Миром правит Любовь?

Миром правит Любовь?


Лідія Міхєєва
Спиритуализм, индивидуализм, и никакого революционного посыла. После этого фильма хочется пойти погладить котенка, а не освободить таких же фабрикатов

Тегі матеріалу: лібералізм, рецензія, кіно, міхєєва
15 ноября 2012

Я абсолютно не согласна с Алексеем Блюминовым, который считает, что фильм «Облачный атлас» – это антикапиталистическое кино. Ведь левизну можно при желании рассмотреть практически в любом мало-мальски затрагивающем тему свободы и угнетения фильме. «Вчитать» ее туда.

Высказывание получилось размазанным, «за все хорошее и против всего плохого». Фильм всячески приветствует разные формы эмансипации (свободу рабам, геям, «биофабрикатам», пожилым людям, свободу от последствий экологического загрязнения и т.д.). И каждый раз эмансипация показана как личный выбор индивида, одиночки, которая по большому счету, даже в случае фабриката Сонми, проповедующего для масс по радио, не приводит к революции, к изменению жизни многих.

«Все взаимосвязано», мы обречены на вечное повторение, на вырождение, на деградацию цивилизации к крайним, убогим формам капитализма, включающим сегрегацию и экплуатацию труда специально выведенных в пробирке недолюдей-рабов – этим и заканчивается фильм. Но финал, тем не менее, пафосно экзальтирован – герои всех новелл отвоевывают себе маленький островок личной свободы: кто-то решил не эксплуатировать африканских рабов на плантации (самая слабая линия в фильме...), кто-то погиб за право знать рассказать другим, что в обществе будущего есть рабы-фабрикаты, кто-то, блин, сбежал из дома престарелых…

Это очень мило, но, простите, если вы называете это левым антикапиталистическим искусством, то покажите, где здесь исторический материализм Маркса. Ведь он, в том числе, заявляет необходимость изменения общественного бытия (а не только свое личное индивидуальное сознания – мол, вот не буду я больше рабов эксплуатировать), а это под силу сплоченным группам людей.

Этот же фильм проникнут гламурно-розовенькой гегельянщиной (саморазвитие абсолютного духа в обратную сторону, к полному трындецу) – но, при этом, миром правит любовь (то есть то, что миром правит исключительно Любовь и не что иное, не противоречит той крайней форме упадка, в которой мы его застаем в «будущем»), и при этом любое сопротивление – это только личное сопротивление, укладывающееся в некий непреложный и неведомый отдельному человеку скрытый закон мироздания. 

Кстати, а что это за фигура Дьявола, в новелле с Томом Хэнксом – дикарем из будущего? То есть, у нас уже естьи всепронзающая весь мир Любовь, и Дьявол-соблазнитель, нашептывающий греховные мысли? Побойтесь Бога, какой тут Маркс, какая левизна?

Самая важная новелла – о био-рабыне Сонми, которая осознала свое плачевное положение в классовой структуре общества будущего. Она заканчивается весьма бодряще. Самопожертвование ради «правды», «свободы» – это классно, мимишно, и совершенно бесполезно. Но, конечно, подвиг Сонми будет жить в веках.

Итого: спиритуализм, индивидуализм, и никакого революционного посыла. После этого фильма хочется пойти погладить котенка, а не освободить таких же фабрикатов (ведь недолюди-фабрикаты – это не будущее, а сегодняшний день), которые в Пакистане на подпольном заводике впахивают круглые сутки на тарелку похлебки. 

Кроме того, в фильме упоминаются два автора – Солженицын (неоднократно) и Кастанеда. Не чувствуете, что что-то тут немножечко не то? 

Да. Братья и сёстры Вачовски вряд ли еще снимут что-то лучше «Матрицы». Это был великий фильм, трезвый и бесконечно печальный. И тоже абсолютно не революционный – но хотя бы честный, без розовых соплей про Солженицына. Свобода – это не индивидуальное состояние. Да, надо по капле выдавливать из себя раба, во всех смыслах этого слова. Но пока рядом с тобой рабы – ты не свободен. Свобода – это исключительно социальное понятие. Нельзя быть свободным среди фабрикатов. Поэтому искусству нужен марксизм – а не эти релятивистские кивки в его сторону.

В этом фильме меня смущает ровно то же самое, что и в последнем слове девушек из Пусси Райот. Ты считаешь себя революционным художником, тебя осудят и ты гарантированно сядешь. Тебе дали слово – так говори четко и внятно. На тебя смотрит весь мир, ты это заработал. Говори. Но нет, все три революционерки начинают мямлить, растягивать свои школьные сочинения о справедливости во всем мире на тридцать минут. Блаблабла. Даже если бы они повторили в суде свой лозунг «Богородица, Путина прогони» – это было бы более умно и действенно, чем их блеяние. 

То же самое с «Облачным атласом». У режиссеров и продюсера нашелся бюджет – большой толстый бюджет. Если бы они вдруг радикально полевели, донести свои идеи можно было бы просто – например, развив новеллу о Сонми, из чего вполне мог бы получится сравнимый с «Матрицей» фильм. Но нет, мы начинаем снимать сразу про все на свете, теряя общий пафос, ясность мысли и всякие ориентиры.

Значит ли это, что они просто не смогли? Вачовски с Тыковером – не смогли? Вряд ли. Просто не хотели. Они делали коммерческое зрелищное кино, и не могли не привить к нему немного (самую малость) целительного пафоса (для забуксовавшего в клише жанра блокбастера) индивидуальной эмансипации. Именно это, а не революция для масс, составляет сердцевину фильма. Но, разумеется, миром правит Любовь. 

Это радует. А смотреть фильм необязательно.

Лидия Михеева





RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал