Арабская революция – 60 лет спустяАрабская революция – 60 лет спустя
Арабская революция – 60 лет спустя

Арабская революция – 60 лет спустя


Артем Кирпиченок
Противостояние порожденных арабскими революциями светских режимов с феодально-клерикальными монархиями закончилось убедительным экономическим и политическим триумфом последних

Теги матеріалу: європа, імперіалізм, африка, близький схід, кирпиченок, лібералізм, пам`ять, політики, расизм, срср-ex, сша
06.11.2016

Начало ноября 1956 года запомнилось современникам не только кровавыми событиями в Венгрии, но и драматическими событиями на Ближнем Востоке, которые похоронили репутацию двух империй, изрядно подпортили имидж «единственной демократии на Ближнем Востоке» и стали толчком череды революций, которые казалось бы открыли новую эпоху для арабского мира.

На этот раз старушка Клио изволила выбрать полем битвы Египет – страну с заслуживающим уважение историческим портфолио, которая в XIX столетие снова вернулась на авансцену мировой политики. Египетский правитель Мухаммед-Али провел одну из самых эффективных модернизаций своего времени, превратив сонную провинцию Османской империи, во влиятельную региональную силу с современной армией и флотом. В стране были открыты школы и училища, где молодые египтяне стали получать европейское образование, заработали мануфактуры и верфи, изготовлявшие вооружения для национальных вооруженных сил, на смену архаичным институтам пришла современная демократия. Но Египту не удалось предвосхитить успеха Японии и Турции. Приемники Мухаммеда-Али оказались слабыми и коррумпированными правителями, а древняя земля пирамид оказалась в центре интересов великих европейских держав. В 1882 году Египет был захвачен Великобританией, и на последующие 70 лет оказался под прямым или косвенным владычеством британской короны.

Сегодняшних восточноевропейцев, мечтающих оказаться под мягкой рукой белого человека, возможно, удивит тот факт, что десятилетия просвещенного английского правления не укоренили на берегах Нила «хабес корпус», парламентскую демократию, процветающую рыночную экономику и свободную прессу. Колониализм почему-то смог достичь этих успехов только в Италии, Германии и Японии, которые, в общем-то, и до 1945 года считались передовыми державами. На практике, британская модернизация Египта не выходила за границы «немецкой слободы» в Каире и Александрии. Остальная территория страны была превращена англичанам в огромную хлопковую плантацию. Традиционная, «косвенная» модель колониального правления британцев предусматривала опору на самые архаичные политические и клерикальные институты. Череда марионеточных египетских хедивов и королей являла собой феерическую галерею дегенератов,  развлекавшихся коллекционированием порнографии и поглощением шампанского в невиданных для мусульманской страны размерах.

Середина XX столетия стала для британского владычества в Египте моментом истинны. Мировая революция 1917-1922 года не обошла собой и улицы египетских городов. Восстание 1919 года заставило Лондон предоставить Каиру формальную независимость, но де факто все решения египетских министров утверждались в Англии, а страна была оккупирована британскими войсками. Исход второй мировой войны делегитимизировал тогдашние традиционные европейские ценности – колониализм и расизм, а также заставил народы зависимых стран требовать для себя ту же свободу, которую французы, бельгийцы и голландцы вернули себе в 1945 году. А не слишком удачная для Египта война с Израилем в 1948 году навела египтян на мысли о том, что зависимость от Британии ничего не дает и в плане безопасности страны.

В 1952 году последний египетский король Фарук был свергнут в результате военного переворота организованного группой «Свободные офицеры». Путчисты не были агентами Кремля. Заговорщики всего лишь на всего стремились модернизировать Египет и превратить страну в независимую региональную державу.  Для модернизации требовались кредиты. Для достижения реальной независимости был необходим вывод британских войск, расположенных в зоне Суэцкого канала. Но оказалось, что эти требования оказались чрезмерными для Великобритании, Франции и США.

Суэцкий канал считался «яремной веной» Британской империи. 38 тысяч английских солдат несли службу на его берегах. Зона канала была самой большой военной базой мира – с казармами, больницами, мастерскими, аэродромами и сетью железных дорог. Треть проходивших через канал кораблей были британскими. Требования передать канал Египту вызвало истерику престарелого лорда Черчилля, кричавшего премьер-министру Идену: «Скажите им, что если мы еще увидим их дерзости, то натравим на них евреев и загоним их в канаву!». Естественно, не о каких кредитах на модернизацию Египта не могло быть и речи – а под давлением Лондона, в деньгах египтянам отказал и Вашингтон.

На протяжении последующих лет отношения Египта и империалистических стран катились вниз по наклонной. В  Каире, по результатам борьбы в египетском руководстве, власть захватил полковник Абдель Гамаль Насер, которого «свободная» пресса быстро окрестила «Красным Фараоном» и «Гитлером на Ниле». Сегодня мы конечно уже привыкли к «Гитлеру в Багдаде», «Гитлеру в Белграде», «Гитлеру в Дамаске» и «Гитлеру в Кремле», но тогда это еще было  новинкой – особенно пикантной, поскольку ее продвигали те же самые люди, кто в 1938 году призывал дружить с Гитлером в Мюнхене. В свою очередь, Насер закупил оружие у Чехословакии, выступил с критикой ближневосточного НАТО – Багдадского пакта, и 26 июля 1956 года объявил о национализации Суэцкого канала.    

Для правителей агонизирующей Британской империи национализация канала стала Casus Bella – поводом для войны. Уже 2 августа 1956 года британский кабинет одобрил план операции по свержению Насера и оккупации канала. 22 октября 1956 во французском местечке Севр состоялась тайная встреча министров иностранных дел и обороны Англии и Франции с израильским премьер-министром Бен-Гурионом и начальником генштаба Моше Даяном.  Французский режим был недоволен той поддержкой, которой Каир оказывал инсургентам в Алжире. Израиль после войны 1948 года считал свою территориальную экспансию незавершенной и вынашивал планы «войны продолжения», которая расширит его границы.

Обличители пакта Риббентроп-Молотов полагают, что тайные сговоры по разделу миру являются уделом «тоталитарных» держав – но 48 часовые переговоры в Севре закончились подписанием классического секретного протокола. Согласно плану союзников, Израиль должен был атаковать Египет под предлогом защиты своей территории. В 1954-1956 году граница в районе сектора Газы стала полем столкновением израильских и палестинских диверсионных групп. В свою очередь, Англия и Франция должны были немедленно оккупировать зону Суэца – под предлогом «защиты канала и необходимостью разделения враждующих сторон». В награду, «обрезанные члены» коалиции (как за глаза называли израильтян расистски и юдофобски настроенные партнеры) получали Синайский полуостров. Об этом Бен-Гурион доложил на заседание правительства по возвращению из Франции.  Миролюбивые израильтяне также требовали передать им территорию Ливана вплоть до реки Литани и Западный берег реки Иордана, но Париж и Лондон посчитали эти претензии чрезмерными. Англо-французская компания получила кодовое название «Мушкетер».    

В качестве лирического отступления отметим, что фиксацией Сервского пакта на бумаге мы обязаны именно главе Израиля. Бен-Гурион открыто заявил англо-французским союзникам, что те собираются «использовать его страну в качестве проститутки», а затем бросить на произвол судьбы – когда весь мир обвинит Тель-Авив в агрессии. Старый  политик был абсолютно прав в своих подозрениях. Равного партнерства для Израиля не предусматривалось. Но в итоге, несмотря на сопротивление английского премьер-министра Энтони Идена, Сервский пакт был зафиксирован на бумаге – и Израиль впервые в своей истории стал официальным союзником великих держав.  

Военные действия начались 29 октября 1956 года, хотя еще за день до этого ВВС Израиля перехватили и сбили самолет с высшими египетскими офицерами, летевшими на родину после переговоров в Сирии. Хотя Египет был застигнут врасплох, и его войска еще не начали перевооружение на новую чехословацкую технику, отдельные египетские части отчаянно защищались. Озлобленные израильские парашютисты расстреливали пленных, на охрану которых не хотелось выделять солдат. 31 октября в бой вступили и основные англо-французские силы. Все было кончено к 5 ноября, когда англо-французский десант взял Порт-Саид, а силы ЦАХАЛа вышли к Шарм-аль-Шейху. Ликующий Давид Бен-Гурион объявил Синайскую компанию «величайшей и славнейшей в истории израильского народа» и провозгласил создание «Третьего Израильского царства».

К несчастью для англо-франко-израильской коалиции, мировое общественное мнение, которое несколько устало от «Третьих Римов» и «Третьих Рейхов», восприняло возникновение «Третьего Царства» без должной благосклонности. Для стран третьего мира тройственная агрессия стала опасным рецидивом колониализма – с их точки зрения, новых Гитлеров следовало искать не на Ниле, а на Темзе, Сене и Ярконе.  Советский Союз и США восприняли англо-британскую самодеятельность как покушение на их прерогативы «мировых полицейских». С точки зрения Хрущева и Эйзенхауэра, эпоха, когда английские и французские канонерки  вершили судьбы мира, давно прошла – для этого приведением избранны более достойные державы. Поэтому, после серии тонких намеков со стороны Москвы и Вашингтона, англичане, израильтяне и французы были вынуждены покинуть территорию Египта не солоно хлебавши.  

Обычно Суэцкий кризис подается финальным аккордом в истории упадка английской и французской колониальных империй. Действительно, после 1956 года Лондон и Париж становятся младшими партнерами США, а их сферы влияния съеживаются до нескольких стран Персидского залива и государств Западной Африки. Но куда большее влияние, события вокруг канала оказали на сам Ближневосточный регион. После неудачной интервенции насеровский Египет решительно порвал с Западным блоком и сблизился с Советским Союзом. В последующие годы череда революций потрясла и другие арабские страны. Одна за другой покатились в сточную канаву короны Ирака, Ливии, Йемена. Восстания и перевороты потрясли Сирию, Ливан и Иорданию. Арабские революции 1950-1960-х годов носили незавершенный характер и чаще всего завершались установлением военных бонапартистских режимов – но вслед за ними следовали аграрные реформы, эмансипация женщин, введения всеобщего образования, индустриализация.  

Сегодня, спустя 60 лет после кризиса 1956 года, Ближний Восток вернулся к изначальной точке. Суэцкий канал снова находится в сфере влияния Империи – но правда не английской, а американской. «Иден был прав!», – ликовали в 2003 году британские газеты, когда американско-английская коалиция отправилась свергать «Гитлера в Багдаде». Многолетнее противостояние порожденных арабскими революциями светских режимов с феодально-клерикальными монархиями, которые сохранили власть на Аравийском полуострове, закончилось убедительным экономическим и политическим триумфом последних. Причем, по иронии судьбы, мировые СМИ, по вполне понятным причинам, старательно пытались предать этому процессу видимость прогрессивно-демократических преобразований. Хотя после 2011 года преобладание распространившегося на Ближний Восток ваххабитского абсолютизма по своей безоговорочности сравнимо только с победой либерального капитализма, последовавшей после 1989 года.

И все же, Суэцкий кризис является примером того, что силы реакции не всесильны. Возвращение Европы в XIX век, которых на наших глазах происходит в начале нынешнего века, и погружение Ближнего Востока в Средневековье не могут продолжаться до бесконечности. Согласно логике двигающейся по спирали истории, новому-старому порядку будут бросать вызовы – и не всегда это будет заканчиваться провалом.

Артем Кирпиченок

Читайте по теме:

Андрей Манчук«На Тахрире все по-настоящему»

Шеймас МилнСила и слабость глобальных протестов

Иммануил ВаллерстайнЛевые и беспорядки в Египте

Андрей МанчукПочему Майдан – не Таксим

Самех Нагиб. Будьте готовы менять мир

Третья египетская волна

Кристина Бочьялини, Айман Эль-Газви. Фабрика

Андрэ Влчек. Тьма египетская

Лори Пенни. С плакатами и электрошокерами – против сексизма

Артем Кирпиченок. Преодолеть египетский Тильзит

Дмитрий Колесник. Почти рождественская история

Майссун СуккериЕгипет: между двумя площадями

Али КадриНеолиберальная пролетаризация в арабском мире

Джумана ЮнисЕгипетские рабочие защищают революцию

Иммануил ВаллерстайнПротиворечия арабской весны

Дмитрий Колесник«Египетский Ноябрь. Бойня на Тахрире»


2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал