Латвийские уроки «жесткой экономии»Латвийские уроки «жесткой экономии»Латвийские уроки «жесткой экономии»
Економіка

Латвийские уроки «жесткой экономии»

Роман Губрієнко
Латвийские уроки «жесткой экономии»
Украине придется идти похожим путем испытания реформами, но расплата за донорскую помощь будет в разы болезненней.

Теги матеріалу: європа, криза, лібералізм, срср-ex
21.03.2014

Отдельные страны ЕС вполне серьезно считают, что худшие кризисные времена позади, но на деле это всего лишь самоуспокоение. К разряду «излечившихся», несомненно, относит себя изрядно пострадавшая Латвия. Латвийский опыт вхождения-«выхождения» из кризиса весьма любопытен. Это обусловлено не только текущими успехами Риги в подавлении кризисных явлений, которые в Европе окрестили очередным «экономическим чудом». Все это живой пример того, что ждет Украину на пути к ЗСТ с ЕС, который лежит через финансовую удавку МВФ.

В новый год с новой валютой

С 1 января Латвия перешла на евро. На адаптацию отвели полгода, все это время лат еще будет находиться в обращении. Оплату товаров и услуг можно будет совершать в двух валютах, но сдачу покупателям обязаны давать только в евро. Прибалтийская республика стала восемнадцатым членом еврозоны и второй страной бывшего СССР (после Эстонии), принявшей общеевропейскую валюту.

Процесс изменения валютной ориентации не обошелся без эксцессов. Опасения насчет того, что предприниматели в спекулятивных целях воспользуются ситуаций с пересчетом цен, оказались не беспочвенными. На адрес Центра защиты прав потребителей поступило 180 жалоб на неправильный расчет параллельного отражения цен. Из восьми тысяч проверок мест торговли и предоставления услуг, проведенных специалистами Центра, в 40% случаев выявлены нарушения. За серьезные повторные попытки спекуляции были оштрафованы семь компаний.

Власти трубили о готовности страны к внедрению евро, но как показали различные социологические исследования, большинство населения Латвии не разделяет энтузиазм политического руководства. Согласно опросу, проведенному центром социологических исследований SKDS, переход на евро поддерживают всего 20% латышей. Подавляющее же большинство  60% высказались против [1]. На общественное мнение никак не повлияла пропагандистская кампания по популяризации евровалюты, на которую правительство истратило около 2 млн. евро. Скептическое отношение к евро связывают с общим недоверием жителей Латвии к Евросоюзу. «Негативное отношение к евро, свойственное жителям Латвии, связано, конечно, с их общим недоверием к проекту под названием Европейский союз», пишет латвийское издание «Telegraf» со ссылкой на исследования центра Eurobarometer, «Как и следовало ожидать, латвийцы весьма скептичны в отношении того, насколько важную роль играют они сами в европейских делах. В ответ на вопрос «согласны ли вы с тем, что ваш голос имеет значение для ЕС», только 15% жителей Латвии сказали «да». Хуже дела обстоят лишь в Греции (13% позитивных ответов) и Кипре (11%)» [2].

Явно не прислушавшись к мнению собственных граждан, власти Латвии ввели евро, тем самым продолжив процесс укоренения страны в общеевропейской финансовой и политической структуре. Перейти на европейскую валюту Латвия должна была еще в 2008 году, но из-за начавшегося мирового финансового кризиса властям пришлось повременить с этим вопросом. Ожидая, что худшие времена позади (если не для ЕС, то по крайней мере для Латвии), руководство прибалтийской республики возобновило и завершило валютный этап интеграции страны. Но так ли прочны теперешние экономические позиции Латвии и безопасно ли теперь бросаться в пучину все еще нестабильной еврозоны?

Длинные руки кризиса

От кризиса, латвийская экономика пострадала больше всех. Уровень падения ВВП страны в 2009 году составил 17.8%, установив своеобразный мировой антирекорд. В сущности Прибалтийская республика планомерно двигалась навстречу коллапсу, но лишь в 2007 году первые признаки недугов экономической системы очертили надвигающиеся угрозы. Вступив в 2004 году в ЕС и НАТО, Латвия переживала период «головокружения от успехов», финальной стадией которого стала политика жесткой экономии. В 2004-2005 годах рост ВВП демонстрировал самые высокие показатели в ЕС – 10.4%, а в 2006-2007 годах больше 11%. Иностранные инвестиции буквально хлынули рекой. За три года членства в ЕС объемы инвестирования в латвийскую экономику увеличились на 81%. Но успехи оказались весьма временными.

Причины, послужившие тому, что удар кризиса пришелся по Латвии сильнее всех, можно разделить на хронические и ситуативные. К последним можно отнести предшествующую политическую нестабильность, которая вылилась в неэффективность системы управления, нехватку профессиональных кадров в правительстве и популистскую политику «зажиточных времен» периода 2004-2007 годов.

С 2004 по 2009 года в Латвии по разным причинам в отставку уходили четыре премьер-министра. Правительство уже довольно длительное время носит коалиционный характер, объединяющий далеко не самые рейтинговые партии. Такая политическая кооперация предусмотрена с целью недопущения в правительство партий, поддерживаемых в основном русскоязычным населением. Яркий пример продолжения работы этой схемы «Центр Согласия», возглавляемый Нилом Ушаковым объединение нескольких политсил (Партия народного согласия, Новый центр, Социалистическая партия Латвии и Социал-демократическая партия), которое на последних внеочередных выборах в Сейм заняло первое место, набрав 29.5% голосов. Обладая самой большой фракцией, «Центр согласия» остался вне власти. Такой расклад сил во многом сказывается на восприятии значительной части латышей, разного рода решений и ходов руководства.

Умышленная политическая изоляция «пророссийских» и левых партий отчасти приводила к тому, что в составе создаваемых либералами правительств часто оказывались не совсем компетентные кадры. Судите сами: занимавший пост министра обороны и министра здравоохранения Винетс Велдре по образованию -- ветеринар, бывший министр земледелия и министра экономики Атис Слактерис инженер-механик, экс-министр культуры Хелена Демакова бакалавр в области изучения иностранных языков.

Трехлетний экономический подъем политики также использовали весьма неосторожно. Результатом мнимого благосостояния стали популистские меры «стахановского» взращивания социальных стандартов, которые не соответствовали действительным темпам роста экономики, а обеспечивались инвестиционным пузырем. К примеру, средняя зарплата в столице превысила средние показатели по странам ЕС, а в целом по стране составила чуть более 700 евро. Средний размер пенсий вырос до 150 евро. Только в 2007 году уровень роста зарплат подстегнули на треть. В итоге это привело к росту инфляции (подскочившей в 2007 году до уровня 10.1%) и последующим социальным ампутациям в рамках проводимых мер жесткой экономии.

К хроническим факторам влияния на латвийскую экономику следует отнести: дефицит бюджета и дефицит внешней торговли. Первый пункт обусловлен неэффективностью управления бюджетными средствами. Латвийский государственный аппарат был непомерно раздутым, считаясь одним из самых крупных и затратных по всей Европе. Цифры говорят сами за себя госаппарат поглощал 7.6% всего экономически активного населения, (в Литве к примеру лишь 0.9%), а на его содержание тратилось 20% от всего бюджета республики (в соседней Эстонии 8%). Но самой больной точкой латышской модели экономики является дефицит внешней торговли, поскольку начиная с 1994 года импорт постоянно превышал экспорт. Многолетняя закостенелость такого положения дел привела к катастрофическому уровню доминирования импорта в размере 30% от всего ВВП на уровне $5.3 млрд. (что для маленькой Латвии с населением в 2.2 миллиона очень и очень много). В основном это стало долгосрочной расплатой Латвии за процесс деиндустисализации страны со времен отделения от СССР, что привело к существенному уменьшению экспортного потенциала, сужению внутреннего рынка и сильной зависимости от инвестиционных и финансовых инъекций.

Цена условий МВФ

Результатом всех внутриполитических факторов и накопившихся проблем в экономике, Латвия встретила кризис, что говориться, в чистом поле. Это привело к политике «затягивания поясов», «экономии», «урезания» и т.п. Под надзором МВФ в стране начали проводить реформы. Их основная задача сводилась к снижению показателя дефицита бюджета в течении 2009-2012 годах с 10% до 3%. Взамен кредиторами предоставлялась помощь в размере 7.5 млрд. долл. с перспективой вступления в еврозону. Выполняя требования международных кредиторов, Латвия пережила тяжелые годы тотальной экономии.

Политика правительства была направлена на сокращение 15% непроизводственных расходов. На 11.7% сократилось общее число работников бюджетных учреждений. Все социальные стандарты были «заморожены». В первую очередь пострадали сферы медицины и образования. Медикам сократили зарплату на 20%, а профильное министерство разработало план сокращения финансирования отрасли в целом на 20-40%. Уже к лету 2009 года финансирование больниц сократили на 57%. Эти меры вводились несмотря на то, что Латвия скатилась на последнее 31-е место по Европейскому индексу потребителей здравоохранения.

«Из-за резкого сокращения финансирования неотложную медицинскую помощь можно будет оказать лишь половине пациентов», писало латвийское издание «DELFI» со ссылкой на председателя Общества больниц Евгения Калейса. В больницах вся плановая помощь оказывалась только за деньги и в этих обстоятельствах многим вообще пришлось отказаться от лечения. Более того, из-за урезания финансирования многие латвийские больницы и клиники прекратили проведения бюджетных плановых операций. Жизни многих людей, ожидающих спасительного операционного вмешательства, оказались под угрозой в результате экстренного «реформирования» сферы медицины.

Не мене пострадала и сфера образования. С началом 2009/2010 учебного года было ликвидировано 54 школы (преимущественно с русским языком обучения) и 64 реструктуризировано. Большое количество закрытых школ и сокращение педагогического состава по праву считается одной из самых болезненных «реформ», совершаемых согласно требований МВФ по сокращению бюджетных расходов.

Правительство Латвии принялось экономить и на транспортных перевозках. В августе 2009 года постановлением Кабинета министров были ограничены льготы на проезд в общественном транспорте для отдельных категорий граждан. В первую очередь это дети с 7 до 10 лет, которые до этого могли ездить с 50%-й скидкой. Льгот также лишили детей с особыми потребностями и нарушениями в развитии. Были отменены 50% скидки на городские маршрутки для школьников, студентов и учащихся техникумов (конечно, для украинских учащихся даже факт существования таких льгот это нонсенс). С помощью таких мер, власти Латвии решили сэкономить 7-8 млн. латов.

И это лишь несколько примеров из множественных мер экономии проводимых премьером Валдисом Домбровскисом, не говоря уже о явных промахах, которые были допущены в разгаре кризиса. К ним можно причислить решение правительства по увеличению ставок НДС. В 2008 году стандартный НДС был повышен с 18% до 21%, пониженный НДС с 5 % до 10 % (сюда входят детское питание, медикаменты, электричество, отопление и общественный транспорт), НДС особых сфер услуг вырос с 5 % до 21 % (газеты, книги, кабельное телевидение, водоснабжение, сбор отходов, услуги ритуальных бюро, гостинниц и т. п.). Результатом стало резкое сокращение налогового сбора, но Домбровскис только пригрозил еще большим поднятием ставок до 24%. Бизнес начал уходить в тень, прибегая к «зарплатам в конвертах», официально выплачивая работникам только минимум в 200 лат. [3]

Еще одним камнем, повисшем на шеи Латвии из-за проводимой линии «экономии и сокращений», стала быстро растущая безработица, неуклонно увеличивающаяся с 2008 года. В 2009 году по данным статистического бюро Eurostat ее уровень вырос до 22.8%. До 2013 года показатель удалось немного подтянуть и выйти на 12.7% [4], но это достижение вполне объясняется не выходом из кризиса, а усилением эмиграции трудоспособного населения, достигшего 10%. Последние социологические исследования и вовсе рисуют мрачную картинку латвийской демографической ситуации. Согласно опросу, проведенному центром социологических исследований SKDS, всего 34,7% [5] жителей остались бы в Латвии, если бы можно было без ограничений жить в любой стране мира. Эти цифры в комментариях не нуждаются.

В итоге, правительство выполнило условия МВФ и уже в 2011 году страна вышла на показатель роста ВВП в 5.5%. В 2012 году рост немного замедлился до 5.3%, но все равно стал самым высоким квартальным и годовым ростом среди стран ЕС по данным Eurostat (и 4% в 2013 году). Однако многие эксперты убеждены, что результат опять таки временный и обусловлен краткосрочной перспективой, поскольку хронические проблемы латвийской экономики решены не были.

Свет в конце туннеля?

Такого мнения придерживается Паскаль де Лима, доктор экономических наук, преподаватель парижского Института политических исследований. На вопрос французского издания Atlantico о «подводных камнях» цены достигнутых Латвией экономических успехов эксперт говорит: «Все это связано с тем, что достигнутые успехи все равно остаются весьма относительными. Прежде всего, существуют сомнения насчет реальных достижений внутренней девальвации: хотя сальдо внешнеторгового баланса страны вновь стало положительным, это объясняется в большей степени сокращением импорта, чем расширением экспорта. По сути, это ложная прибыль».

По поводу перехода Латвии на евро французский аналитик также отмечает, что: «В любом случае, латвийские и европейские власти ставят перед собой в первую очередь политические, а не экономические цели. В Риге хотят окончательно закрепить связь бывшей социалистической республики с Западной Европой. В Брюсселе же вхождение в еврозону новой экономики (пусть даже и такой небольшой) рассматривается как символ, который должен подчеркнуть привлекательность евро как валюты». [6]

На деле демонстрируемые достижения по росту ВВП, сокращению бюджетного дефицита, а в добавок и вхождение в еврозону, возобновляют былой приток инвестиций в Латвию. К тому же, привлекаются международные займы. Такая тактика возвращает страну в предкризисный период, поскольку фундаментальные задачи никоим образом не решены.

Если в сфере управления бюджетными средствами таки удалось добиться результатов (хотя и весьма непопулярными мерами), то в разрешении таких проблем, как наращивание экспорта (вложение средств в реальный сектор экономики), работа над внутренними рынками (по сути импортозамещение, которое повышает устойчивость экономики в кризисные времена, когда усиливаются влияния внешних факторов риска), и снижения зависимости от финансовых вливаний, ничего не решено.

Напротив, Рига идет (как показал опыт -- не самым лучшим) путем Кипра, чрезмерно увлекаясь финансовым сектором (поскольку в Латвии он очень большой, по сравнению с численностью населения), который она превратила в основу своей экономики. Эта политика воплощается в соблюдении очень низких ставок по корпоративным налогам в 15% (Кипр -- 12.5% при средних в еврозоне в 23.5%). Сложившиеся обстоятельства и повторение синдрома «головокружения» при условии новых кризисных толчков может перерастив неприятное дежавю. К тому же, теперь Латвия вошла в еврозону не отличающуюся стабильностью и процветанием.

По тем же рецептам

История начала развития и затишья (не скажем завершения) кризиса в Латвии очень поучительна и наглядна для Украины. Сейчас, когда уже подписана «политическая» часть соглашения об ассоциации, следует со всей серьезностью и вниманием изучить все этапы латвийского «хождения по мукам». Так мы лучше будем понимать, что нас ждет в будущем, ведь с подписанием Соглашения в Украине будет организован схожий сценарий. К тому же, состояния социальной сферы и экономики Украины и Латвии разнятся в ряды, учитывая тот факт, что латвийский ВВП на душу населения примерно в 3 раза выше, чем украинский. Несмотря на все проблемы, среднестатистический латыш по уровню жизни может дать солидную фору своему украинскому коллеге. Украине придется идти похожим путем испытания реформами, но расплата за донорскую помощь будет в разы болезненней.
МВФ четко руководствуется методом кнута и пряника. Предлагая пряник, кредиторы в придачу вручают и кнут, которым предлагают украинцам высечь самих себя. В случае Украины, оставленные хлыстом ссадины вряд ли придадут прянику дополнительной аппетитности. В любом случае, это касается «пересічних» граждан, которым и предстоит вынести всю тяжесть ударов. Главным механизмом и средством евроинтегрирования остается «реформирование» под эгидой и условиями МВФ. Такова цена украинского билета в европейскую семью.

Роман Губрієнко

_______________

[1] Латвия перешла на евро (Deutsche Welle)

[2] Есть ли будущее у Евросоюза? Взагляд из Латвии (Telegraf)

[3] Вся Латвия - Работа (Pribalt.info)

[4] Harmonised unemployment rate by sex (Eurostat)

[5] Опрос: в Латвии готовы остаться только 34,7% жителей (Delfi.lv)

[6] Латвия — пример успехов жесткой экономии... Но какой ценой? (Atlantico)

 

Читать по теме:

 Джулi Хайланд.  Что готовит рабочим украинский режим?

Александр Коноплянников. Возвращение блудного сына

Джеффри Соммерс. Не всё то золото, что блестит

Флорин Поенару. Классовая перспектива в Украине

Славой Жижек. Прогнило что-то в европейском королевстве…



2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал