Капитализм против языкаКапитализм против языка
Капитализм против языка

Капитализм против языка


Леонід Грук
Даже если капитализм просуществует в Восточной Европе достаточно долго, чтобы процесс создания единого языкового поля завершился, не стоит давать возможность национальным верхам отгородить низы разных стран от непосредственного общения

17.06.2011

После прогулки по центру Сум наши украинские друзья предложили сходить в кино, на только что появившуюся в прокате российскую комедию «ЛОпуХИ». Фильм оказался так себе – поэтому большую часть времени я читал титры на украинском языке в нижней части экрана. Каково же было мое удивление, когда после расистской шутки в адрес чернокожего актера, которого назвали западным украинцем, в украинских титрах появилась надпись: «питерский москаль».

Оставшуюся часть фильма я думал о языковой политике и политике в языке.

Государства XIX века, переживавшие бурный период капиталистического развития, создали национальные языки как строго унифицированную систему. Именно в этот период язык стал рассматриваться как средство отделения своих от чужих, как способ унификации пространства страны, создания одинаковых условий функционирования государства и бизнеса, как жизненно необходимый элемент политики для дальнейшего капиталистического развития. Кроме того, во второй половине века, язык и патриотизм стали играть идеологическую роль. Они идеально подходили для претворения в жизнь политики «разделяй и властвуй» – всегда проще создать образ врага, когда он говорит на непонятном языке, направить недовольство низов на воображаемого внешнего врага, а не на реального внутреннего.

Внутри господствующих наций проводилась целенаправленная политика унификации литературного языка. Нарастающим валом утверждалась политика административного навязывания государственного языка – в частности попытки русификации национальных окраин в Российской Империи. Заметим, что в тот период государство обладало лишь незначительным набором средств для осуществления такой масштабной задачи. По сути, попытки привить свой язык на всем пространстве империи ограничивались делопроизводством и иными казенными сферами, а также цензурными запретами книг авторов на национальных языках. Борьба за свой родной язык часто становилась хорошим поводом для роста национального самосознания и развертывания борьбы за свою государственность.

В экономической литературе принято писать, что, в отличие от многих других наук, экономика практически лишена экспериментального метода исследования. В частности потому, что экономические эксперименты всегда непосредственно связаны с человеческими судьбами. И их неудачный ход может стоить слишком дорого. Но иногда история представляет эксперименты, которые проводят политики в соответствии с классовыми интересами тех, кого они представляют. Крушение Советского Союза и ударное восстановление капитализма вызвали к жизни многие из тех процессов, которые протекали в XIX веке. В частности – ту языковую политику, которая проводится сейчас в современной Украине.

Очевидно, что этот процесс не является точным отражение прошлого. Как всякое динамическое явление, он не может быть таким же в изменившейся среде, при других стартовых условиях и при меньшей значимости современной Украины в миросистеме – если сравнивать ее с Британской Империей, Французской Республикой, Российской Империей и другими ведущими державами XIX  века. На этот процесс проецируется действие других значимых явлений, часто меняя его направление. Однако противоречия, служащие источником развития процесса создания, унификации и повсеместного внедрения единого государственного языка, все еще сохраняются в наше время. В Украине пытаются сформировать единое гомогенное поле «национального государства», предоставив национальной буржуазии преимущественное право эксплуатировать социальные низы своего народа.

Мир изменился, и глобальный капитализм во многом препятствует окончательному завершению языкового процесса в Украине. Иностранный капитал свободно вливается в экономику, поглощая целые отрасли производства. Следовательно, непосредственно-экономические мотивы формирования единого языка отходят на второй план, уступая первое место идеологической мотивации.

Но то, что навязывают, всегда вызывает отторжение. Капитализм – притом, капитализм в зависимой стране, который создает социальные структуры иного типа, нежели в странах первого мира – фактически, прививает многим жителям Украины нелюбовь к прекрасному украинскому языку. И это еще один камень в огород капитализма.

Я же в очередной раз был очарован этим певучим языком. И сразу по возвращении в Питер побежал в Дом Книги за учебной литературой. Даже если капитализм просуществует в Восточной Европе достаточно долго, чтобы процесс создания единого языкового поля завершился, не стоит давать возможность национальным верхам отгородить низы разных стран от непосредственного общения, которое так или иначе, рано или поздно приведет к повсеместному исчезновению каких-либо верхов.


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал