Наш человек в Нью-ЙоркеНаш человек в Нью-Йорке
Наш человек в Нью-Йорке

Наш человек в Нью-Йорке


Сергій Кулик
Спросите, почему такая любовь к Джанкою? Так и быть, я вам рассскажу

Теги матеріалу: occupy, відео, музика, пам`ять, постать, срср-ex, сша, україна
02.02.2015

На этой фотографии из нашей газеты, которая в апреле 1964-го называлась "Заря коммунизма", а сейчас именуется "Заря Присивашья", изображен Пит Сигер  легенда американского левого фолка. Тогда, полвека назад, сразу после выступления в концертном зале имени Чайковского, он дал концерт специально для сотрудников редакции джанкойской газеты и местной типографии.

Спросите, почему такая любовь к Джанкою? Еще в середине тридцатых в Нью-Йорке Сигер услышал написанную на идиш песню, которая родилась в двадцатые годы, когда на джанкойской земле было организовано множество еврейских коммун. Пит увидел эту песню в сборнике американской фольклористки и левой активистки Рут Рубин, перевел её на английский, и песенка "Hey! Zhankoye!" постоянно присутствовала в его репертуаре.



"...И, тем не менее, он выкроил время, чтобы посетить наш город, именем которого названа одна из любимейших его песен. Американский гость говорит, что он остался очень доволен знакомством с Джанкоем, напомнившим ему расположенный вблизи Нью-Йорка маленький город, в котором он живет с семьей. Пит Сигер был восхищен тем, что город, который сильно разрушили гитлеровцы, восстановлен и, судя по тому, как много здесь делается для благоустройства, в ближайшие годы станет еще краше» – писала "Заря коммунизма". 
Сигер исполнил тогда под банджо несколько популярных музыкальных произведений – песню о Джанкое, американскую песенку о человеке, который любит участвовать в соревнованиях на автомашинах, шуточную шотландскую народную песню. Песню «Полюшко-поле» он пел вместе со всеми присутствовавшими на встрече. А затем звучала афроамериканская антивоенная песня «Давайте больше не будем изучать войну». 


Перед отъездом американский певец вместе с супругой и детьми побывал в цехах Джанкойской типографии. «Это современная фабрика,  передает его слова «Заря коммунизма».  Замечательно, что здесь хорошие условия для труда, много света и цветов». Одна из работниц наборного цеха отлила на линотипе две строки со словами «Джанкой» и «Пит Сигер», и растроганный гость пообещал хранить этот сувенир всю свою жизнь.

«Заря коммунизма» и после посвящала легенде американского фольклора свои публикации. Через шесть лет, в апреле 1970 года, на писала: «за минувшие годы джанкойцы внимательно следили за прогрессивной деятельностью американского певца. В частности, восхищались его мужеством в дни похода бедняков на Вашингтон в 1968 году. Тогда Пит Сигер решительно примкнул к участникам этого похода. Сейчас Сигеру пятьдесят лет. Малиновая рубашка с открытым воротом, строгий темно-серый свитер, грубые рабочие ботинки и неизменные спутники певца – банджо, гитара и флейта. Американская реакция не может простить Сигеру в первую очередь то, что почти каждая народная песня из его репертуара указывает на жгучие проблемы современной Америки… Пит поет уже более тридцати лет, но любовь слушателей не оставляет его».


Последующие десятилетия Пит Сигер оставался верным себе – своим творчеством он боролся против расовой дискриминации, «грязной войны» во Вьетнаме, в начале нулевых выступал против вторжения в Ирак, участвовал в кампаниях защитников окружающей среды. В январе 2009-го герой американского фолка выступал на инаугурации Барака Обамы, причем песня Сигера «This Land Is Your Land» закрывала праздничный концерт. «Когда я пожал руку Обаме,  вспоминал Пит,  тот сказал, что слушал мои записи с четырех лет. Мои пластинки Бараку ставила его мама».

А вскоре после инаугурации состоялась одна из творческих встреч Сигера с почитателями его таланта в каминном зале яхт-клуба «Beacon Sloop Club» в пригороде Нью-Йорка: «во время встречи в яхт-клубе все было как обычно. Сигер, которому в мае стукнет 90, травил истории из жизни бывалого фолк-рокера, прикидывался глуховатым, однако затем взял в руки банджо и заставил зрителей разучивать новые песни вместе с ним». Его подругу Джоан Баэз, певица и автор песен, исполняющая музыку в стилях фолк и кантри, заявила тогда: «победа Обамы вдохновила меня, и я все время повторяю: «Да, мы это сделали!». «Вы представляете, она сказала мне, что больше незачем протестовать,  рассмеялся Сигер. – Нет уж, моя дорогая. У нас с тобой все только начинается!».


И уже вскоре певец-бунтарь принимал участие в акциях Occupy Wall Street, участники которой протестовали против махинаций финансовой элиты и требовали кардинальных изменений в кризисной американской экономике.

Когда-то давным-давно, еще на заре своей творческой карьеры, Пит Сигер сказал: «я буду петь о ваших заботах, братья и сестры всех цветов кожи, до тех пор, пока дышу». И человек, который любил Джанкой, сдержал свое обещание.

Сергей Кулик

As men fort kine Sevastopol 
Iz nit veit fun Simferopol 
Dortin iz a stantzi faran 
Ver darf zuchen niye glikken 
S'iz a stanziye an antikel 
In Zhankoye, Dzhan, dzan, dzhan 

Chorus 
Hey Zhan hey Zhankoye 
Hey Zhanvili, hey Zhankoye 
Hey Zhankoye, Dzhan, Dzhan, Dzhan 

Hey Zhan hey Zhankoye 
Hey Zhanvili, hey Zhankoye 
Hey Zhankoye, Dzhan, Dzhan, Dzhan 
Enfert Yidden af mine Kashe 
Vi'z mine brider, v'iz Abrashe 
S'gayt ba im der traktor vi a bahn 
Di mime Layre ba der kosilke 
Bayle ba der molotilke 
In Zhankoye, Dzhan, Dzhan, Dzhan 

Repeat Chorus 

Ver zogt az Yidden kene nit handlen 
Essen fette yoich mit mandlen 
Nor nit zine kine arbitsman? 
Doss kenen zogen nor di sonim 
Yidden shpite zay on in ponim 
Tit a kik af Dzhan, Dzhan, Dzhan 

-------------------------------
When you go from Sevastopol 
On the way to Simferopol 
Just you go a little farther down 

Theres a little railroad depot 
Known quite well by all the people 
Called Zhankoye 
Dzhan, Dzhan, Dzha, 

Chorus 
Hey Zhan hey Zhankoye 
Hey Zhanvili, hey Zhankoye 
Hey Zhankoye, Dzhan, Dzhan, Dzhan 

Hey Zhan hey Zhankoye 
Hey Zhanvili, hey Zhankoye 
Hey Zhankoye, Dzhan, Dzhan, Dzhan 

Now if you look for paradise 
Youll see it there before your eyes 
Stop your search and go no farther on 

There we have a collective farm 
All run by husky Jewish arms 
At Zhankoye, Dzhan, Dzhan, Dzhan 

Aunt Natasha drives the tractor 
Grandma runs the cream extractor 
While we work, we all can sing our songs 

Who says Jews cannot be farmers 
Spit in his eye who would so harm us 
Say Zhankoye, Dzhan, Dzhan, Dzhan 


2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал