Лишь горящая церковь светитЛишь горящая церковь светитЛишь горящая церковь светит
Аналіз

Лишь горящая церковь светит

Славой Жижек
Лишь горящая церковь светит
Именно св. Павел дал на удивление правильное определение освободительной борьбы: «Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной»

03.11.2011

Почему теология вновь становится объектом интереса радикальной политики? Интерес к ней вызван отнюдь не желанием божественного «большого другого», как гарантии конечного успеха всех наших усилий. Наоборот, теология становится неким символом нашей радикальной свободы – без какого-либо «большого другого», на которого можно было бы положиться.

Федор Достоевский знал о том, что бог наделяет нас свободой и ответственностью. Что он отнюдь не добрый учитель, ведущий нас безопасным путем. Наоборот, он напоминает нам, что все целиком в наших руках.

Здесь мы сталкиваемся с богом из старого анекдота о большевиках, где коммунист-пропагандист после смерти попадает в ад – но вскоре ему удается убедить охрану отпустить его в рай.

Когда же дьявол замечает отсутствие пропагандиста, он идет к богу, требуя, чтобы тот вернул в ад принадлежащее сатане. Но как только он обращается к богу: «Господь», тот сразу перебивает его словами: «Во-первых, не господь, а товарищ. Во-вторых, ты что веришь во все эти сказки? Меня же не существует. В-третьих, давай покороче – а то я опаздываю на партсобрание».

Именно такого рода бог нужен настоящим левым: бог, который полностью вочеловечился – наш товарищ, распятый вместе с двумя отверженными; бог, который не только «не существует», но и сам об этом прекрасно знает, признавая собственное небытие и всецело предаваясь любви, соединяющей воедино всех членов Духа Святого (партии или эмансипативного коллектива).

Католицизм часто называют компромиссом между «чистым» христианством и язычеством – но что же тогда в сущности можно определить как христианство? Протестантство? Нет. Нужно шагнуть дальше: по сути, единственным настоящим христианством, до конца приемлющим все следствия того события, что легло в его же основу (смерть бога) – является атеизм.

Испанский анархист Буанавентура Дурутти говорил: «Лишь горящая церковь светит». И он был прав, хотя и не в том антиклерикальном смысле данной фразы, который изначально в нее вкладывал. Религия лишь с помощью самоотрицания приходит к собственной же истине.

В работе «Интеллектуальный зверь опасен» Бертольт Брехт утверждает: «Зверь – это нечто сильное, ужасное, деструктивное, в самом этом слове слышится нечто варварское.

Но ключевой вопрос, по сути, заключается в следующем: как нам самим стать зверьми – такими зверьми, которые вызывали бы страх у фашистов?»

Брехт в данном случае совершенно четко определяет позитивную задачу. Это уже не традиционные причитания левых на тему о том, как могли немцы – столь культурная нация – стать нацистским зверьем. «Нам следует понять, что добро тоже должно быть способно причинять вред – причинять вред жестокости и дикости». Лишь тогда мы способны будем понять различия между восточной мудростью и христианской эмансипативной логикой.

Восточная или буддистская логика признает первоначальную пустоту или хаос в качестве основополагающей реальности – и, как ни парадоксально это звучит, именно поэтому отдает предпочтение органическому социальному порядку, где каждый элемент находится на своем месте. В самой же сущности христианства лежит совершенно иная идея: деструктивное отрицание не заканчивается в хаотической пустоте, а возвращается (и самоорганизуется) в новом порядке, навязывая его реальности.

По этой же причине христианство – это антимудрость. Мудрость говорит нам, что все наши усилия тщетны, что все, в конце концов, заканчивается хаосом, тогда как христианство с безумной настойчивостью требует невозможного. Любовь, особенно христианская – это, по сути своей, не есть мудрость. Поэтому-то св. Павел и сказал: «Я уничтожу мудрость мудрых» («Sapientiam sapientum perdam», как это звучит на латыни).

В данном случае термин «мудрость» следует понимать буквально: мудрость (в смысле «реалистичного» приятия существующего положения вещей), вызов которой бросает св. Павел, мудростью-то как раз и не является. Если говорить о существующем социальном порядке, это значит, что подлинная христианская традиция отвергает мудрость, гласящую, что нынешний иерархический порядок – это, якобы, наша судьба, а все попытки нарушить его и создать иной эгалитарный порядок, закончатся лишь кошмаром разрушения.

Агапэ, как любовь политическая, подразумевает безусловную, эгалитарную любовь к ближнему, служащую основой новому порядку. И формой проявления этой любви можно назвать также и саму идею коммунизма – стремление реализовать эгалитарный социальный порядок на основах солидарности.

Любовь – это та универсальная сила, что в любом эмансипативном коллективе объединяет людей напрямую – в их сингулярности, игнорируя положение, занимаемое ими в социальной иерархии.

И действительно, Достоевский был совершенно прав, когда писал: «Социалист-христианин страшнее социалиста безбожника» – он страшнее для его/ее врагов.

Именно св. Павел дал на удивление правильное определение освободительной борьбы: «Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной». (Послание к Ефесянам, 6:12).

Если перевести на современный язык: «Мы ведем борьбу не против конкретных коррумпированных личностей, но вообще против всех, кто находится у власти, против глобального порядка и той идеологической мистификации, что его поддерживает».

Поэтому следует полностью отвергнуть либерально-жертвенную идеологию, в которой вся политика сводится к тому, чтобы избежать большего зла и, соответственно – к отрицанию всех позитивных проектов.

Как, не без сожаления, писал венский еврейский писатель Артур Фельдман: «Жизнь – та цена, которую мы обычно платим за свое выживание».

Перевод Дмитрия Колесника

ABC


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал