«Революционер руководствуется чувством любви»«Революционер руководствуется чувством любви»«Революционер руководствуется чувством любви»
Пряма мова

«Революционер руководствуется чувством любви»

Андрій Манчук
«Революционер руководствуется чувством любви»
Искренняя любовь, лишенная корыстного интереса, должна стать краеугольным камнем нашей политики. Этому учили нас Фидель, Че и многие другие герои Латинской Америки

14.06.2015

От редакции: В Гаване, напротив скромного дома семьи Гевара можно видеть современное здание культурного центра, который носит имя революционера. Этим «дворцом пионеров» заведует Камило Гевара – сын Че. Отец дал ему имя в честь своего друга, партизана Камило Сьенфуэгоса. В 87-ю годовщину со дня рождения Эрнесто Гевары LIVA публикует интервью с Камило – о том, каким запомнили его близкие.


– Камило, опыт вашего отца вдохновлял множество людей во всем мире – а что значит его пример для вас и вашей семьи? И как сказался этот пример на вашем личном воспитании?

– Для меня является большой честью быть сыном человека, вся жизнь которого является образцом для множества людей. Однако, не скрою, что соответствовать его примеру было чрезвычайно тяжело. Кубинский народ переносил на нас, детей Че, свою любовь к этому человеку и восхищение его подвигом. Но на нас лежала огромная ответственность – и мы знали об этом с детства. Честно говоря, было очень трудно жить в соответствии с принципами, которые прививали нам в семье – потому что жизнь очень сложна и за ее поворотами скрываются всевозможные искушения. Но мы очень старались жить так, чтобы отец мог бы быть доволен нами.

Со временем я понял, что настоящий героизм проявляется не только на войне. Место подвигу есть везде – а не только там, где ты можешь встретиться с пулей. Очень трудно всегда жить по совести, очень трудно каждый день делать вроде бы несложные правильные вещи, в соответствии с принципами, о которых мы говорим. Это требует большой воли.

Мой отец всегда был со мной. И хотя я всегда тосковал по нему, он постоянно сопровождал меня всю мою жизнь и всегда влиял на жизнь нашей семьи. Представьте себе, что мы, вместе с другими детьми, читали в школьном учебнике прощальное письмо нашего отца, адресованное нам – его детям. В этом письме не было отчаяния и грусти. В нем был нежность, дружеские советы – но это действовало на нас особенно сильно.

«Дорогие Ильдита, Алейдита, Камило, Селия и Эрнесто!
Если вам когда-либо придется прочитать это письмо – значит, меня уже нет вместе с вами. Ваш отец был человеком, который действовал так, как думал, и оставался верен своим убеждениям.
Растите хорошими революционерами. Учитесь упорно, чтобы овладевать техникой, которая дает власть над природой.
Помните, что самое главное – это революция, и что каждый из нас в отдельности ничего не значит.
И сверх того – будьте всегда способны откликнуться всей глубиною души на любую несправедливость, в каком бы уголке планеты она ни была допущена. Отзывчивость – вот самая прекрасная черта революционера.
До свидания, детки, надеюсь вас еще увидеть.
Целую крепко и обнимаю. Папа»

Наши чувства сложно описать словами, но я говорю об этом для того, чтобы было понятно – старясь жить в соответствии с  жизненными принципами Че Гевары, мы делали то же, что делал весь кубинский народ. Мы являемся частью этого народа, и смотрим на Че и как на отца, и как на революционера.

– После гибели отца вашему воспитанию помогал его друг Фидель Кастро. Что дал вам опыт общения с этим человеком?

– Фидель Кастро и мой отец были большими друзьями. Во время партизанской войны и после нее они доказали преданность этой дружбе, основанной на общих идейных принципах. Вполне естественно, что после смерти Че, Фидель всегда уделял нам свое внимание и свое время, вникая в наши проблемы, и помогая нашему воспитанию. Мы бесконечно благодарны ему за это – учитывая, что он был настолько занятым человеком, что во многих случаях, выполняя обязанности руководителя Кубы, не мог быть даже со своей собственной семьей. Я помню его визиты в наш дом, помню, как Фидель приглашал нас к себе, помню его разговоры с нами. Мы были буквально заворожены его ласковым обращением.

– Какие домашние привычки отца запомнились в вашей семье? Как он проводил дома часы отдыха?

– На моем отце лежала огромная ответственность и груз повседневных дел. Днем и ночью он отдавал множество часов работе и учебе, а важные государственные дела часто заставляли его находиться вдали от дома. Поэтому, когда у Че выпадало время для того, чтобы побыть с семьей, он использовал его, чтобы заниматься воспитанием своих детей – вместе с моей мамой, ставшей для него и женой, и подругой, матерью его четверых детей.

По воскресеньям, после того, как он добровольно занимался физическим трудом в поле или на заводе, Че с удовольствием играл с нами. Он ложился без рубашки на прохладный пол, чтобы унять жару, и подбрасывал нас вверх. Он говорил моей матери, что когда мы вырастем, то будем вместе с ним каждую минуту, занимаясь с ним одним общим делом. Че был очень нежен с близкими – хотя некоторые видели в нем сухого человека. И поэтому я понимаю, когда он уезжал с Кубы для продолжения борьбы за независимость других народов, то делал это со смешанным чувством радости и горечи.

– Камило, расскажите о вашем культурном центре имени Че Гевары: для чего он был создан?

– Это образовательный центр, который носит имя команданте Че Гевары – и здесь учат всему тому, чем интересовался при жизни мой отец. Сюда может свободно прийти каждый. У нас, возле дома Че,  проводят свое свободное время множество подростков. Они учатся математике, логике, овладевают информатикой и современной техникой, изучают культуру и литературу, играют в шахматы, которыми так увлекался мой отец. Мы стараемся привить детям смелость мысли, любовь к творчеству, желание изменить мир – в чем так нуждается сегодня наша цивилизация. Это лучшая дань памяти героям революции. 

– В вашем центре можно видеть личную машину вашего отца. Какие его личные вещи остались у вас дома и здесь, в центре? 

– Вполне естественно, что мы сохранили ряд вещей и предметов, которыми пользовался Че в своей жизни. Но еще более значимыми являются плоды его интеллектуального труда: фотографии, письма, документы, аудиозаписи. Наш Центр сохраняет это наследие и за это недавно был удостоен специальной премии ЮНЕСКО «Память мира».

– Ваша сестра Алейда – педиатр по образованию и работает в больнице в Гаване. Это очень необычная работа для детей известных людей в Украине.

– Кроме того, моя сестра работала медиком-добровольцем в Анголе, Никарагуа и в некоторых других странах, где шла война, и где была особенно нужна помощь детских врачей. Тысячи других кубинских врачей работают сейчас в самых опасных и бедных странах планеты, чтобы бесплатно оказывать людям медицинскую  помощь.

– Вы посещали нашу страну в советское время?

– Я учился в СССР в восьмидесятых годах прошлого столетия. Это было незабываемое для меня, и сложное для вашей страны время. Шла Перестройка, и я видел, как в вашей стране все меняется – буквально на глазах. Я понимал, что таким образом у вас хотели решить серьезные общественные проблемы, но я уверен, что они могли быть решены по-другому.

Однако судьба СССР стала важным историческим уроком для нас, кубинцев. Ваш опыт помог нам сделать «работу над ошибками», и скорректировать траекторию нашего развития. Благодаря этому Куба продолжает строительство альтернативного общественного строя. И я верю, что однажды вы тоже вернетесь на эту орбиту.

Когда я учился в Советском союзе, я посетил Украину, и увидел прекрасную страну, достойная уважения за свою историю, за те проблемы и препятствия, которые она преодолела. Я открывал для себя Украину через украинцев – один из них был героем Советского Союза, который прославился во время войны, и был лично награжден Калининым. Он был одним из моих учителей, и своей скромностью, без фанфаронства, показывал нам пример как быть более человечным. Я впоминаю его с большой любовью и всегда думал о том, что если в украинском народе есть такие люди, то этот народ предназначен для великих дел.

– Вы владеете русским – даже «крепкие» слова знаете. Как удалось выучить такой сложный язык?

– В СССР у меня было множество друзей. Я полюбил вашу литературу и фильмы, хотя мне было очень сложно учить этот язык – поскольку я был плохим учеником. Но советские преподаватели были прекрасными специалистами, и все-таки сумели обучить меня русскому. Правда, сейчас, без языковой практики, все это подзабылось – и, теперь, общаясь с выходцами из вашей страны, я вспоминаю русскую пословицу о собаке, которая «все понимает, но сказать ничего не может».

Кстати, у моего отца было немало книг советских авторов – правда, большей частью в испанском переводе, поскольку выучить русский он не успел.  

– Вы ощущали в СССР какое-то особое отношение к себе, как к сыну Эрнесто Че Гевары?

– Нет, ведь я никогда это не афишировал. Нас с детства учили тому, что поводом для гордости могут быть только наши собственные достижения. Дети Че, не имели привилегий по отношению к нашим сверстникам – ни тогда, ни теперь.

– В Украине, в Киеве, учился Герой Кубы Антонио Герреро Родригес, который был освобожден после длительного заключения в США в результате солидарной кампании, участие в которой принимали и украинцы.

– Советский Союз в свое время поддерживал многих кубинских студентов. Кубинцы могли абсолютно бесплатно учиться в ваших самых престижных университетах. Советские люди относились к нам по-братски, и мне никогда не забыть их доброту.  

То, что Антонио Герреро учился в Украине, несомненно, повлияло на его последующую жизнь. Думаю, что для него было очень приятно узнать, что страна, которая распахнула ему свои объятия для того, чтобы он стал настоящим человеком, вырастила людей, которые боролись за его свободу и прекращение несправедливого осуждения.

– В течение многих лет Куба принимала у себя пострадавших от чернобыльской аварии детей в медицинском центре Тарара, где за 25 лет пролечились более 20 тысяч маленьких украинцев. Почему для Кубы важны такие программы?

– Мы не забываем, что сделали для Кубы советские братья, помогая нам в то время, когда нас пытались подавить военной агрессией, экономической блокадой, и нам действительно была очень нужна помощь. Советский Союз бескорыстно поддерживал нашу революцию. И мы стараемся ответить на это тем же. Поэтому, помощь украинским детям, как и другим детям из разных стран, которые нуждаются в помощи – это было вопросом чести, делом принципа для кубинцев. Чтобы построить новое общество, недостаточно изменений в экономике и политике – нужна новая этика и мораль. Погоня за выгодой должна уступить место гуманизму.

«Позвольте мне сказать», – подчеркивал Че, – «рискуя показаться смешным, настоящий революционер больше всего руководствуется чувством любви». Искренняя любовь, лишенная корыстного интереса, должна стать краеугольным камнем нашей политики. Этому учили нас Фидель, Че и многие другие герои Латинской Америки. В конце восьмидесятых Куба переживала один из самых сложных периодов в своей истории. Но даже тогда мы, кубинцы, собирали одежду, продукты, лекарства, чтобы отдать их украинским, белорусским, российским детям, пострадавшим от Чернобыльской катастрофы.

Большое спасибо вам – за то, что вы позволили нам стать лучше.

– Имя вашего отца часто используют как коммерческий бренд. Борется ли с этим кубинское правительство и семья Че?

Конечно, мы никогда не принимаем этого – если только доход от этих продаж не направляется на проекты социального обеспечения. Печально, что образ Че был коммерциализован – причем, с такой наглостью, что мы видим его лицо даже на пепельницах. К сожалению, существует множество людей, готовых зарабатывать на памяти таких людей, каким был Че.

Те, кто покупает такие предметы, делают культ из его образа. Но Че не был ни моделью, ни популярным актером кино. Он был революционером, отдавшим свою жизнь в борьбе за справедливость для бедных, стремившемся изменить мир. И поэтому его образ должен жить в нашей груди, а не снаружи – в сердце, а не на футболке.

– Сегодня много говорят о переменах на Кубе, которые осуществляет правительство. В какую сторону они могут направить развитие страны?

– Куба всегда находится в процессе постоянного изменения. До победы революции большинство потребительских продуктов и все сырье для нашей слабой тогда индустрии и инфраструктуры поступали к нам из США. Затем мы начали развивать современную индустрию, построили более справедливую систему перераспределения общественных благ. Но с коллапсом социалистического лагеря мы были вынуждены бороться за существование в условиях жесткой экономической блокады со стороны самой могущественной страны в истории человечества. Это значит, что мы вынуждены адаптироваться к очень враждебной среде – однако нам очень помогают связи с другими странами Латинской Америки, которые строятся на основе солидарности и взаимопомощи. 

Я настроен оптимистично и немного знаю наш народ – думаю, что если мы ошибемся в чем-то важном, то способны быстро  это поправить.

Жители нашей планеты будут действительно свободными, когда осознают, что каждый человек должен быть не волком, а братом для всех остальных людей – как говорил об этом мой отец. И этому нет альтернатив.

Андрей Манчук

Читайте по теме: 

Алейда Гевара«Уважение к правам других»

Камила Вальехо«Эта борьба не только чилийцев, но всей молодежи мира»

Леонид ГрукКуба. Реформы «бескомпромиссников»

Андрей МанчукТри встречи с Чавесом

Олег ЯсинскийСальвадор Альенде. 11 сентября 1973 года


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал