Процесс над коммунистамиПроцесс над коммунистами
Процесс над коммунистами

Процесс над коммунистами


Андрій Бондаренко
Сразу после ареста наши товарищи столкнулись с процессуальными нарушениями со стороны спецслужб и судебной системы

17.01.2015

Анализируя факты, предшествовавшие аресту наших товарищей Сергея Ткаченко и Дениса Тимофеева, я прихожу к выводу, что этот процесс был неизбежен. Не потому, что это «закоренелые преступники», нарушавшие закон, а потому, что Днепродзержинская городская организация Компартии Украины давно вошла в системный конфликт с власть имущими в родном городе Леонида Ильича Брежнева.

Корни конфликта были заложены еще тогда, когда оба действующих лица даже не помышляли о политической деятельности. В 90-х годах «город пламенных зорь» давал высокий результат Компартии на выборах – и, что самое неприятное для местных элит, раз за разом проводил в парламент по одномандатным округам коммунистов: сначала Антона Коропенко, а затем Вячеслава Анисимова. Стабильно «красный» результат приковал к городской парторганизации пристальное внимание противников. Ее целенаправленно кололи на части, подогревая внутренние конфликты. Дошло до того, что в городе «официально» действовало одновременно три грызущихся между собой организации КПУ (каждая – с регистрационными документами и печатью о том, что именно она является «официальной» Компартией в Днепродзержинске), проводящих отдельно друг от друга митинги и демонстрации. Авторитет городских партийцев стремительно сходил на нет. Именно в таком состоянии застал молодой коммунист Сергей Ткаченко парторганизацию, когда в 2006 году лн переехал в металлургический Днепродзержинск.

Выходец из простой сельской семьи, до этого он закончил Новомосковский техникум и Днепропетровский агроуниверситет, поработал по направлению в селе Дмухаловка Магдалиновского района, а по переезду устроился инженером на ферме в примыкающем к Днепродзержинску селе Новоукраинка, принадлежавшей нынешнему опальному бизнесмену Олегу Цареву, который возглавлял тогда в области Партию регионов. На общественном поприще путь Сергея шел с самых низов: от рядового комсомольца до руководителя областной организации ЛКСМ. Затем он вступил в КПУ и стал секретарём Магдалиновского райкома. По избирательным спискам Компартии Украины Сергея избирали депутатом Днепропетровского облсовета.

Казалось бы, стремительная карьера – но, несмотря на то, что коммунисты и регионалы тогда находились в облсовете в коалиции и совместно противостояли «оранжевой» власти, Сергей проявил принципиальность и не стал закрывать глаза на нещадную эксплуатацию работников фермы, выступив инициатором создания профсоюза. Незамедлительно разразился конфликт, и «союзники»-регионалы мгновенно добились его увольнения. Так Сергей Ткаченко стал профессиональным партийным работником. После увольнения он был направлен в Высшую партийную школу, по окончании которой избирается первым секретарем Баглейского райкома, затем – секретарем городского комитета, и чуть позднее – первым секретарем Днепродзержинского горкома.

Фактически, именно благодаря настойчивой работе Сергея Ткаченко удалось ликвидировать раздробленность, сплотить коммунистов, перенаправив их энергию с междусобойчиков на конструктивную деятельность: изучение марксизма и борьбу за интересы трудящихся, планомерную агитацию на проходных заводов, киноклубы, агитпосты, выпуск листовок, газет и др. Результат не замедлил сказаться и авторитет коммунистов резко возрос. В 2010 году Сергей избирается депутатом Днепродзержинского горсовета.

Денис Тимофеев – выходец из рабочих. Закончил ПТУ, трудился на многих заводах: «Баглейкокс», ДМК им. Дзержинского, «Днепровагонмаш», СТО и ряде других предприятий. Последние полгода перед арестом работал таксистом на своем индивидуальном транспорте, купленном в кредит. Одним словом – рабочий, который своим классовым чутьем нашел дорогу в Компартию Украины. Партийной деятельностью он занимался в свободное от работы время, пройдя путь от рядового коммуниста до первого секретаря Баглейского райкома КПУ. И даже когда времени стало совсем не хватать, а за «неправильную» партийную принадлежность можно было и схлопотать по голове, не сбежал с поста и остался вторым секретарем райкома.

Когда ультраправые в Днепродзержинске стали подымать голову, Денис как человек стойких антифашистских взглядов стал инициатором создания городской общественной организации «Антифашист», которая не раз проводила выставки и марши, разъяснявшие истинную сущность украинских националистов – как сателлитов буржуазии. Во время одной из таких выставок 24 августа 2013 года возникла драка между коммунистами и «свободовцами». Денис был одним из пострадавших – ему сломали ногу. Заметным событием стал и антифашистский, антикапиталистический марш 5 февраля 2014 года,  в котором участвовал Тимофеев.

Когда власть регионалов «слилась» и по региону стали шастать заезжие майдановцы, устраивавшие у нас «ленинопады», ни Сергей, ни Денис не спрятались в кусты. Они приезжали отстаивать памятник Ленину в Днепропетровске, устраивали еженедельные митинги в защиту памятника Дзержинскому, хотя круглосуточное дежурство возле него порой заканчивалось разбитыми головами защитников. Через месяц противостояния антимайданные силы иссякли, и коммунисты приняли решение снять посты, переключившись на разъяснительную агитационную работу среди населения. В апреле и мае были розданы тысячи листовок и газет с предупреждениями о социальном геноциде, который готовит режим, о том, что капиталисты развязывают бойню, в которой будут умирать простые трудящиеся. Постепенно агитация стала давать свои результаты, и если ранее на коммунистов зачастую бросались как бык на красное, то летом реакция горожан начала меняться в лучшую сторону. Но одновременно с ростом настроений, оппозиционных действующим властям, в отношении коммунистов усиливался государственный террор: от «разъяснительных» бесед в СБУ до нападений ультраправых боевиков на помещения местных партийных комитетов.

Именно в этот период коммунисты создают бюллетень под названием «Прометей» – этот легендарный герой является символом Днепродзержинска, он изображён на местном гербе, а в городе ему установлен памятник. Было издано всего три номера – но они получили немалый отклик. Сторонники майдана на агитпостах не раз угрожали расправой, заставляя коммунистов прибегать к различным уловкам при распространении газеты, чтобы воспользоваться своим конституционным правом на выражение взглядов и не быть избитым воинствующими невеждами. Но главным «преступлением» было то, что «Прометей» распространялся в основном в рабочей среде, в непосредственной близости от заводов – в частности, от проходных металлургического комбината. Ультраправые руководители карманного профсоюза пытались расправиться с коммунистами еще во времена Януковича, но лишь теперь наступило их время. Не знаю, какими путями, но «Прометей» попал в СБУ. Хотя ничего «сепаратистского» в нем не содержалось, что доказала и последующая экспертиза, было возбуждено уголовное дело – а судья Бабушкинского районного суда Днепропетровска Литвиненко с подачи СБУ дал санкцию на обыск у ряда активистов Компартии.

Обыски у первого и второго секретарей горкома КПУ Сергея Ткаченко и Елены Сучковой, второго секретаря Баглейского райкома Дениса Тимофеева, а также в помещениях горкома и Днепровского райкома прошли 1 сентября. Таким образом власти планировали нейтрализовать городское партийное руководство, полагая, что после этого рядовые разбегутся сами.

Искать что-либо противозаконное в указанных помещениях было напрасным трудом. Но, тем не менее, обыски прошли в отсутствие руководства городской парторганизации, что является нарушением уголовно-процессуальных норм закона. Абсолютно безрезультатно закончились бы и «налеты» на жилища руководителей днепродзержинских коммунистов, но здесь работники СБУ решили подстраховаться и недостающий «джентльменский набор сепаратиста» подбросили во время самого обыска.

Сценарий был стандартный. Обыск во всех случаях проходил в два этапа – и, к сожалению, не фиксировался на видео. При обыске в тесной квартире тяжело уследить за действиями всех участников, на что и был расчет. Когда ничего, кроме бюллетеня «Прометей», не нашли и все расслабились, но «вдруг» в коридоре обнаружился десяток газет «Новороссия». Обыск был возобновлён и в итоге принёс нужный следствию результат. Как у Ткаченко, так и у Тимофеева были найдены граната и тротиловая шашка – в местах, которые перед этим уже осматривали. У Сергея – на кухне (где, по странному стечению обстоятельств, следователь начал писать протокол якобы для ускорения процесса, и какое-то время вообще был вне поля зрения понятых и подозреваемых) в мусорном ведре. У Дениса – в летней кухне, используемой как склад ненужных вещей, на которых лежал сантиметровый слой пыли, а граната при этом оказалась чистенькой и лежала на самом видном месте – как же её «не заметили» во время первичного обыска? Больше других повезло Елене Сучковой, которой подбросили лишь газету «Новороссия». Поскольку её мужа Романа, первого секретаря Заводского райкома, дома не застали, видимо, не захотели возиться с детьми, которых в случае ареста Елены не на кого было бы оставить. Кстати, о детях: у Сергея Ткаченко их трое (дочери Татьяне 6 лет, сыну Ивану 3 года, а Даниилу 1 год), у Дениса Тимофеева – двое (дочери Дарье 9 лет, сыну Даниилу 5 лет). Их женам, на которых свалилось такое «счастье», сейчас, конечно, нелегко – но они все понимают, так как тоже являются коммунистками.

Сразу после ареста наши товарищи столкнулись с процессуальными нарушениями со стороны спецслужб и судебной системы. Несмотря на положительные характеристики по месту постоянной работы, депутатскую деятельность и наличие семьи и малолетних детей, которых нужно содержать, все тот же судья Бабушкинского районного суда Литвиненко избрал мерой пресечения содержание под стражей. Не было принято во внимание и отсутствие рисков уничтожения улик (они были изъяты) и воздействия на свидетелей (данных которых они не знали). Апелляция ничего не дала. Хотя судьи едва сдерживались, чтобы не рассмеяться над ничем не подкрепленными аргументами следователя и прокурора, но меру пресечения они не изменили. А во время пикетирования судебного заседания на пикет было совершено нападение ультраправых

Жалобы адвокатов на действия следователей, требования возбудить уголовные дела по фактам фальсификации улик наталкивались на немотивированные отказы и бюрократические отписки. Обращения в Европейский суд тоже пока ничего не дали. Но, воспользовавшись тем, что 48-й съезд Компартии Украины выдвинул Ткаченко и Тимофеева кандидатами в народные депутаты по избирательным округам №30 и №40, адвокаты Максим Кудрявцев и Александр Постернак добились повторного судебного рассмотрения меры пресечения. Дениса даже удалось перевести под домашний арест.

И вот следствие закончилось. Дело передали в Заводской районный суд  Днепродзержинска, где 9 декабря начался процесс. На подготовительном заседании обвинение настаивало на виновности С.И.Ткаченко и Д.А.Тимофеева в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 110 («Умышленные действия, совершенные с целью изменения границ территории или государственной границы Украины в нарушение порядка, установленного Конституцией Украины, а также публичные призывы или распространение материалов с призывами к совершению таких действий… по предварительному сговору группой лиц…») и ч.1 ст. 263 («Ношение, хранение, приобретение, изготовление, ремонт, передача или сбыт огнестрельного оружия (кроме гладкоствольного охотничьего), боевых припасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств без предусмотренного законом разрешения») УК Украины. Обвинение поддерживает прокурор отдела надзора за соблюдением законов органами Службы безопасности Украины, Государственной таможенной службы и Государственной пограничной службы Украины прокуратуры Днепропетровской области Иван Турбаба. Дело рассматривает судья Татьяна Ивченко. Подсудимые своей вины не признают, настаивая на том, что предметы, изъятые во время обыска, им не принадлежали.

Несмотря на то, что Денис Тимофеев все два месяца нахождения под домашним арестом никуда не сбежал, являлся на судебные заседания, 22 декабря судья по требованию прокурора изменила меру пресечения на заключение под стражу.

Заседание 13 января должно было начать рассмотрение дела по сути. Осветить судебный процесс изъявили желание четыре съемочные группы местных и всеукраинских СМИ. Но суд не позволил производить на заседании видео- и фотосъемку, сославшись на возможное давление общественности на свидетелей – несмотря на то, что дело резонансное и вызывает общественный интерес.

«Наверное, есть что скрывать от СМИ. Мы хотели, чтобы явившиеся телеканалы вели видеосъемку, нам скрывать нечего, у нас позиция открытая», – прокомментировал ситуацию защитник Тимофеева адвокат Александр Постернак.

«Мне не понравилось то, что суд отказался предоставить возможность СМИ произвести фиксацию процесса. Мы считаем, что в данном деле скрывать нечего, общество должно знать о том, что происходит в суде. Пережив политические потрясения в нашей стране, мы вправе рассчитывать на это. Но я вынужден констатировать, что ситуация в судебной системе не изменилась. Начинается все с фальсификаций доказательств и заканчивается тем, что в суде гласности нет никакой», – оценил запрет на видеосъемку защитник Ткаченко адвокат Максим Кудрявцев.

В ходе заседания состоялся допрос свидетелей. Прервались на допросе второго из них, при этом сторона защиты не успела задать ему свои вопросы.

Следующее заседание намечено на 27 января.

Андрей Бондаренко

Редакция LIVA призывает наших читателей оказать посильную помощь днепродзержинским политзаключенным, перечислив средства на карту Приватбанка:

4149 4378 4996 9249
р/с 29244825509100
МФО 305299
ЕГРПОУ 14360570
Получатель: Ткаченко Елена Сергеевна (жена С.И.Ткаченко): т. 097-684-76-52

Им не на кого рассчитывать, кроме солидарности товарищей.


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал