Покушение на голодоморПокушение на голодомор
Покушение на голодомор

Покушение на голодомор


Сергій Одаренко
Страшно пытаться понять, почему в мирное время люди столкнулись с трудностями, почти что сравнимыми с последствиями Второй мировой

01.02.2013

Не залишай нас, надіє,
тієї пізньої золотої пори,
коли ми будемо ділити здобич,
із відчаєм знищуючи
запаси любові
на військових складах вітчизни

Сергій Жадан

Монумент жертвам голодоморов в Украине чтит память недоедавших в 1932-1933 годах и в послевоенные годы. Но стоило бы дополнить его новыми датами.

Украинские националисты фактически возносят признание Голодомора 1932-1933 годов к национальной идее. Но, в первую очередь, нам следовало бы обратить внимание на голодомор украинского народа, возникший в результате действий самого украинского государства. По данным Программы развития ООН, на сегодняшний день почти половина украинцев проедает более 60% дохода, а 16% украинцев – более 7 млн. наших соотечественников – и вовсе голодают. Это ровно столько, насколько сократилась за годы независимости численность жителей Украины. Если количество этих людей будет расти с такой же динамикой, всего через несколько лет мы окажемся на пороге нового искусственно созданного голода.

Уже в этом веке мой дед, наблюдая, как гости из Киева распаковывают пузатые сумки с гостинцами – деликатесами по советским меркам, любил вспоминать голодные послевоенные годы. Мол, сейчас мы воспринимаем консервы, сыры, колбасы и другое изобилие как должное. А ему в 1946-1947 годах довелось отведать и семена лебеды, и гнилую картофельную кожуру. «Вы бедности не видели, – твердил дед, – тогда на большую семью одни сапоги приходились». Дед вспоминал, как его тесть, обувшись, ушёл на работу, а тем временем жене стало плохо – и за фельдшером пришлось ковылять три километра по измороженному полю, босыми ногами, изредка отогревая их в коровьих лепёшках.

Я слушал его и кивал головой: действительно, какую разруху довелось пережить народу. Современникам такое даже не снилось – и, казалось бы, нам не представить все трудности, через которые прошло то поколение. Я убеждал в этом себя – но в последнее время пересмотрел своё мнение. Почему-то и я, и большинство других людей упорно не хотят вспоминать другую беду, которую мы пережили совсем недавно – в середине 90-х годов. Помню, тогда я два года, бессменно, и зимой и летом, ходил в школу в одной паре чёрных туфель (а нога то росла), зашитых красною нитью. Семья на протяжении года ела только постную гречку. Да и та нам доставалась исключительно благодаря дяде, который работал на складе военного госпиталя.

Да – он воровал у солдат. И мне не стыдно в этом сознаться, ведь такой грех сравним с нарушением закона 1933 года о «трёх колосках», когда расстреливали голодных людей, собирающих на полях пшеничные зёрнышки. Здесь надо не осуждать, а сочувствовать и сопереживать. Ведь наши лишения были связаны с тем, что маме около года задерживали зарплату, а завод, на котором трудился отец, остановили, распустив сотрудников. А найти новую работу в то время было практически невозможно.

Это не единичный случай. Наша семья – не исключение из правил, и вина во всех этих бедах лежит не на изнеможённых плечах наших родителей. Подобные чёрные полосы можно повсеместно найти в биографиях наших родственников, друзей и знакомых из разных уголков Украины. Я уже не говорю об одиноких людях или многодетных семьях, которым не было откуда ждать помощи. Я без лукавства удивляюсь – почему никто из них тогда не умер от голода? А может, нам пока не известны все факты?

Конечно же, меряться, кому жилось хуже – верх абсурда. Было бы цинично вычислять килокалории, съеденные дедом после войны, и мной в 90-х годах. Но, по справедливости, стоило бы задуматься о причинах случившегося. Сегодня, прогуливаясь между рядами-улицами многочисленных гипермаркетов, заваленных всевозможной снедью, трудно поверить, что всего каких-то 15-20 лет назад мы были на грани голодомора. Я не боюсь употреблять это громкое слово и буду упорно называть вещи своими именами. Ведь первопричиной пережитого дедом голода была послевоенная разруха. Шутка ли – этому предшествовало четыре года бомбёжек. Рухнула не только экономика – были уничтожены города и промышленность, истреблены миллионы людей. Естественно, в девяностых все было по-другому. И тем более страшно пытаться понять, почему в мирное время люди столкнулись с трудностями, почти что сравнимыми с последствиями Второй мировой.

Я нахожу ответ в простом физическом законе о сохранении массы. Проще говоря – если где-то прибавилось, значит где-то и убавилось. Голод времён независимости приходится на период первоначального накопления капитала. Именно тогда была актуальной формула «из грязи – в князи», и почти все наши миллиардеры – родом из той «пятилетки». Нынешние олигархи даже не особо скрывают, что, используя связи во властных структурах, они перераспределяли бюджетные средства в пользу своих бизнес-групп и приватизировали прибыли госпредприятий – а вместе с тем и сами предприятия. Следствием этого была безработица и опустошение зарплатного фонда.

Можно долго рассуждать о «естественности» этих процессов, говорить о неизбежности такого сценария, утверждать, что рыночная экономика должна быть не только экономной, но и беспощадной – «шоковая терапия». Но для меня остаётся очевидным одно – голод в середине девяностых годов был создан искусственно, с целью личной наживы экс-партийной верхушки в тандеме с бандитами. А значит, наравне с признанием Голодомора 1932-1933 годов геноцидом украинского народа, следует также требовать признать, как минимум, покушение на голодомор – в Украине середины девяностых годов.

Главное отличие – если прежде голод в первую очередь был бедой сельских жителей, то во времена независимости его жертвами стали горожане «без дачи». Для тех же, у кого она была, символом выживания стала «кравчучка», на которой украинцы таскали провизию со своих огородов. За счёт этого и выживали.

Глядишь, и со временем в парке Славы, рядом со свечой памяти – монументом жертвам Голодоморов в Украине – появится памятник этому незамысловатому транспортному средству.

Сергей Одаренко

журналист еженедельника «Фокус»


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал