Рабы будущего

Рабы будущего


Дмитро Мануїльський
Войны, мода, индустрия грез, политическое шоу, наркотики – все направлено на то, чтобы не дать нам понять: утопия давно может стать реальностью

Тегі матеріалу: пам`ять, африка, філософія, азія, трудова міграція, криза, солідарність, екологія
14 января 2016

Ти думаєш – що то Комуна:
Був ринок – а буде казарма?
Ні, друже: Комуна –
                          це місто, як море, як гори,
Таке біле і таке широке.
Боїшся, що буде в Комуні сумно,
В суботу не буде церковного звону?
Ні, брате! Під дзвонів червоні пеони додому
З роботи підуть комунари.
Дівчата на лавах лузатимуть соник,
А люди – як поле пісень і пшениці.
Над ними білі крила небесних будівель,
Обличчя мов сон... чи секунди... чи птиці.
Рудокопи – поети, матроси – лірики моря.
І ти так само її шукатимеш зором,
І серце злеліє зорею – падучого птаха
Серед сотень і тисяч сліпих – для тебе
Око в око – солодким жахом.
То під величним вечірнім небом
Пізнає кожен, кого він хоче так ревно.
І, дивно, навіть – у хатці – 
                                 під самісіньким дахом,
Прочитає хтось мій розмір древній.

Майк Йогансен

Изобилие. Творчество. Свобода. Кто бы отказался жить в обществе, построенном на этих трех китах? В современном мире нас постоянно вынуждают жертвовать чем-то из этих принципов ради прочих. Творец должен быть аскетом. Изобилие требует отказа от индивидуальной свободы и принуждает к рутинному труду. Свобода одних всегда основывается на порабощении других. Все модели общественного устройства более или менее удачно комбинируют эти ограничения, оставляя неудовлетворенной извечную мечту человечества о будущем, в котором такие принципы будут воплощаться в жизнь без ограничений.

Да, история знает периоды, которые у нас задним числом принято считать «золотым веком». К примеру – классическая античность, эпоха расцвета древнегреческих полисов. Этот период оказал огромное влияние на ход развития человечества. Колыбель демократии, источник величайших произведений культуры и искусства, выдающихся достижений философской и научной мысли. Сообщество свободных граждан, объединенных общими экономическими и политическими интересами, развитых духовно и физически, активно участвующих в самоуправлении своими общинами, по праву занимает почетное место в ряду величайших культур человечества. Наверняка многие из нас хотели бы жить в подобном обществе. Разумеется, с поправкой на реалии 21-го века.

Но только не в качестве рабов.

Да, благосостояние древнегреческой культуры, как и многих других культур древности, всецело основывалось на рабском труде. Где-то положение бесправной рабочей силы было немногим лучше, где-то – тяжелее. Но в целом, удел низшего класса был совершенно незавиден: раб был вещью, смысл существования которой состоял лишь в тяжелом труде ради преумножения богатства своего хозяина и в удовлетворении его утилитарных потребностей.

Желание человека избавиться от рутинной работы, отупляющей и отнимающей силы и время для творчества и развития, кажется вполне естественным. Те, кто присваивал чужой труд, освобождая за счет этого время для творческой и интеллектуальной деятельности, создавали шедевры искусства, поэзии, музыки, продвигали науку, рождали новые философские смыслы, исследовали дальние страны и континенты – зачастую, совершая эти путешествия в поисках новых рабов. И в произведениях мечтателей-утопистов прошлого лейтмотивом звучала мысль о том, сообщество свободных творческих личностей, живущих в изобилии, и есть единственно достойная форма существования человека.

Однако, еще со времен Платона, классовый интерес обычно брал вверх над мечтаниями о всеобщем благе. Мыслители – как правило, выходцы из высших социальных слоев общества – задавались вопросом: если все люди будут творить, то кто тогда будет чистить унитазы?

Надо сказать, что еще несколько веков назад обычный ватерклозет был королевской роскошью – в буквальном смысле этого слова. Прогресс не стоит на месте, и немыслимые еще совсем недавно вещи являются для нас обыденными, повседневными мелочами, которые естественным образом присутствуют в жизни любого современного человека. То, что раньше требовало создания гигантских предприятий, скоординированного труда множества людей, которых систематически принуждали к однообразному, зачастую опасному и подрывающему здоровье труду, сейчас доступно энтузиастам-одиночкам, производящим высокотехнологичную продукцию в гаражах и подвалах. Информационные технологии и доступность знаний открыли широчайшие возможности для ведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских сетевыми сообществами, что уже нашло свое воплощение в создании Open Source платформ для операционных систем, программ, электроники, транспорта и многих других направлений научно-технической, хозяйственной, экономической деятельности. Технологии нашего века создают непредставимые ранее возможности для творчества и развития, обеспечивая фантастическую производительность труда, перекладывая всю рутинную работу на роботов и автоматические комплексы, оставляя за человеком лишь необходимость в их обслуживании и программировании – что, впрочем, скоро также станет излишним благодаря развитию систем искусственного интеллекта.

На самом деле, производство материальных благ с помощью современных технологий давно уже достигло того уровня, когда их более чем достаточно для удовлетворения разумных потребностей всего населения планеты. Тем не менее, абсолютное большинство людей и сегодня принуждается к труду с помощью самого страшного из видов шантажа – угрозой нищеты и голодной смерти для себя и своих близких. Причем, этот труд – например, труд женщин на «потогонных» ткацких фабриках Юго-Восточной Азии или труд детей на африканских рудниках – зачастую совершенно архаичен и не имеет никакого отношения к современным технологиям. Во многих местах на планете до сих пор царят голод и эпидемии, люди лишены самого необходимого, на фоне сверхпотребления так называемых развитых стран. Невообразимые ресурсы тратятся на войны, борьбу за рынки и пропаганду – притом, что огромные массы людей деградируют и впадают в варварство из-за отсутствия нормального образования и возможностей для развития. В погоне за прибылью люди превращают планету в зараженную помойку, чтобы тут же потратить эту прибыль на бесплодные попытки хоть как-то скомпенсировать свое влияние изуродованную природу, которая мстит им экологическими проблемами. Несомненно, наблюдающий человечество со стороны разум пришел бы к выводу, что жители этой планеты страдают эпидемией умственного расстройства.

Что же мешает нам жить так, как жили древние греки – гармонично и творчески, – только без института рабства, на равных условиях для всех членов общества? Почему мы не можем себе этого позволить – при всем нашем технологическом могуществе и научных достижениях, немыслимых в античную эпоху?

Наш мир вырос из индустриальной эпохи, в которой производство материальных благ было возможно лишь при условии принуждения к труду представителей угнетенных классов. Причем труд этот должен был быть высокоорганизованным, узкоспециализированным, в рамках иерархических репрессивных структур, отчуждающих результат труда от самого работника. Из этой эпохи мы вынесли бюрократические элиты, управляющие нашим обществом с помощью экономического шантажа, пропаганды и насилия, которые по своей природе антагонистичны свободе и самоопределению – уже в силу источника их власти, которым является капитал. На определенном этапе они сыграли прогрессивную роль – но времена изменились. Все больше людей понимают бессмысленность и самоубийственность погони за бесконечным потреблением. Огромные массы безработных не видят для себя никаких перспектив в мире, где автоматика работает лучше, быстрее и дешевле. Измотанные потогонной системой и нищетой люди отправляются на заработки в чужие страны, бегут в села пытаясь выжить за счет натурального хозяйства, либо просто опускаются и сходят с ума – а «излишки» рабочей силы уничтожает война. И это притом, что все необходимое для полноценной, счастливой жизни находится под боком у каждого.

Да, жить с сохой и при свечах в 21 веке – это не выход. Но это и не нужно. Труд, средства производства, энергия, материалы – при уже существующих технологиях даже небольшое сообщество людей вполне может обеспечить себя этим самостоятельно, в свободной не-рыночной кооперации с другими подобными сообществами. И залогом процветания этого сообщества будут роботизованные производственные технологии.

Я говорю о своеобразной системе полисов, в которых тяжелым физическим трудом будут заняты автоматы и роботизированные комплексы. И это отнюдь не фантастика – даже сейчас, при нынешнем уровне развития технологий. Современные 3D-принтеры  позволяют за небольшим исключением воспроизводить себя, могут производить инструменты и механизмы, и все это стремительно совершенствуется. Многие промышленные роботы уже давно функционируют по принципу 3D печати, и потенциальные возможности этих технологий поистине безграничны. Сырье для их работы скоро можно будет брать на любой помойке. Питать это будут источники альтернативной энергии, напечатанные на тех же принтерах, а роботизированные фермы, бесперебойно поставляющие еду уже стали реальностью – пускай пока на уровне экспериментов в отдельных странах. Коллективные Open Source модели позволяют разрабатывать передовые технологии и продукты, не требуя никаких инвестиций, кроме труда и знаний – что активно эксплуатируется всемирно известными компаниями, такими как  Apple, Google, Tesla и другими. Все, что останется для человека – это создавать и  совершенствовать новые технологии, занимаясь свободным творчеством.

Жить в изобилии, быть свободным от экономического диктата и свободно творить – разумеется, такая общественная модель является кошмаром для нынешних социальных элит. Ведь она лишает правящий класс рычагов контроля. Именно поэтому образование масс сводится к воспитанию орды безграмотных потребителей, полностью зависимых от производителей айфонов и гамбургеров, а общественная жизнь напоминает схватку обитателей дурдома за право считать собственную шизофрению единственно верной в отдельно взятой  регистратуре. Войны, мода, индустрия грез, политическое шоу, наркотики и алкоголь – все направлено на то, чтобы не дать человеку оглядеться вокруг и понять, что утопия давно может стать реальностью, если он осознает необходимость за это бороться.

Конечно, до поры до времени такого человека можно заставить подчиняться силой. Однако, сеть свободных коммун – можно использовать любое другое слово, но мне представляется наиболее органичным и естественным именно такой уклад для сообщества, где все в изобилии и отсутствует принуждение – сможет отстоять свою независимость, а затем и полностью победить своего врага. Ведь их будут защищать не организованные в «добровольческие» батальоны наемники и не принудительно мобилизованные государством на защиту чуждых им интересов призывники, а люди, которые сознательно строят свое будущее.

Описанная картина пока что скорее напоминает фантастическую зарисовку, а не реальную жизнь. И отчасти это так – не все, о чем мы говорим и мечтаем, реализуемо на современном уровне развития технологий, многие из которых пока еще недоступны для массового использования. Но нужно понимать – при современных темпах прогресса все это может стать реальностью в считанные годы. И закладывать основу для будущих полисов нужно уже сейчас – тем более, что даже теперь такая кооперация способна обеспечить более высокий уровень жизни, чем у большинства наших сограждан.

Мы приступаем к созданию нашего полиса и будем рады видеть всех вас в числе свободных граждан этого нового «роботовладельческого» общества.

Дмитрий Мануильский

Читайте по теме: 

Андрей МанчукКолыбель демократии

Нина Пауэр. Каким будет мир без работы?

Майк ЙогансенКомуна

Артем КирпиченокНужны ли нам Господа?

Алекс Вильямс, Ник ШрничекАкселерационистский манифест

Бхаскар Санкара. Футурама. Маркс для ХХI-го века

Андрей МанчукСтив Джобс. Последняя надежда

Андреа Кущевски. «Технологическое неповиновение»

Письмо признательности от богатого человека

Бен ХильерМир согласно Джине Райнхарт

Славой ЖижекКто такой Джон Галт?

Ха-Джун Чан. Миф о «толпе бездельников»

Брайан МаккенаМаркс, Макдональдс и… вампиры





RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал