львов не забыл». Некоторые куски забора были замазаны свежей краской. Накануне вечером мы встречались с несколькими родственниками фигурантов дела по Греческой. Они сказали, что всего лишь за неделю до этого, на заборе были другие надписи: «Русский шашлык».

Кроме оскорблений и угроз со стороны все тех же активистов, родственники тех, кого три с половиной года судили по делу на Греческой, или родные погибших и пострадавших в пожаре в Доме Профсоюзов, подвергаются давлению со стороны СБУ Украины. По их словам, многие из них прошли через обыски накануне таких дат, как день памяти 2 мая или все то же 9 мая. Практически все, кто был замечен в участии во встречах на международном уровне, будь то Европейский Парламент или ООН, стали объектом внимания сайта «Миротворец».

В этом году Наблюдательная Миссия ОБСЕ в Одессе пыталась содействовать переговорам между активистами «патриотических групп», организаторами акций памяти и правоохранительными органами. Одна из участниц той встречи – Виктория Мачулко – рассказала: «ОБСЕ хотели как лучше. Они хотели, чтобы траурный митинг прошел мирно. Тысячи людей пришли 2 мая на Куликово поле. Был строжайший контроль: людей сначала пропускали по десять человек через металлоискатели. Траурный митинг должен был начаться в 3 часа. Но мам погибших, которые должны были прийти на Поле отдельно, не было. А потом оказалось, что, в нарушение достигнутых накануне соглашений, их всех обманом посадили в автобус и привезли в отделение полиции, где держали просто так больше часа. Только под давлением общественности их все-таки отпустили – и мамы со своими чёрными шарами добрались до Дома Профсоюзов. К этому моменту на площади были тысячи людей, которые встретили их овациями».

Сама Виктория в траурных мероприятиях не участвовала: в это время в ее доме проходил очередной обыск СБУ.

Журналист Надежда Мельникова добавляет, что 10 апреля этого года по Одессе прокатилась волна обысков – в том числе, и у нее дома. Только в этот день обыскам подверглись более двадцати человек: все из числа тех, кто приходит на Куликово поле – или, как Надежда, освещает политические процессы в Одессе.

Оксана Челышева

Читайте по теме: 

Вячеслав АзаровОдесса: акция памяти 2 мая

Володимир ЧемерисАтмосфера для эскадронiв

Борис РудьПлохие новости для всех

Андрей Манчук2 мая. Неслучайные обстоятельства

Станіслав СергієнкоЗвикаємо до насильства

А. Украинский, А.Слободянюк. Афтепати Майдана

Дмитрий МануильскийЗаконы диктатуры

Н. Шешуряк, А. Сiгунцов«Зiгафолк» i сором дивитись у дзеркало


2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал