Кристина Киршнер и «аргентинское чудо»Кристина Киршнер и «аргентинское чудо»Кристина Киршнер и «аргентинское чудо»
Економіка

Кристина Киршнер и «аргентинское чудо»

Марк Вайсброт
Кристина Киршнер и «аргентинское чудо»
Сейчас особенно важно изучать опыт Аргентины и ее экономическую политику последних девяти лет – учитывая всяческие мифы, которыми ныне оправдывается политика США, большинства европейских и других стран, начатая со времен экономического кризиса и глобальной рецессии

31.10.2011

Кристина Фернандес де Киршнер, как ожидается, будет переизбрана на пост президента Аргентины – несмотря на явную враждебность к ней со стороны медиа и многих из наиболее влиятельных магнатов страны. (По результатам выборов Кристина Киршнер получила 53% голосов избирателей – прим. перев.). Пора, следовательно, задаться вопросом: почему за нее голосуют?

Ответ: благодаря экономической политике. С тех пор как Аргентина девять лет назад объявила дефолт с 95 миллиардами внешнего долга и отказалась от услуг МВФ – экономика страны начала выздоравливать. За период с 2002 по 2011 годы (учитывая также прогнозы МВФ на конец нынешнего года) рост реального ВВП Аргентины достиг 94%. Теперь Аргентина – страна с самым быстрым экономическим темпом роста в западном полушарии, вдвое превышающим, например, темпы роста Бразилии, которая также за последнее время совершила гигантский экономический скачок. Поскольку Кристина Киршнер, а также ее покойный супруг (и предшественник на посту президента) управляли страной на протяжении восьми из этих девяти лет, не удивительно, что избиратели вознаградили ее новым президентским сроком.

Блага экономического роста не всегда достигают низов общества – но в данном случае, Аргентине удалось значительно снизить уровень бедности. Количество бедняков с 2002-го (года наибольшего обнищания населения) сократилось на 2/3, а занятость населения поднялась до рекордного уровня. Расходы на социальную сферу возросли втрое. В 2009-м правительство реализовало программу денежной помощи детям страны, охватывавшую домохозяйства с 3,5 миллионами детей. Вероятно, это наиболее крупномасштабная из подобных программ в Латинской Америке – конечно, учитывая уровень национального дохода.

За этот же период в Аргентине был значительно сокращен уровень имущественного неравенства, что весьма необычно для быстрорастущих экономик (а также и для растущих медленно – как, допустим, США, где последние десять лет неравенство лишь возрастало). В 2001-м доходы 95% аргентинцев были в 32 раза ниже доходов остальных 5%. В прошлом году эта разница сократилась почти наполовину – теперь доходы 5% лишь в 17 раз превышают доходы остальных граждан.

Но я уже предвижу критические комментарии – будут раздаваться возгласы о возросшем уровне инфляции, который по некоторым оценкам балансирует ныне где-то между 20 и 25%. Да, это достаточно высокий уровень, и, вероятнее всего, ближайшие месяцы и годы инфляция будет расти – тогда как девять лет назад она была значительно ниже. Но при этом важно не забывать, что именно реальный доход (корригируемый с уровнем инфляции), уровень занятости и распределение доходов среди населения определяют жизненные стандарты. Если уровень инфляции высок, но ваш доход повышается быстрее роста инфляции, то ваше материальное положение все же лучше, чем при низком уровне инфляции, но когда ваши доходы не поспевают за темпом инфляции, или у вас вообще нет работы.

Сейчас особенно важно изучать опыт Аргентины и ее экономическую политику последних девяти лет – учитывая всяческие мифы, которыми ныне оправдывается политика США, большинства европейских и других стран, начатая со времен экономического кризиса и глобальной рецессии 2008-09 г.

Теория, которую популяризовал бывший главный экономист МВФ Кен Рогофф и Кармен Рейнхарт, гласит, что после рецессии, вызванной финансовым кризисом, должны предприниматься весьма болезненные и длительные меры по выздоровлению экономики. Эту теорию охотно приемлют в различных экономических докладах, ее используют в качестве оправдания для действий правительств – либо попросту некомпетентных, либо работающих на какие-либо заинтересованные силы. Ссылками на данную теорию пытаются отмежеваться от обвинений в том, что за долгие годы у власти правительства так и не смогли справиться с высоким уровнем безработицы и экономической стагнацией.

Аргентина же своим примером как раз опровергает данную теорию. Аргентинский финансовый кризис 2001-2002 был «прародителем нынешних финансовых кризисов». Тогда в Аргентине произошел настоящий коллапс банковской системы. Но после того как страна объявила дефолт и освободилась от долгового бремени в конце 2001-го – уже через три месяца начался значительный подъем экономики. За последующие три года по национальному доходу страна вернулась на докризисный уровень.

Если теперь взглянуть на самые слабые экономики еврозоны: Грецию, Португалию, Испанию и Ирландию, то трудно вообще сказать, вернутся ли они когда-нибудь к нормальному уровню занятости – особенно если будут и далее следовать проциклической (усиливающей циклические колебания) политике, навязанной европейскими структурами: Еврокомиссией, Европейским Центробанком и МВФ. Экономика Аргентины быстро восстановилась, поскольку страна освободилась не только от несносного долгового бремени, но также и от деструктивной политики, навязываемой кредиторами и их союзниками.

В частности, Греции – экономика которой испытывает падение на 5% в год, пока страна ждет от европейских институций реструктуризации своего долга. Следует понять, что гораздо выгоднее идти по аргентинскому пути. Аргентина на практике доказала, что этот метод – работает.

Guardian

Перевод Дмитрия Колесника


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал