Цена хлопкаЦена хлопкаЦена хлопка
Світ

Цена хлопка

Равіна Улах
Цена хлопка
«Все граждане Узбекистана должны исполнять «хашар» - «национальный долг» - именно так правительство называет сбор урожая хлопка

01.11.2013

Осенью в Узбекистане начинается сбор урожая хлопка – период, которого многие здесь боятся просто до ужаса. Сафарбой Каримов как-то теплым октябрьским вечером был на общественном собрании в узбекском Каракалпакстане. И там государственные чиновники стали его публично оскорблять за то, что он собирает недостаточно хлопка. Один из чиновников заявил, что если Сафарбой не может выполнять норму, то лучше ему вообще повеситься. Вскоре Сафарбой – отец четверых детей – покончил жизнь самоубийством – его нашли повешенным на дереве….

А еще раньше – 15-го сентября – погиб шестилетний Амирбек Рахматов – он задохнулся, заваленный грудами хлопка в Бухарской области. Амирбек не пошел в тот злополучный день в школу – вместо этого он вышел на хлопковые поля, чтобы помочь своей матери, «мобилизованной» правительственными структурами на уборку урожая. Пока мать собирала белые и пушистые хлопковые шарики, ребенок залез в кузов грузовика и там заснул. Рабочие не заметили мальчика и завалили его хлопком – тело обнаружили уже только на пункте приема хлопка. Стив Свердлов, представитель правозащитной организации Human Rights Watch по Средней Азии, слышал обо всех этих инцидентах: «Как ни трагично, но такое весьма часто происходит – это распространенное явление». В Узбекистане, как он утверждает, широко используется рабский труд – около двух миллионов человек (в том числе детей) каждый год в сезон сбора урожая хлопка вынуждены работать либо задаром, либо за «за гроши». «Подобного мы больше нигде в мире не наблюдаем – говорит Свердлов – давление на людей оказывается очень сильное и избежать привлечения на уборку хлопка крайне сложно».

Большая часть собранного хлопка – около 70% урожая – идет в Китай и Бангладеш – обе страны являются крупнейшими экспортерами продукции швейной промышленности. «Хотя более 130 брэндов, выпускающих одежду, заявили, что не используют узбекский хлопок, но покупатели все же не могут быть до конца уверены относительно того, что некоторые товары швейной промышленности (постельное белье, полотенца или футболки) не запятнаны рабским трудом» – говорит Мэтт Фишер-Дэйли, организатор «Хлопковой кампании» - коалиции активистов рабочих и правозащитных движений. «Ситуацию в этом отношении можно сдвинуть с мертвой точки, если спрашивать владельцев брэндов и розничных продавцов: откуда хлопок? Дайте им понять, что не будете покупать товары, если не знаете, откуда материалы, из которых они изготовлены».

Национальный долг

Узбекистан – бывшая советская республика – среднеазиатская страна с засушливым климатом и без выхода к морю. Ислам Каримов, которому уже 75 лет, является ее президентом с 1990-го года. Он три раза подряд побеждал на выборах, которые многие считают сфальсифицированными. Узбекистан Каримова имеет дурную славу страны, где применяют пытки, где происходит силовое подавление несогласных и преследование правозащитников. Узбекистан располагает значительными запасами золота, урана и природного газа. Однако дурная слава Узбекистана связана, прежде всего, с хлопком. Эта страна занимает пятое место в мире по объему производства хлопка, получая в среднем около одного миллиарда долларов в год от экспорта хлопка в Китай, Турцию, Россию, страны Евросоюза и Бангладеш.

В этом году – в период сбора урожая с сентября по ноябрь Узбекистан, как ожидается, соберет 3,35 миллиона тонн хлопка. И граждан Узбекистана опять будут насильно выгонять на сбор урожая – как это регулярно происходит здесь с 1991-го года. Все узбеки должны исполнять «хашар» - «национальный долг» - именно так правительство называет участие граждан в сборе урожая хлопка. Власти Узбекистана заставляют всех работников государственного сектора (учителей, врачей, медсестер), а также наименее защищенные слои населения (в том числе школьников) выходить на хлопковые поля. Им угрожают физическим насилием, потерей работы, лишением социальных благ и даже пенсий в случае отказа. В качестве метода запугивания всех прочих используется также тактика публичного унижения. Те, кто «не мобилизован» на поля (в основном это частные предприниматели) должны оказывать помощь иного рода – предоставлять бензин или автобусы. В этот период школы и государственные учреждения могут закрываться на несколько месяцев – говорит Патрисия Юревич, директор Responsible Sourcing Network – сети наблюдателей за процессом хлопкового производства.

Сборщики урожая проживают в грязных бараках, где зачастую нет даже питьевой воды. Они пропускают работу или школу. Многие теряют сознание, стараясь выполнить норму, и получают за это либо сущие «гроши» (около 1 доллара в день), либо вообще ничего. Многие работают на полях до полуночи, а затем снова выходят на уборку хлопка в пять утра. Фермеров заставляют выращивать хлопок, и если они не выполняют нормы, то их могут согнать с земли – утверждает Патрисия Юревич.

Фишер-Дэйли, бывший в прошлом году в Узбекистане как раз во время сбора урожая, также отмечает, что «система принудительного труда там глубоко укоренена. Мы видели, как государственные чиновники (местного и областного уровня) словесно оскорбляли и унижали фермеров и студентов». В докладе Международной Организации по Иммиграции (IOM) говорится, что 27% граждан Узбекистана являются трудовыми мигрантами – они «уезжают в другие страны в поисках работы, поскольку не в состоянии содержать свои семьи» - говорит Фишер-Дэйли. Над теми же, кто остается постоянно висит угроза наказания за невыполнение нормы – их могут и избить, и арестовать. Иногда дело доходит и до гибели людей.

Свердлов был директором ташкентского отделения организации Human Rights Watch, пока правительство Узбекистана не закрыло его в 2010-м. Он говорит, что был одним из последних сотрудников неправительственных организаций, изгнанных правительством из страны. Сейчас он проживает в соседней стране и пытается получить информацию о положении дел в Узбекистане, но это не так-то и легко. «Мы составляем свои доклады на основании телефонных разговоров с активистами и видеоматериалов». В опубликованном в январе этого года докладе организации отмечался такой факт, как распространенное применение принудительного труда. «Сложно составить общую статистику, сколько именно человек погибает в год на сборе урожая – у нас есть только разрозненные случаи» - говорит Свердлов. «Есть предсмертные записки, оставленные теми, кто покончил жизнь самоубийством; есть данные об отдельных инцидентах на хлопковых полях; есть факты смерти от истощения». Родственники погибших, как правило, запуганы: «Они знают, что за ними следят; знают, что всё ими сказанное фиксируется».

Свердлов вспоминает о случае с Надиром Н., студентом университета, которые погиб от того, что его переехал трактор, когда он поздно вечером уходил с поля. Хотя обстоятельства его гибели не совсем ясны, но свидетели утверждают, что он был в тот момент крайне изможден после работы». «Как прекратить подобную практику? Возможно, при помощи организации международного давления - говорит Свердлов – или, если такие страны, как Китай и Бангладеш прекратят покупать узбекский хлопок». Более 130 международных брэндов и компаний розничной торговли (в том числе Gap Inc., Ikea, Lululemon Athletica Inc., Walmart) уверяют, что не используют узбекский хлопок, что уже свидетельствует о важности самой проблемы. Компании Loblaw и Hudson Bay не приняли обязательства не использовать узбекский хлопок, однако даже то, что некоторые компании его подписали, еще не означает, что в их продукции этот хлопок действительно не используется – проследить путь хлопка от поля до швейной фабрики не так-то легко. В Бангладеш и Китай хлопок из Узбекистана в основном попадает по морю. Затем он попадает на текстильные фабрики, затем идет на покраску, а уже затем на швейные фабрики, где используется при изготовлении вязаных изделий, полотенец, хлопчатобумажной ткани, вельвета и иных видов продукции. Свердлов утверждает, что неправительственные организации работают с отдельными брэндами и отслеживают всю цепь поставщиков хлопка в Бангладеш, чтобы определить: попадает ли узбекский хлопок в швейные изделия.

Один из способов, при помощи которого розничные продавцы могут гарантировать, что узбекского хлопка нет в их товарах – это проверка всех юридических документов в каждом из звеньев цепи поставщиков – говорит Фишер-Дэйли. И это вполне осуществимо. Некоторые из компаний розничной торговли, например, голландская C&A, обязались проверять происхождение всех заказываемых тканей. Другие компании разорвали отношения с поставщиками, использующими узбекский хлопок. Пару месяцев назад, когда просочилась информация о том, что Бангладеш подписал соглашение с Узбекистаном о закупке трети всего узбекского хлопка, целая группа ассоциаций продавцов товаров швейной промышленности Канады и США составили требование к имеющей огромное влияние в Бангладеш «Ассоциации производителей и экспортеров товаров швейной промышленности» – они потребовали предоставить им информацию относительно того, каким образом Ассоциация производителей и экспортеров Бангладеш действует, чтобы «гарантировать, что при производстве хлопка действительно не использовался принудительный или детский труд, соблюдения чего требует подписанный ранее «Меморандум взаимопонимания» (MOU)». Еще ранее крупные североамериканские и европейские компании (в том числе Walmart и J.C. Penney) призвали бойкотировать товары швейной промышленности из Бангладеш, если в них будет использоваться узбекский хлопок, хотя узнать, действительно ли он используется, им будет крайне тяжело.

Экологическая катастрофа

Правительство Узбекистана в своей погоне за прибылью способствовало также практическому полному высыханию бессточного Аральского моря. Еще 50 лет назад Аральское море, находящееся между северным Узбекистаном и южным Казахстаном, простиралось на 68000 квадратных километров, и было окружено еще и целой сетью мелких озер и болот. Это было четвертое в мире по величине соленое озеро. Сейчас же от него осталось лишь 15%. Ооновская программа по Защите Окружающей Среды называет это одним из наибольших бедствий XX-го века. И высыхание Аральского моря было вызвано именно человеческим фактором. Хлопок требует полива – на производство каждого килограмма хлопка в Узбекистане необходимо потратить 2000 литров воды.

В недавно опубликованном докладе британской неправительственной организации Environmental Justice Foundation «Белое золото: подлинная цена хлопка» как раз и исследуются причины гибели Аральского моря. Вода в Аральское море поступала (раньше) из двух рек – Амударьи и Сырдарьи, истоки которых находятся в горах на границе Афганистана и Таджикистана, откуда затем реки текут в долины Узбекистана. Однако страны Средней Азии, в особенности Узбекистан, отбирают 80% воды, поэтому до Аральского моря практически ничего не доходит. В настоящее время Узбекистан потребляет 56% всех водных ресурсов в регионе – преимущественно на орошение хлопковых полей, хотя, как заявляют представители Environmental Justice Foundation, около 60% воды, отбираемой из рек, вообще не доходит до полей из-за пришедшей в негодность системы оросительных каналов и труб. Вследствие гибели Аральского моря обнажилось дно – сотни квадратных километров (площадью около 6 миллионов футбольных полей), покрытых засохшей грязью, слоем соли и пестицидов. «За хлопок приходится платить огромную цену, в том числе приходится жертвовать Аральским морем» - говорит Мириам Даймонд, профессор географии и прикладной химии университета Торонто. Она утверждает, что Аральское море уже погибло. Однако производство хлопка в Узбекистане по-прежнему продолжается.

Равина Улах

Toronto Star

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме: 

Фарух Кузиев. Забытая страна

Ашок Кумар. Цена «брэндовой» куртки

Бермет Борубаева. Такси на Украину

Андрей МанчукПлощадь Ынтымак

Алексей ПортновКазахский шибболет

Кенжегали СуйеуовСтреляли «в целях безопасности»

Сергей КиричукКризис солидарности

Аннели Бунтенбах«Часто это граничит с работорговлей»

Пит Паттиссон, Джейсон Бурк, Ник КоэнРабы футбола

 

 



Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал