Мифы крестоносцевМифы крестоносцевМифы крестоносцев
Антифашизм

Мифы крестоносцев

Андрій Манчук
Мифы крестоносцев
Успешное решение вопросов глобализации возможно только в ином, более гуманном обществе, в котором уже не будет нужды «интегрировать» мусульман в «христианский мир», или наоборот

26.07.2011

ЛІВА.сom.ua: Этот текст был опубликован после выхода скандально известной книги московского литератора Елены Чудиновой, которая быстро стала настольной у постсоветских правых. Кровавое преступление Андерса Беринга Брейвика сразу же заставило вспомнить об этой книге. Ведь консервативные антиисламские взгляды, изложенные в его манифесте, практически во всем созвучны мыслям и мнениям ксенофобски настроенных обывателей из бывшего СССР.

И Брейвик, и Чудинова признаются в своих симпатиях к русскому императору Николаю Первому, президенту Путину и крестоносным завоевателям Палестины, а также в своей ненависти к «красным». И проецируют свои «литературные послания» о грядущей христианской «реконкисте» в будущее – в 2048 и 2083 годы. А в финале книги «Мечеть парижской богоматери» тоже звучит «очистительный» взрыв, организованный право-христианскими террористами.  

Ксенофобская антиисламская мифология, замешанная на куче фобий и обывательских предрассудков, пустила прочные корни в сознании буржуа «старой» и «новой» Европы. Не только немногочисленные идеологические нацисты – но и огромное большинство «умеренных» национал-демократов из России и Украины, в сущности, всецело разделяют антикоммунистические и антимигрантские воззрения Брейвика, выплескивая свою ненависть в миллионах сетевых комментариев. И только борьба против этих агрессивных мифов может дать нам надежду избежать повторения норвежской трагедии.    

2048 год от рождества Христова. Впрочем, в Еврабии – бывшей Европе, в ходу другой, лунный календарь. Жители арабо-турецких кварталов превысили числом «титульные» нации и захватили власть, навязав им новый, исламский порядок. Католицизм упразднен, на месте Ватикана устроена свалка, а не пожелавшие перейти в ислам французы живут в гетто, где их притесняет полиция и дружинники-исламисты. Католические мессы выправляются в катакомбах, по образцу ранних христиан. Там же прячутся немногочисленные партизаны из «Христианского Сопротивления». С помощью агента русских спецслужб – косовского серба, поведенного на ненависти к исламу (как и все прочие положительные герои книги), – они решаются отслужить мессу в кафедральной мечети, переделанной из всемирно известного Нотр-Дам де Пари. Чтобы затем «очистить» собор, сравняв его с землей разрушительным взрывом. 

Литератор Елена Чудинова – представитель специфического жанра «христианского фэнтези», который пока что представлен в единичном числе – ее скандальной книгой «Мечеть Парижской богоматери». Возмущенные голоса российских мусульман и просто порядочных людей сделали ей неплохую рекламу. Однако подлинную популярность чудиновской книги обеспечило «Огненное восстание» – массовый бунт молодежи, который и сейчас тлеет в пригородах французской столицы. Националистически настроенная публика увидела в нем зарю исламской экспансии, обещанной ей в книгах Арианы Фалаччи и в свежем опусе Чудиновой – который быстро стал бестселлером в российском Интернете. И участники фашистского «Правого марша» в Москве демонстративно размахивали этой книжкой под нестройные выкрики: «Россия – для русских, Москва – для москвичей!».

Сторонники данного лозунга составляют естественную аудиторию поклонников чудиновской «Мечети». Диалоги ее героев сводятся к высокопарным разговорам о святых мучениках и сетованию на падение христианских устоев в безбожном ХХ веке. А также – к перечислению зверских, и, в основном, фантастических преступлений злокозненных мусульман. Конфессиональные пристрастия самого автора колеблются между православным фундаментализмом и модным среди московской интеллигенции «европейским» католицизмом. Этот двуручный меч решительно направлен в сторону последователей Мохаммеда. «Я против ислама… Ислам должен быть первым объектом христианской проповеди, разъясняющей его истинную опасность и ложность с нашей точки зрения», – без лишней рефлексии заявляет черносотенный литератор Чудинова.

«Мечеть Парижской Богоматери» – кривое зеркало антиисламской реальности наших дней. Подчас ее текст выглядит форменным издевательством над нынешним положением дел. Ведь футуристические кошмары Чудиновой остаются фантазией – в то время как христианские фундаменталисты методично, одну за одной, бомбят и захватывают исламские страны. Что значат сожженные подростками автомобили (владельцам выплатят страховку) и разгромленные лавочки в пригородах Парижа – в сравнении с разрушенной Фаллуджей, жителей которой сжигали фосфором и напалмом? Или в сравнении с другими городами Ирака и Афганистана, пострадавшими от христолюбивого воинства Буша и Блэра. Чудинова ни словом не поминает об этих преступлениях – хотя миллионы жителей арабских стран не без основания называют ближневосточные войны новым изданием Крестового похода против ислама. Ведь даже паршивый оккупационный контингент украинских солдат-заробитчан имел в своем штате военных капелланов, и выстроил в иракском Эль-Куте часовню, разрушенную восстанием шиитов. 

Но и вымышленные «зверства» мусульман выглядят детской забавой в сравнении с исторической реальностью нашей эпохи. Жестокая «Стража ислама» в центре чудиновского Парижа-2048 закидывает камнями христианина, тайно производившего запрещенное вино. Эка невидаль. 17 октября 1961 года в центре вполне христианской столицы Франции полиция до смерти забила около двухсот алжирцев, включая европеизированных интеллигентов-франкофонов. Только за то, что они вышли на улицу, в знак протеста против позорного комендантского часа для «неевропейских» французов.

Все будущие притеснения европейских христиан, которые предсказывает Чудинова – зеркальное отражение нашей действительности, где множество мигрантов до сих пор находятся на унизительном положении граждан второго сорта. «Лютая бедность и теснота, чуть что – смерть от руки любого полицейского», – описывает Чудинова жизнь будущих христианских кварталов Парижа. Все это заставляет вспомнить о мигрантских гетто, где царит полицейский произвол. Его жертвами стали африканский и арабский подростки, чья смерть послужила естественным толчком к «Огненному восстанию». Кривая логика Чудиновой, обвиняющей мусульман в преступлениях, которые вовсю совершаются против них самих – это не слепота заблуждающегося человека, а особый цинизм, свойственный отпетым фанатикам и законченным ханжам. 

В рукаве у Чудиновой еще один крапленый антиисламский козырь – бесланская трагедия, которую она на все лады слагает в своем романе. Автор этой рецензии бывал в разрушенном Грозном, и ему до тошноты противен московский обыватель, который размазывает по своим щекам чужие слезы Беслана и Дубровки. Ведь сам чеченский конфликт, по разным оценкам, унес жизни 42 тысяч детей – которых почему-то совсем не жалко Елене Чудиновой. Похоже, у нас умеют плакать только по христианским детям – а нехристи-бусурмане еще народятся. Само бомбовое замирение Чечни кажется российскому литератору очень богоугодным делом. («Микроб чудовищных болезней» – любовно называет она эту страну). Чудинова вообще любит говорить о неизбежности войны между исламом и христианством – иначе говоря, подстрекать к продолжению этой войны. 

Миф об особых масштабах «исламской преступности», на который не раз опиралась автор романа, на поверку также не стоит ломаного гроша. Ведь все чеченские рэкетиры и ваххабиты Северного Кавказа не награбили и десятой доли того, сколько украл у народа любой среднестатистический постсоветский олигарх – как правило, представитель других авраамических религий.

Несостоятельны и исторические экскурсы автора «Мечети». По ходу романа Чудинова не устает обижаться за «оболганных» крестоносцев. Ужасно, но этих рыцарей веры «кощунственно обвиняют» в погромах и грабежах. Она имеет в виду тех самых диких и хищных баронов, которые дотла разорили Левант, а попутно зверски вырезали христианский Константинополь – так, что этой резне ужаснулись веками воевавшие с Византией мусульмане. После чего закончили свою благородную миссию истреблением пруссов и полабских славян – Ad majorem Dei gloriam. 

Другой повод для огорчений: в Галисии демонтирована скульптура Сант-Яго Матаморос – Мавробойцы, который рубит мечом головы мавров и попирает копытами своего коня их бездыханные тела. Это случилось после терактов в Мадриде, когда Испания поспешно вывела из Ирака свои оккупационные войска, отправленные туда правительством христианских консерваторов. Ценой 186 жертв там поняли, что за агрессию и унижение приходится платить в полновесном тротиловом эквиваленте. И если Чудиновой мало Чечни, если ей все еще хочется потоптаться по головам «мавров», почему за это должен расплачиваться российский народ – включая миллионы мусульман, которых намеренно унижает эта книга?

Велико остроумие – называть мусульман «задницами», высмеивая их позу во время намаза? Быть может, Чудинова не видела оббивающих лбы христиан? Или она не знает о том, как со смехом реагировали на крестящихся конкистадоров индейцы? Они говорили, что бородатые белые люди отгоняют от себя мух. Но, в отличие от Чудиновой, делали это по неведению, а не от христианской злобы на чужую веру. 

Вымышленные герои католического подполья пространно беседуют о «сатанинских» началах ислама. В послесловии к книге ее автор прямо говорит об исламской цивилизации как о «цивилизации бесплодной, цивилизации паразитарной», «негативной религии рабов, лишенных чести». Ибн Сенна, Ибн Рушд, Омар Хайям, Хафиз, Саади, Низами, Фирдоуси, поэтика «Тысяча и одной ночи», архитектура мечетей и мавзолеев, классическая алгебра арабских математиков и астрономия арабских кормчих – ничто не смягчило ее невежественной оценки. 

Низкое качество творчества Чудиновой получило вполне однозначную оценку специалистов. Ее первая книга – «Ларец», номинировалась на созвучную ей антипремию «Абзац» во время Всероссийской ярмарки «Книги России». Да и сюжет нового «футуристического» романа во многом копирует «Дневник Тернера» американского неонациста Вильяма Пирса. «Мечеть Парижской Богоматери» едва ли переросла бы аудиторию правой тусовки, если бы не активная раскрутка известных националистических деятелей – вроде Дмитрия Рогозина и Михаила Леонтьева. 

При всем этом Чудинова является большой поклонницей путинского режима. «Я этого Президента выбирала, я ему верила и верю сейчас», – признается она в интервью сайту Правая.Ру. И то правда – бессмертное обещание «мочить в сортире» вполне может стать эпиграфом ко всему творчеству этой черносотенной дамы, которая с удовольствием говорит о контрреволюционном характере своего творчества. И грозится осчастливить нас новым романом из эпохи «горячо любимого» (по ее собственным словам) императора Николая Павловича – борца с «декабристской нечистью». Этот опус станет продолжением панегириков в адрес французских контрреволюционеров, других любимцев Еленой Чудиновой:

«…я сидела и писала роман о шуанах. Это было совершено естественное для меня внутреннее движение. В юности я писала о белогвардейцах… Шуаны — это белогвардейцы. Это было в основном крестьянское сопротивление безбожной, омерзительной французской революции. Когда я читаю описания того, что происходило во время французской революции, я вспоминаю то, что узнавала, когда писала о нашей революции. Когда читаю о французских белогвардейцах, узнаю то, что было у нас. Удивительно, но и Бальзак, и Гюго люто ненавидят крестьян, которые встали с крестом в руках. Это для меня было откровением, но когда пересмотрела роман «93 год» Гюго и «Шуанов» Бальзака, я была просто потрясена. Это как Максим Горький писал – мол, надо этих лапотников раскулачить. Слепую ненависть к крестьянству Ленина и Горького я нашла у французских писателей. Ну что делать, вот не пишет никто хорошего о шуанах. Значит нам, русским, надо написать».

Откровения голосующей за Путина литераторши, которая без колебаний противопоставляет себя лучшим образцам классической литературы, помогает понять природу ее антиисламских вымыслов и умолчаний. Чудинова благостно поминает деяния сербских националистов-четников, но ни словом не говорит о партизанах Йосипа Броз Тито, громивших гитлеровских нацистов. Еще бы – ведь среди жителей партизанской республики Бихач преобладали боснийские мусульмане, боровшиеся в одном ряду с сербами и хорватами. Сам факт такого «противоестественного» альянса, да еще под руководством глубоко ненавистных Чудиновой коммунистов, следует если не осудить, то обязательно замолчать. 

Что касается вымыслов, среди них выделяется тема беспросветного положения мусульманских женщин – причем, последние изображены у Чудиновой в виде глупых, испорченных, жестоких особ. Действительно, женщина ислама зависима и несвободна – но не более, чем евроамериканская или постсоветская женщина наших дней. Последняя испытывает на себе ту же гендерную дискриминацию, но в более циничной, завуалированной форме. Она выдерживает двойную эксплуатацию – на работе и дома, в качестве матери и хозяйки. Она остается марксовой «рабыней раба», обслуживая своего мужа – пролетария или офисного клерка. А мусульманские женщины в европейских гетто находятся в самом тяжелом положении – ведь их неравенство дополнительно усиливает национальная дискриминация. Однако, они не удостоились ни одного слова жалости в опусе Чудиновой.

В то же время, наш автор не устает рыдать о судьбе «христианских» женщин, которых-де используют всевозможные иноверцы и инородцы. Хотя бордели и улицы путинской Москвы до отказа забиты православными девушками из Молдавии, Украины и российской глубинки. Христианским ханжам, вроде Чудиновой, очевидно, хотелось бы, чтобы их сестер покупали только белокожие, единокровные им жлобы и нувориши. 

Автор «Мечети» полностью игнорирует социальную природу конфликта между мигрантами и буржуа, считая его «христианско-исламским противостоянием» на культурно-религиозной почве. Только однажды подросток из «христианского Сопротивления» признается, что его родители были из очень богатой и респектабельной семьи. Между тем, нынешние волнения во французских гетто носят подчеркнуто социальный характер. Известная история с платками-хиджаб, которые запретили одевать в школах мусульманским девочкам, закончилась больше года назад, и не вызвала никаких серьезных беспорядков. Исламские традиции давно уступили место глобализованной культуре окраинных районов. Восстание в пригородах определили другие причины: возмущение полицейским террором и желание выбраться из социальной ямы, куда загнало людей это общество. Никакого исламизма, «Аль-Каиды», и прочей ерунды, за которой должны были бы стоять агенты американских спецслужб. Обитатели гетто хотят жить не по-мусульмански – а по-человечески. Хотя бы так, как живут их обеспеченные сограждане. 

Книга Елены Чудиновой сыграла над своим автором злую шутку. Описанный в ней мир господства мусульман выглядит справедливой расплатой за их угнетение. Рабы и господа поменялись местами – только и всего. Империализм с Библией в кармане без конца угнетает, грабит и унижает страны Третьего мира. На счету одной только Франции – двести лет эксплуатации Северной и Центральной Африки, Ближнего Востока, Индокитая и Вест-Индии, девятилетний террор против освободительного движения в Алжире, тщетные попытки потопить в крови вьетнамскую революцию. А также – искусственно разделенный на конфессиональные ячейки Ливан, с запрограммированной гражданской войной между его общинами. И бесконечный импорт дешевой, бесправной рабочей силы – в качестве фундамента для экономического процветания метрополии. 

Сначала они стимулировали трудовую миграцию арабов-мусульман. Потом сочли, что еще выгодней перенести производство к ним на родину – в Третий мир. Выходцы из колоний остались во Франции, в гетто – без работы и перспектив, но с надеждой, что их дети завоюют себе лучшую судьбу. 

Похоже, этот день близок. «В недалеком будущем извечное противостояние между центром и периферией мегаполиса – буквальное выражение классовых противоречий – резко обострится», – прозорливо писали мы о французских спальных районах всего за полгода до «восстания поджигателей». Французы, старая нация буржуа и рантье, должны понимать – за все надо платить. «Христианский мир» боится возмездия, и подсознательно выражает свой страх в литературных текстах Арианы Фалаччи, из которых черпает вдохновение Елена Чудинова. Книга «Мечеть Парижской Богоматери» – плохой сон человека с нечистой совестью.

Этот страх может толкнуть их на новые преступления – к «крестовому походу» против ислама, о котором так мечтает Чудинова. Напрасные усилия. Консервативная реакция, террор, бетонные стены и бомбы из «13-го района» (еще один образец социальной фантастики на французскую тему, замешанный на страхе перед будущим наступлением гетто) не смогут сдержать социальный протест отчаявшихся людей. Пример Алжира и Вьетнама должен был научить этому французов. Под руководством Ле Пена, который азартно участвовал в каждой из этих проигранных войн, они проиграют и саму Францию. Развязав гражданскую войну против исламских «ашалемов», французские буржуа не смогут одержать в ней победу – как не может победить ирландцев-католиков протестантский истеблишмент Ольстера, как не в состоянии подавить разрозненных палестинцев могущественный Израиль, как не могут «замирить» Чечню вороватые путинские чиновники. И тогда им действительно нечего ждать милости от победивших жителей гетто, которые всего лишь, по-христиански, воздадут им сторицей. 

Восстание в мусульманских кварталах Парижа – прямой вызов системе еврокапитализма, за ярким фасадом которой кроется обычная для нас бедность. Буржуазный миропорядок не в состоянии удовлетворить социальные требования мигрантов – да, в общем, и не стремится улучшить их жизнь. Он не способен обеспечить стабильность даже внутри своих метрополий, где неотвратимо формируется свой, внутренний Третий мир. 

Успешное решение вопросов глобализации возможно только в ином, более гуманном обществе, в котором уже не будет нужды «интегрировать» мусульман в «христианский мир», или наоборот. В обществе, где жизнь людей будут регламентировать не конфессиональные, а общечеловеческие принципы, где будет преодолена сегрегация классов – необходимое условие для преодоления сегрегации культур. В противном случае, европейцев действительно ждет судьба чудиновской «Мечети». Вполне заслуженная судьба. Им еще надо радоваться, что исламский мир – еще со времен Саладдина, – был куда более гуманным к покоренным иноверцам, нежели варвары-крестоносцы и их потомки.


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал