«Вторая волна» возвращается«Вторая волна» возвращается«Вторая волна» возвращается
Економіка

«Вторая волна» возвращается

Рабкор.Ру
«Вторая волна» возвращается
Проблема неустойчивости рынков, проявившаяся в 2008-2009 годах, сменилась проблемой государственных долгов и падающего спроса. В центре мирового внимания Западная Европа, где восстановление потерь банков от кризиса привело к перегрузке национальных бюджетов. Греция и Португалия - лишь первые вестники ...

Теги матеріалу: європа, криза, срср-ex, сша
31.05.2011

Проблема неустойчивости рынков, проявившаяся в 2008-2009 годах, сменилась проблемой государственных долгов и падающего спроса. В центре мирового внимания Западная Европа, где восстановление потерь банков от кризиса привело к перегрузке национальных бюджетов. Греция и Португалия - лишь первые вестники общеевропейского кризиса государственных финансов. Но сам он - только отражение никуда не исчезнувших проблем в экономике.

«Вторая волна» вновь маячит на горизонте. Внезапно произошедшее в начале мая падение цены углеводородов на 10 долларов за баррель не вызвано публикацией некой статистики. Ситуация в мировой экономике остается ясной давно: все игроки понимают спекулятивный характер бума на сырьевых и фондовых рынках. Эти рынки проигнорировали катастрофу в Японии и оставили без внимания произошедшее во второй половине 2010 года падение уровня жизни на планете. Даже первые арабские революции не остановили роста, хотя были «перезрелым» - политическим сигналом, говорящим о том, что экономика в старом виде не работает так, как это изображают государственные чиновники и либеральные эксперты.

Восстановление глобального хозяйства «после кризиса 2008 года» остается не более чем искусственной стабилизацией. «Вторая волна», рыночное падение аналогичное случившемуся во второй половине 2008 года - начале 2009 года, угрожает мировой экономике постоянно. Эта угроза то отодвигается мерами финансовых властей, то возвращается снова. Но иных вариантов нет: не существует такой возможности хода экономического развития, при котором нового рыночного удара можно было бы избежать. «Вторая волна» появилась на горизонте весной 2010 года, когда падение рынков не породило краха спекуляций.Оно стало паузой в их развитии. Последовавший за весенней заминкой ценовой рост был уже неотделим от развернувшихся с лета спекуляций продовольствием.

Дорожающее продовольствие знаменовало приход новой фазы мирового кризиса. Колоссальная долларовая эмиссия и концентрация денежных средств в руках крупнейших банков, наконец, привели к ценовым последствиям на потребительском рынке. Вместо инвестирования в производство банки направили капиталы на спекуляции. По мере того, как реальные доходы трудящихся планеты сокращались, продовольствие становилось все более интересным товаром. При этом после коррекции рынков весной 2010 года игрокам стало понятно, что если нефть и металлы могут подешеветь по причине сокращения потребления, то продовольствие все равно будет востребованным.

Неурожай 2010 года оказался благодетелем спекулянтов. Получаемую от правительств помощь они смогли надежно разместить на рынке продуктов экономичного класса, круп, растительного масла и картофеля. Последовавшая затем встревоженная реакция правительств на «наблюдаемый рост цен» была не более чем фарсом. Правительства сделали все возможное, чтобы сделать реальностью высокую потребительскую инфляцию. Они были и остаются виновниками происходящего. Власти Евросоюза недавно «обеспокоившиеся ростом инфляции» не менее циничны, чем чиновники Соединенных Штатов, арабских стран, Китая или России.

Удорожание продуктов питания является таким же результатом борьбы с кризисом в экономике по неолиберальным рецептам, как и накопление государственных долгов. Вдвойне цинично то, что власти всюду пытаются возложить на трудящиеся классы обязанность оплачивать казенные долги, сделанные для субсидирования частных корпораций.

Параллельно с долговым кризисом в 2011 году набирает силу кризис финансовой накачки частного сектора. Рост цен на продукты питания оказался источником политической нестабильности. Даже там, где нет пока народных волнений и революций, у правительств появляется всё больше нерешенных проблем. Но как вести борьбу со спекуляциями, если это лишает выгоды тех, ради кого проводится вся государственная политика? В России невиданный дефицит бензина вынудил премьер-министра признать факт сговора корпораций. В Европейском Союзе ускорение инфляции обернулось смехотворными выводами о том, что для борьбы с ценами может понадобиться поднять ставку рефинансирования - это самое «страшное» оружие, какое есть у неолибералов против инфляции. Сталкиваясь с системным кризисом своей антикризисной политики, правительства нигде не осмеливаются признать, что для изменения ситуации необходимо нечто большее, нежели частные меры.

Итог нескольких лет неолиберальной борьбы с кризисом состоит в провале избранной политики «оздоровления экономики». Антикризисные меры, как и предсказывали в Институте глобализации и социальных движений, не только провалились, но стратегически усугубили ситуацию, запутали её, добавили к старым противоречиям новые и переложили груз финансового кризиса (и будущих дефолтов) с плеч банкиров на плечи налогоплательщиков. Кризис возвращается, и он возвращается не из прошлого, как ранее побежденное зло. Он возвращается из тени, где был укрыт от многих глаз демагогическими речами политиков и словоблудием экспертов.

«Вторая волна», о которой так мало хотели думать либеральные борцы с кризисом, вновь встает на горизонте. Несмотря на начинающуюся уже панику, юг Европы, скорее всего, финансово устоит в 2011 году. Но надолго ли? Ведь ни одна проблема не будет решена, они будут лишь накапливаться. И что случится с другими странами? В каком положении окажутся десятки экономик периферии? Как развернутся события в России? Даже если майское падение цен на нефтяном рынке останется лишь временной коррекцией, рынок «дешевого» продовольствия застрахован от падения. А это значит, что людям придется или платить больше или есть меньше. Вернее, им предстоит и то, и другое сразу. Обнищание населения планеты делает спекуляции зерном выгодным делом, превращая крупных рыночных игроков в силу непосредственно заинтересованную в неурожае, голоде и других народных бедствиях.

Нестабильность в мировой экономике отныне подпитывается политикой жесткой экономии, повсюду проводимой за счет наемных работников. Падение уровня жизни трудящихся происходит на всех континентах. Растущие цены на продовольствие и все менее справляющиеся с долгами правительства порождают всеобщую нервозность. В России под влиянием проблем вызванных кризисом распался тандем Путина и Медведева. Бюрократия раскалывается на осторожных чиновников-практиков и радикально настроенных либералов, уверенных, что старые рецепты не срабатывают только из-за мягкости и непоследовательности власти. Зато общественное мнение все больше проникается пониманием того, что борьба с кризисом оказалась в тупике. К тому же ресурсы, необходимые для продолжения нынешнего курса - на исходе. И в России, и в Мире. Арабский Восток показал, что кое-где их уже не осталось совсем.

Кризис вошел в фазу непредсказуемых последствий, провалов, крахов и катастроф, порождаемых ни чем иным, как самой же антикризисной политикой, проводимой по неолиберальным рецептам. Сейчас уже не важно произойдет ли обвал в ближайшие полтора-два месяца или рынки временно устоят перед соблазном покатиться вниз со спекулятивных вершин. В любом случае повторить стабилизации, достигнутую в 2009-2010 годах не удастся. Оптимистические прогнозы восстановления мирового хозяйства в очередной раз оказались ложью. Кризис уже победил экономистов. Очередь за политиками.


2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал