Пять дней в горахПять дней в горах
Пять дней в горах

Пять дней в горах


Ілля Матвєєв
ГМПК – сильный и независимый профсоюз. Именно он недавно предотвратил принятие нового, ультралиберального Трудового кодекса

15.06.2012
  • Профсоюзы и художники Кыргызстана

    Здесь все очень наглядно. Первое, что видишь после посадки – грузовые самолеты ВВС США, их ряды тянутся до самого терминала аэропорта. Это американская транзитная база «Манас». Отсюда войска переправляют в Афганистан. Всего в двадцати километрах еще одна военная база – российская. Этими координатами задается геополитическая ситуация страны.

    Ненадолго останавливаемся в Бишкеке. Академия наук, филармония, театры, вузы, Художественный музей, правительственные и административные здания в центре  – советские. В архитектуре сознательно и последовательно совмещаются поздний модернизм и национальные мотивы. По тому, как выглядит город, ясно, насколько проблематичен советский «колониализм», конструировавший национальную культуру не в меньшей степени, нежели привносивший свою.

    С утра до позднего вечера – путешествие по горной трассе в Джалал-Абадскую область. С первых минут захватывает дух; на высоте 3800 метров открывается совершенно невероятный вид. Конечная точка маршрута – Терек-Сайский рудник. В последующие дни с делегацией Горно-металлургического профсоюза Кыргызстана (ГМПК) инспектируем золотые рудники, которыми и живет страна. На металлургию приходится 25% здешнего ВВП и 50% экспорта.

    ГМПК – сильный и независимый профсоюз, хотя и состоящий в местном аналоге ФНПР. Именно он недавно фактически в одиночку предотвратил принятие нового, ультралиберального Трудового кодекса.

    История с Трудовым кодексом крайне поучительна. Революцию 7-8 апреля 2010 года в Кыргызстане делали самые угнетенные и обездоленные. Многие тогда приехали в Бишкек из отдаленных горных сел. Именно эти люди шли под пули снайперов на площадь перед правительством — и именно они фактически привели к власти целую обойму либеральных оппозиционеров. Среди них был Темир Сариев. 7 апреля, в разгар событий, он вернулся в Бишкек из Москвы, в аэропорту его задержали, но вскоре отпустили, а при новом режиме сделали министром экономики.

    Весной 2011 года Сариев обнародовал проект Трудового кодекса, содержащий всего 144 статьи (в действующем ТК их 446). Социальная защищенность и профсоюзные права в новом Кодексе были резко сокращены — в полном соответствии с набившими оскомину требованиями МВФ и Всемирного банка о «повышении инвестиционной привлекательности». Новый ТК был явной калькой с грузинского, принятого в 2006 году. Грузинские профсоюзы после принятия нового Кодекса понесли тяжелые потери. Международная кампания за его пересмотр ведется до сих пор.

    В Кыргызстане всего этого удалось избежать. Профсоюзы решили провести митинг в день рассмотрения нового ТК правительством – но на чиновников из Федерации профсоюзов Кыргызстана надавили власти, и они быстро отказались от своих планов. Единственным профсоюзом, по-прежнему настаивавшим на проведении митинга, был ГМПК. Его лидер Эльдар Таджибаев повел людей к правительству на свой страх и риск — и под свою ответственность.

    Благодаря этому к профсоюзам прислушались, и Таджибаев возглавил комиссию по принятию нового ТК, в основу которого будет положен действующий Кодекс, а не вариант Сариева. Уже сейчас ясно, что ухудшающих поправок будет немного.

    Львиную долю экспорта Кыргызстана обеспечивает всего одно предприятие – золотой рудник Кумтор, принадлежащий канадской Centerra Gold. Рабочие здесь обладают высочайшей квалификацией, труд крайне производительный и интенсивный. Благодаря серии забастовок горняки добились повышения зарплаты до 3 тысяч долларов в месяц. Это самые высокие заработки в стране.

    Мы посетили другой рудник, на котором также недавно прошла забастовка — Иштамберды («Фулл Голд Майнинг»), принадлежащий китайским инвесторам. Несмотря на то, что рабочие, объединенные в профсоюз, остановили работу на неделю и добились повышения зарплаты на 50%, директор-китаец и остальные представители руководства устроили для делегации ГМПК торжественный обед (по всем киргизским правилам, с заколотым бараном, части которого раздают по старшинству) и даже вручили Таджибаеву зеленый чай из Китая в подарок.

    Я сразу вспомнил, что в соседнем Казахстане именно по заявлению китайского руководства нескольких участников забастовки в Жанаозене приговорили к тюремным срокам за «разжигание социальной розни». А здесь – почет и уважение, а также готовность к «конструктивному диалогу». Вообще стремительную экономическую экспансию Китая в Средней Азии лишь предстоит проанализировать.

    ...Золотой концентрат (серая масса, на тонну приходится около 100 грамм золота) лежит горой в цеху под худой крышей. Часть – в огромных белых мешках. Несколько человек, в основном женщины, лопатами забрасывают концентрат в мешки. Оплата сдельная. Один мешок – одна тонна – стоит 60 сом (около 40 рублей). Другой работы в горном селе нет. Рядом с женщиной в платке – ребенок. Неподалеку от цеха в пыли останавливается «Лексус». Профсоюзники говорят, что это китайцы. Местным жителям они платят наличными, чтобы те работали вечером и в выходные. Мешки с концентратром везут машинами до железной дороги, оттуда переправляют в Китай и уже там получают золото.

    В последний день поездки, вернувшись в Бишкек, я познакомился с таджикско-московским художником Георгием Мамедовым и казахской художницей Оксаной Шаталовой, курировавшими павильон Центральной Азии на 54-й Венецианской биеннале. Основанная ими Школа теории и активизма в Бишкеке (ШТАБ) — светлая и просторная библиотека с подборкой «Художественного журнала» и томами «Капитала» в городской квартире. Цель, по словам основателей, в том, чтобы создать платформу для взаимодействия художников и активистов.

    В Бишкеке эта институция, как будто прямо из Москвы (или, например, из Стокгольма), смотрится инородным телом. На лекции по Camera Lucida Барта и «Тюремным тетрадям» Грамши приходит несколько человек. Левая среда, по признанию Мамедова, в Бишкеке отсутствует (зато есть активные либертарианцы).  И все же ШТАБ наладил контакт с одной активисткой группой – местным ЛГБТ-сообществом. 2-17 мая здесь работала «Мастерская неотчужденного протеста» против гомофобии и трансфобии. Активисты вместе с художниками и дизайнерами создали агитационный мультфильм, футболки, плакаты и стикеры с антигомофобной символикой.

    У ГМПК много проектов. Недавно профсоюз открыл Центр исследований социально-трудовых отношений – первую в стране экспертную организацию в этой сфере. Профсоюз активно работает над привлечением студентов местного Горного университета и готовится создать свое агенство по трудоустройству. Привлечение студентов отраслевым профсоюзом – едва ли не уникальный опыт в СНГ, зато очень распространенный на Западе.

    ШТАБ планирует открыть осенью Школу критической анимации и продолжить лекционную программу. Я познакомил Эльдара Таджибаева, лидера ГМПК, с Оксаной и Георгием. Можно надеяться, что уже с осени у профсоюза и художественной институции появятся совместные проекты.

    Илья Матвеев

    Фото автора


    Підтримка
    • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
    • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
    • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
    • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
    • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
    2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал