Наследие Санкары – в Европе и Африке (+видео)

Наследие Санкары – в Европе и Африке (+видео)

Нік Дерден, Абу Діалло
Наследие Санкары – в Европе и Африке (+видео)
На улицах Испании, Греции, Португалии и Ирландии звучат идеи капитана Санкары. А молодежь Африки сегодня в поисках героев, которые должны прийти на смену Санкаре

Тегі матеріалу: лібералізм, греція, освіта, музика, європа, пам`ять, африка, колесник, імперіалізм, медицина, профспілки, ліві, панов, постать, криза, фемінізм
16 октября 2012

Предисловие переводчика: «Африканского Че Гевару» сейчас вспоминают достаточно часто – с тех пор, как разразился экономический кризис, его личность вызывает повышенный интерес. Причем, не только в странах Африки. Имя Санкары может упоминаться в контексте дебатов о возможном крахе еврозоны и дефолте Греции; о роскоши правящей элиты или о борьбе с коррупцией; о методах борьбы с эпидемиями или о методах ликвидации неграмотности; об озеленении засушливых районов или о феминизме.

«Говоря об освобождении женщин, Санкара не обходился лишь заявлениями. Он тщательно разъяснял природу классовых отношений и говорил о том, как в Африке маскулинизм сотрудничает с капиталом в процессе эксплуатации и унижения достоинства женщины. Его анализ гендерных и сексуальных отношений до сих пор является прогрессивным».

«В шуме греческих протестов против мер экономии мы слышим эхо голоса Санкары – «африканского Че Гевары» – героя, осмелившегося бросить вызов кредиторам» – пишет греческий публицист Леонидас Ойкономакис.

А для многих африканцев личность Санкары и его эксперимент по радикальному переустройству страны это, прежде всего, реально существовавший пример того, насколько серьезных экономических успехов может добиться нищая страна без особо ценных полезных ископаемых, без выхода к морю, с почти полностью неграмотным населением, фактически без промышленности и дорожной инфраструктуры, засыпаемая песками наступающей Сахары. «Харизматический марксист-революционер был настоящей занозой для бывших колониальных держав - пишет Майкл Мунгаи в Huffingtonpost.

Поэтому 25 лет назад он и был убит вместе с двенадцатью своими товарищами, могилы которых стали ныне местом паломничества жителей стран западной Африки. А многие жители европейских стран сегодня ищут в идеях и деятельности Санкары пути выхода из долгового кризиса. 


Санкара и европейский долговой кризис

25 лет назад 15 октября 1987-го был убит Томас Санкара, президент республики Буркина Фасо. Так была прервана и потоплена в крови еще одна революция. Убив Томаса Санкару, Блез Компаоре, человек, которому тот когда-то доверял, все последующие годы планомерно превращал страну обратно в феодальную вотчину МВФ, каких так много в Африке. Но целых четыре года эта небольшая страна – Буркина Фасо – прославилась на весь мир, став поразительным примером для других африканских стран. Ведь на ее примере можно понять, чего может за короткий срок достигнуть одна из самых нищих стран мира.

Санкара был младшим офицером в армии Верхней Вольты, бывшей французской колонии. На тот момент его страна была основным поставщиком дешевого труда в соседнюю республику Кот-д-Ивуар, вся прибыль от которого оседала в карманах небольшой кучки местных правителей и их французских патронов.

Санкара учился на Мадагаскаре, где на его взгляды существенно повлияла волна массовых протестов и забастовок, охвативших тогда эту французскую колонию. Впоследствии, в 1981-м году, его ввели в состав военного правительства получившей независимость Верхней Вольты – но его преданность принципам освобождения и желание служить простому народу своей страны и всего мира, вскоре привели к его аресту. В августе 1983-го года, в результате успешного военного переворота, осуществленного его другом Блезом Компаоре, Томас Санкара стал президентом страны в возрасте 33-х лет.

Сам же Санкара считал свою деятельность на посту президента лишь частью общего процесса освобождения народа. Он немедленно призвал сограждан к мобилизации и стал создавать комитеты по защите революции. Народные комитеты являлись краеугольным камнем политики народного участия в управлении страной. Однако по этой же причине там были распущены все политические партии, которые, по мнению Санкары, являлись лишь представителями сил старого режима.

В 1984-м году Санкара переименовал страну в Буркина Фасо, что означало «страна честных». Санкаре удалось победить коррупцию в правительстве. Он существенно сократил зарплаты министерских служащих, а сам вел весьма простой и непритязательный образ жизни. Журналист Пола Акугизибве, побывавшая в Буркина Фасо, рассказывала, что Санкара «сначала ездил на работу на велосипеде, пока по настойчивым просьбам Кабмина не сменил его на Рено 5 – самую дешевую машину, которую тогда можно было найти в стране. Он жил в маленьком кирпичном домике и носил только хлопчатобумажную одежду местного производства». Использование одежды местного производства и потребление местных продуктов питания – в этом, собственно, заключалась суть экономической стратегии Санкары, посредством которой он хотел вырвать страну из рук Запада и освободить от экономического господства других стран.

«Что такое империализм? – говорил он, – взгляните в свои тарелки – что вы едите? В тарелках у вас импортный рис, импортная мука, импортное просо – это и есть империализм».

Его ответом на вызов империализма стало стимулирования производства собственных продуктов питания. «Давайте потреблять только то, производство чего мы в состоянии контролировать». И результаты его политики были просто ошеломляющими. Бывший докладчик ООН Жан Циглер говорил в те дни, что массовое перераспределение земли в комбинации с проектами по удобрению и орошению земли вызвали настоящий сельскохозяйственный производительный бум: «проблема голода в этой стране осталась в прошлом».

Аналогичных успехов Санкаре удалось добиться также в области иммунизации миллионов детей страны и в сфере образования – и это в стране, где 90% населения ранее были неграмотны. За четыре года в стране была создана дорожная инфраструктура, связывающая между собой все районы. Все ресурсы страны были национализированы, а местная промышленность получала дотации от государства. На границе Сахары были высажены миллионы деревьев, чтобы остановить продвижение песков. Все эти проекты предполагали массовую мобилизацию народа, который впервые стал строить свою страну собственными руками, что Санкара считал наиболее важным достижением.

Немногие революционеры делали столь сильный акцент на проблеме эмансипации женщин, как Томас Санкара. Он считал эмансипацию женщин важнейшим условием освобождения от сковывавшей страну феодальной системы. Санкара снял все ограничения на профессии для женщин – они впервые стали служить в армии и работать в правительстве. Таким образом, многие женщины избавились от общественного давления, требовавшего от них выйти замуж. И в то же время политика Санкары предполагала центральное положение женщин в процессе низовой революционной мобилизации.

«Мы не говорим об эмансипации женщин, как о неком акте благотворительности. Мы делаем это отнюдь не из сострадания. Эмансипация женщин просто необходима для торжества революции». При этом Санкара считал борьбу женщин Буркина Фасо лишь частью «всемирной борьбы женщин».

Санкара был не просто дальновидным национальным лидером – сейчас для нас, вероятно, представляет особый интерес то, как использовал трибуну международных конференций для того, чтобы поднять лидеров других стран против укоренившейся структурной несправедливости, с которыми сталкиваются страны типа Буркина Фасо. И в середине 1980-х это означало открыть говорить о проблеме долгов.

Санкара использовал конференцию Организации Африканского Единства в 1987-м году, чтобы убедить ряд африканских президентов аннулировать долги. Он, в частности, говорил делегатам: «Долги – это хитроумный способ нового завоевания Африки – таким образом, каждого из нас сделают долговым рабом». Встречаясь с африканскими лидерами и наблюдая, как они по очереди – один за одним обращались к западным правительствам с просьбами о небольшой реструктуризации долга. И Санкара предложил им объединить усилия, выступить вместе и освободить от гнета всю Африку. «Если Буркина Фасо одна откажется выплачивать долги – то меня уже не будет на следующей конференции» – говорил он. К сожалению, все так и произошло – на следующей конференции его уже не было.

Конечно, не все действия и проекты Санкары можно назвать одинаково успешными и правильными. В частности, сложно назвать правильным его ответ на забастовку учителей, когда Санкара уволил тысячи учителей и заменил их тысячами обычных граждан, которые зачастую абсолютно не могли преподавать. Система революционных судов, введенная Санкарой, оказалась не свободной от личных пристрастий и обид. К тому же кроме политических партий, Санкара распустил и профсоюзы. Некоторые перегибы, как и сам головокружительный темп социальных трансформаций, предоставили почву для наступления его врагов. И вскоре Санкара был убит в ходе переворота, организованного все тем же его другом Блезом Компаоре, которому оказали поддержку и помощь извне – в частности французская марионетка в Кот-д-Ивуар, президент Феликс Уфуэ-Буаньи. Революционные преобразования Санкары были тут же свернуты, и Буркина Фасо вновь стала типичной африканской страной, экономика которой ассоциируется лишь с нищетой и беспомощностью.

Не все за пределами Африки знают сегодня Томаса Санкару. Сам его характер и идеи очень контрастируют с той Африкой, которую страны Запада создавали на протяжении последних 30 лет. Однако в мире и сейчас сложно найти менее коррумпированного и более самостоятельного лидера, чем Томас Санкара. Этот лидер никак не укладывается в типичный образ «страдания», рисуемый различными благотворительными организациями. Санкара отлично знал, чего на самом деле стоит помощь Запада, как знал и о том, какую роль играют долги в осуществлении контроля над Африкой.

«Причины этой болезни – политические. Стало быть, и лечение должно быть политическим. Конечно, мы хотели бы получить помощь, которая помогла бы нам избавиться от самой, собственно, необходимости в помощи. Но в целом политика помощи извне всегда заканчивается дезорганизацией страны и ее подчинением. У страны затем отбирают само право определять свою политику, экономику и культуру. И мы решили рискнуть и пойти по совершенно иному пути, чтобы достичь самостоятельно большего благосостояния».

Не может не поражать, как в результате политики Санкары за столь короткий срок удалось настолько улучшить уровень жизни народа Буркина Фасо. Хотя сам Санкара вряд ли бы удивился, узнав, что результаты его политики вот уже 25 лет систематически уничтожают западные правительства и неправительственные организации – как раз под предлогом улучшения жизни.

Сегодня, во времена экономического кризиса, Европе следует прислушаться к словам Томаса Санкары. Хотя их фактически и без того постоянно повторяют на улицах Испании, Греции, Португалии и Ирландии даже те, кто не слышал о Томасе Санкаре:

«Те, кто завел нас в долговую яму – они просто играли – как в казино….  Потом они говорят о каком-то кризисе. Нет. Они играли и просто проигрались в пух и прах... Мы просто не можем выплатить долги, потому что нам нечем платить. И мы не можем платить эти долги, потому что это не наши обязательства».

Томас Санкара верил в людей, и не только в народ Буркина Фасо или Африки, а всего мира. Он верил в то, что настоящие перемены возможны на основе лишь творческого, нонконформистского подхода – или, говоря его словами, они должны «содержать определенную долю безумства». Он считал, что радикальные перемены возможны лишь тогда, когда люди верят в свое дело и занимают активную позицию. Он считал, что решить экономические проблемы с помощью благотворительности нельзя. Единственное решение лежит в плоскости политики. И поэтому идеи Томаса Санкары никогда не были настолько актуальны, как сейчас, когда Европа и весь мир настойчиво требует справедливости.

Ник Дерден

RedPepper

Перевод Дмитрия Колесника

Поколение Санкара: послание получено!

Убитый ровно двадцать пять лет тому назад, капитан Томас Санкара любил повторять фразу: «Можно убить человека, но нельзя убить идею». И молодые буркинийцы четко уловили смысл этого послания.

15 октября 1987 – 15 октября 2012: с того дня как президент Буркина-Фасо Томас Санкара был убит, прошло двадцать пять лет. Двадцать пять лет – это еще и средний возраст поколения буркинийцев, не знающего иной власти кроме режима Блеза Компаоре, который пришел к власти, перешагнув через труп своего товарища по революции. И, несмотря на то, что у этой молодежи были все предпосылки для того чтоб забыть о Санкаре, она помнит о нем. Молодые буркинийцы хранят память о капитане Томасе Санкаре, как если бы застали его эпоху.

«Молодежь тянет к личностям, они делают из них своих героев. Чем дольше Компаоре будет оставаться у власти, тем эта легенда будет становиться все популярней, ведь люди хорошо чувствуют взаимосвязь между всеми этими явлениями» – рассуждает рэппер Серж Мартен Бамбара, известный как «Смоки», многие из текстов которого посвящены «Тому Санку». С самого начала подъема новой волны общественного активизма в Буркина Фасо он возглавляет ряд гражданских инициатив получивших распространение по всей территории страны. В Уагадугу им организованы так называемые «чайные дебаты» с молодежью. Время от времени Санкара становится главной их темой обсуждения.

«Во время дискуссии с ребятами, а нужно отметить, что эта тема появляется все чаще и чаще, все табу снимаются – говорит музыкант, – Они жаждут узнать об этом человеке как можно больше. Масса молодежи ссылается на него и отождествляет себя с ним в своих речах». Однако эти ребята в большинстве своем едва еще успели родиться в те горячие деньки Национального Революционного Совета (НРС). О Санкара они слышали лишь от своих родителей и других людей старшего возраста, живых свидетелей революции, походившей на романтическое приключение.

Позитивные итоги

Сам Смоки, рожденный в 1971 году, еще застал период существования НРС. И по его словам, для него не было времени счастливей – хотя его отец и был осужден Народным Революционным Трибуналом. В течение года с небольшим Смоки должен был носить ему в тюрьму еду. Но со временем, сопоставляя все достижения и неудачи лидера революции, он пришел к выводу, что итог его деятельности остается позитивным и потому продолжает быть его горячим поклонником.

На протяжении 1983–1987 годов буркинийцы практически не знали отдыха. Революция требовала от них грандиозных усилий и жертв. Порой казалось, что Санкара неизбежно закончит поворотом к более жесткой форме правления. Те, кто так думал, считали, что у него не оставалось выбора в условиях, и учитывая опасности, нависшими над его режимом.

В это трудно поверить тем, для кого Санкара является подлинным воплощением демократа. Незадолго до своей смерти, констатируя разрыв между своим революционным рвением и усталостью масс, он провозглашал: «Я предпочитаю сделать шаг вместе с народом, чем сто шагов без народа». Настолько в стиле громких фраз очаровывающих молодое поколение.

Вместо того чтобы клеймить старый военный режим, они культивируют «своего рода ностальгию по революционному действию» признает буркинийкий рэгги-музыкант Самск Ле Джа (настоящее имя – Сама Карим). Три года назад певец учредил фестиваль «Возрождение Томаса Санкара». Он проходит ежегодно 21 декабря, в день его рождения. «Физически его больше нет, но его дух останется с нами и будет нас вдохновлять» - говорит Самск Ле Джа.

В социальных сетях

В Национальном центре печати Норберта Зонго, предоставляющем свой зал для различных встреч и приемов, соратники бывшего президента Буркина-Фасо собираются на встречу посвященную былым временам – временам Томаса Санкары. Каждая такая встреча собирает переполненный зал. Молодежь приходит сюда и уходит с чувством потрясения от услышанного. Участником последней такой встречи был не кто иной, как Букари Каборе по прозвищу «Лев», преданный сторонник Санкары, возглавивший отчаянное сопротивление у Кудугу (в 50 километрах от столицы Уагадугу) в ответ на известие об убийстве своего командира, после чего вынужден был бежать в Гану. По окончанию его выступления многие молодые ребята покинули зал в слезах» – рассказывает Самск Ле Джа.

Вместе со Смоки он также принимает участие в проходящем в Уагадугу ежегодном кинофестивале «Кино о свободном праве», посвященном темам защиты прав человека и свободе слова. Рэгги-музыкант уверяет, что даже когда фильм о капитане ставят в программу в ночное время, молодежь терпеливо ждет сеанса, словно они пришли сюда исключительно ради него.

Другое место распространения информации о жизни и деятельности революционера это файлобменники и социальные сети, позволяющие узнать о его личности. Интернет-сайт www.thomassankara.net содержит весь набор документов связанных с жизнью Санкара. До сих пор речи Санкара известны и пользуются здесь популярностью: например, речь о долговых обязательствах, произнесенная в Аддис-Абебе, или речь с трибуны ООН, вдохновляют на творчество целый ряд артистов.

«Когда читаешь все что им написано, когда слушаешь все, что им сказано, то нельзя не преисполниться чувством уважения к этому человеку. Как минимум 80% молодых людей в возрасте от 18 до 30 лет хранят Санкара в своем сердце» – говорит Арман Баяла, тридцатилетний актер и монтажер, принявший участие в съемках документального фильма «Санкара в моих стихах» (Бауи Зиба, 2009 год).

«Санкаромания» без границ

В съемках этого короткометражного фильма приняли участие музыканты, в творчестве которых отразилось влияние Томаса Санкары. Среди них сенегальская звезда хип-хопа Дидье Авади. Он даже решил назвать свою студию в Дакаре именем буркинийского президента. Таким образом, «санкаромания» выходит далеко за пределы Буркина-Фасо.

«Это феномен, который шире наших границ – отмечает рэпер Смоки, – Конго, Сенегал, Мали... Молодежь находится сейчас в поисках героев, которые должны прийти на смену Санкаре, и точка в этой истории еще не поставлена. Было поколение Шейха Анты Диопа, затем поколение Нкрумы и Лумумбы, а сегодня новое поколение носит имя Тома Санкара».

Абу Диалло

Jeuneafrique

Перевод Александра Панова



Наследие Санкары – в Европе и Африке (+видео)



Наследие Санкары – в Европе и Африке (+видео)
RSSРедакціяПідтримка

2011-2014 © - ЛІВА інтернет-журнал