Украина: цена рынкаУкраина: цена рынкаУкраина: цена рынка
Життя

Украина: цена рынка

Андрій Манчук
Украина: цена рынка
Количество трудовых мигрантов из Украины, нелегально или полулегально работающих в Европейском Союзе или в России, составляет от четырех до семи миллионов человек – в этом смысле наша страна вполне может соревноваться с Мексикой и другими странами Мезоамерики.

24.05.2011

В январе 2010 года, накануне президентских выборов, на заседании Совета безопасности и обороны, президент Виктор Ющенко официально озвучил данные депопуляции в Украине начиная с 1991 года – когда страна провозгласила свою независимость. Она потеряла за это время шесть миллионов человек. Численность населения Украины уже сократилась с 52 до 46 миллионов, и продолжает сокращаться с каждым месяцем и каждым годом.

Конечно, это заниженные цифры. На самом деле, нас еще меньше. Некоторые области Украины – например, Черниговская, теряют в год количество людей, сравнимое с населением целого района. Количество трудовых мигрантов из Украины, нелегально или полулегально работающих в Европейском Союзе или в России, составляет от четырех до семи миллионов человек – в этом смысле наша страна вполне может соревноваться с Мексикой и другими странами Мезоамерики. Помимо этого, в стране существует внутренняя миграция из провинции в сравнительно благополучную столицу – Киев.

Такова реальная, осязаемая цена курса неолиберальных реформ, который был выбран двадцать лет назад, после рыночной реставрации – когда верхушка советской партийной номенклатуры решила, что быть миллионерами гораздо лучше, чем партработниками. И поняла, что в условиях рынка ей вовсе не обязательно делиться доходами и политической властью с центральным правительством в Москве – где проходили тогда те же общественные процессы. 

Это грустная история о прекрасной стране. Я пишу ее в Житомире – небольшом областном центре, старом городе в центре покрытого лесами региона, пострадавшего от Чернобыльской аварии. Вокруг него немало умирающих сел, где осталось жить всего несколько человек – как правило, стариков. Согласно все той же беспощадной статистике, страна потеряла за эти годы не менее трехсот вымерших населенных пунктов. Маленькое село, из которого происходит семья моего отца, потеряло за эти двадцать лет половину своего населения. Колхоз был разрушен здесь, как везде – и поля, где в моем детстве выращивали лен и пшеницу, заросли деревьями. А коровники и свинарники превратились в бетонные руины – которые можно видеть повсюду в Украине. Оставшись без работы, люди спиваются, выезжают на заработки, умирают от отсутствия квалифицированной медицинской помощи – так как медобслуживание в стране де-факто является платным. Или вырезают под корень лес – последнее, на чем здесь можно заработать какие-то деньги, продавая его мебельным фабрикам Евросоюза.

Большинство житомирских заводов также превратились в руины. Деиндустриализация – еще одна плата за рыночный поворот Украины – произошла здесь в таких масштабах, которые вызывают у меня в памяти строки из «Вскрытых вен Латинской Америки» Эдуардо Галеано. Фактически, наша страна представляет собой сейчас гигантский рынок сбыта для производства транснациональных корпораций. Экспортные отрасли Украины, доставшиеся ей в наследство от СССР – металлургическая и химическая промышленность – приватизированы олигархами. Они не заботятся об экономическом и социальном развитии страны, выжимая всю прибыль из заводов – построенных государством и грабительски захваченных в девяностые годы, когда новые буржуа за бесценок скупили все, что могло давать прибыль. Высокотехнологичные предприятия – в первую очередь, центры машиностроения – обанкротились и были разобраны на металлолом, либо еле сводят концы с концами. А работавшие на них специалисты эмигрировали, или занялись торговлей на вещевых рынках. Неолиберальные реформы и сегодня идут полным ходом: здесь, в Житомире, сделали платными все лифты в жилых домах – абсолютно бесплатные в советское время. А власти города напрямую берут сейчас 15-миллионный грант-кредит «Европейского банка реконструкции и развития» (гигантские деньги для этого нищего региона) под условие вдвое повысить коммунальные тарифы для местных жителей.

Экономический базис неолиберального капитализма сформировал реакционную идеологическую надстройку. Новый правящий класс – сплав высшей партийной номенклатуры с криминальным бизнесом девяностых – остро нуждался в идеологии, которая обосновала бы его исторические права на господство в стране. Идеологический вакуум заполнили националистические концепции. Бывшие работники ЦК КПСС, цвет придворной интеллигенции советских времен, моментально изменили своим прежним идейным позициям, став адептами украинского национализма. Это создало предпосылки для глубокого внутреннего кризиса в Украине – мультикультурной двуязычной стране, сформировавшейся в составе бывшего СССР.

Советская власть, которая сразу после революции эмансипировала угнетенный при царизме украинский язык, допустила затем крен в сторону русификации Украины. В то же время, русский язык в течение ста-двести лет доминировал во многих регионах страны, и является родным для миллионов этнических украинцев. Сегодня это двуязычная страна, где русский язык, преобладающий в половине регионов страны и в ее столице, имеет статус языка национального меньшинства. Сталкивая между собою жителей украиноязычного Запада и русскоязычного Востока, разжигая русофобию, отражением которой является имперская украинофобия российского правительства, буржуазия Украины обеспечивает свое господство над одураченными двумя национализмами массами.

Официозная историография все эти годы занималась глорификацией украинских националистических формирований времен Второй мировой войны. Эти организации, идеологией которых являлась местная разновидность европейского фашизма, активно коллаборировали с нацистской Германией, организовали геноцид польского населения в Западной Украине и убийства граждан, сочувствовавших коммунистическому режиму.  В то же время, сталинский террор тридцатых годов привел к многочисленным жертвам в Украине – где, в том числе, погибло целое поколение украинских коммунистов.

Все последние годы Украина была полем борьбы мировой империи США и периферийной империи капиталистической России. В эпоху президента Виктора Ющенко США имели огромное влияние на украинскую политику – так что американский посол публично вручал дипломы выпускникам академии национальной спецслужбы (степень этого унижения наверняка поймут в Латинской Америке). В то время, когда в странах Америки проходили массовые протесты против визита Буша, он был почетным гостем украинского правительства. США использовали Украину в качестве важного инструмента в политике давления на Россию – однако новые украинские власти взяли курс на сотрудничество с режимом Медведева-Путина, открыв страну для экспансии российских корпораций.  

Конечно, это только короткий скучный рассказ об истории огромной страны, превышающей по своей территории Францию, где живут красивые и дружелюбные люди. Конечно, здесь много достопримечательностей и прекрасных мест – от Карпатских гор на Западе, до бесконечных степей на Востоке и Юге, от удивительного по красоте Крымского полуострова в Черном море, до живописных берегов реки Днепр, разделяющей страну на две половины. Впрочем, об этом можно прочесть в туристических буклетах и на рекламных сайтах. Однако, там не расскажут, что жители восточноукраинских шахтерских поселков, разоренных после развала СССР, вырывают в земле норы, чтобы добывать уголь архаическими средневековыми методами. Там не напишут, что в Западной Украине выросло целое поколение детей, живущих без родителей, нелегально работающих на заработках в Евросоюзе. Никто не расскажет вам о сотнях тысячах украинок, выехавших в бордели разных стран мира по данным международной организации «Ла Страда». Данные пандемии «социальных болезней» туберкулеза и ВИЧ-СПИД – самой масштабной во всей Европе – стыдливо опускаются в справочниках, вместе с информацией о массовой наркомании. Ведь наркотики служат для многих единственным выходом в воображаемый мир, куда пытаются сбежать от реальной безысходности и нищеты. В Украине не любят говорить о катастрофическом падении уровня образования на украинском и русском (который, фактически, выжили из множества украинских школ), и о том, что большинство книжных магазинов превратились сейчас в офисы и бутики. И уж точно вам не расскажут о бизнесе на радиоактивном металле и лесе из Чернобыльской зоны отчуждения. Чтобы узнать об этом, надо поехать в мертвый город Припять, где сохранились все черты советской эпохи. Город без Макдональдса, казино, биржи, борделей и банков – но с библиотеками, театрами, школами, спортивными объектами и кассами «Аэрофлота».

Нужно признать – украинское общество только начинает осознавать глубину пропасти, в которую оно катится все последние годы. В позднесоветскую эпоху массы во многом утратили навыки самоорганизации и солидарной борьбы за свои права – партийная верхушка привычно решала все за этих людей. С другой стороны, новая украинская буржуазия сделала все, чтобы, с помощью пропаганды дискредитировать левую идеологию среди населения Украины. Вместо объективного анализа советского прошлого, который смог бы разделить достижения и провалы этой эпохи, новый режим занимается демонизацией всего, что как-либо связано с советским опытом. Критикуя старые сталинские преступления, власть пыталась отвлечь внимание от социального геноцида, который осуществляется здесь прямо сейчас. Эта антикоммунистическая пропаганда способствует развитию националистических и нацистских групп, которые стараются использовать социальную риторику. Они все более агрессивно действуют сейчас в Украине, где популярны ксенофобские настроения. Таким образом, правящие элиты отводят от себя социальное недовольство одураченных масс, перенаправляя их гнев в сторону «чужих».

Так называемая «оранжевая революция» в 2004 году, которая привела на пост президента Виктора Ющенко, на самом деле была рокировкой внутри элит. Группа правых политиков и олигархов, при активной поддержке Евросоюза и США, сместили своих конкурентов руками одураченных обещаниями масс. После массовой эйфории Майдана страна погрузилась в глубокую апатию – так как социальные противоречия только обострились после победы «оранжевого» режима, на фоне роста националистической конфронтации в обществе.     

Левое движение Украины с трудом возрождается спустя двадцать лет после развала СССР. Официозная парламентская Компартия Украины является придатком капиталистического режима, а мелкие группы левых и анархистов не могут преодолеть пустопорожних сектантских разногласий даже перед лицом социальной катастрофы в стране, на фоне быстрого развития нацистского движения. Несколько лет назад в Украине предприняли попытку создания Организации Марксистов – объединенной левой организации, с позитивной платформой, направленной против фашизма и капитализма, куда вступили левые активисты с разными идейными взглядами. Был создан институт «Новая Демократия» – свободная площадка для всех левых, анархистов, профсоюзных и социальных активистов. Украинские левые активно участвовали в самых резонансных акциях протеста рабочих за последние годы – на Херсонском машиностроительном заводе и Полтавском ГОКе. Но эти акции подтвердили разрозненность и слабость движения. Сегодня в Украине проходит трудный процесс – попытка создания широкого фронта против фашизма и неолиберальной политики, с участием всех заинтересованных в этой борьбе людей.

Ответственность за судьбу Украины лежит на всех нас.

http://desinformemonos.org/

Перевод на испанский Олега Ясинского


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал