Не нужно оправданийНе нужно оправданий
Не нужно оправданий

Не нужно оправданий


Марк Колесник
Если это происходило в государстве, которым управляла компартия – хоть по вине центров, хоть по вине местных активистов, расправляющихся с неугодными – значит, компартия не выполнила одну из своих первостепеннейших, важнейших задач

30.05.2012

«Связь с массой. Жить в гуще.
Знать настроения. Знать все.
Понимать массу. Уметь подойти.
Завоевать ее абсолютное доверие».

Эти слова Владимира Ильича до сих пор висят на станции метро «Театральная», носившей во времена СССР имя Ленина. Мне часто доводилось их видеть, пересаживаясь с одной ветки на другую. В утренние часы масса людей ехала на работу и по делам, на переходе почти всегда была толпа – и, глядя на надпись, я удивлялся предвиденью или иронии неизвестного оформителя, повесившего «жить в гуще» над местом, где как раз и была самая гуща.

А вот как этот же тезис детальнее расписан у Ленина в «Проекте тезисов о роли и задачах профсоюзов»:

«Связь с массой, то есть с громадным большинством, рабочих (а затем и всех трудящихся) является самым важным, самым основным условием успеха какой бы то ни было деятельности профсоюзов. Снизу до самого верха организации профсоюзов и их аппарата должна быть создана и проверена практически на опыте долгого ряда лет целая система ответственных товарищей, обязательно не только из числа коммунистов, которые должны жить в гуще рабочей жизни, знать ее вдоль и поперек, уметь безошибочно определить по любому вопросу, в любой момент настроения массы, ее действительные потребности, стремления, мысли, уметь определить, без тени фальшивой идеализации, степень ее сознательности и силу влияния тех или иных предрассудков и пережитков старины, уметь завоевать себе безграничное доверие массы товарищеским отношением к ней, заботливым удовлетворением ее нужд. Одной из самых больших и грозных опасностей для численно скромной компартии, которая, в качестве авангарда рабочего класса, руководит громадной страной, совершающей (пока еще без прямой поддержки более передовых стран) переход к социализму, является опасность отрыва от масс, опасность того, что авангард забежит слишком далеко вперед, не «выровняв фронта», не сохраняя прочной связи со всей армией труда, т. е. с громадным большинством рабочей и крестьянской массы. Как самая лучшая фабрика с превосходным двигателем и первоклассными машинами окажется бездействующей, если попорчен передаточный механизм от двигателя к машинам, так неизбежна катастрофа нашего социалистического строительства, если неправильно построен или неправильно работает передаточный механизм от компартии к массам, — профсоюзы. Эту истину недостаточно разъяснять, напоминать, подтверждать; она должна быть организационно закреплена во всем строении профсоюзов и в их повседневной работе».

Читая Ленина, видишь не только философа, политика, полемиста, – но и великого организатора,  много говорившего об организации как производства, так и общественной жизни. Ленин не ставит ни перед собой ни перед другими догматов – «только так, а не иначе». Наоборот, он учит мыслить разносторонне, диалектически, учитывать конкретную ситуацию, ее связи и движения. Ленин не преклоняется ни перед высшими силами, ни перед случайностью, ни перед стихийностью. Ленин призывает изучать окружающий мир, познавать его законы, – и учиться управлять. Не «вручать бразды» какому-то одному человеку, не отдавать их навсегда какой-то отдельной группе, избранной элите. Цель коммунистического движения в том, чтобы все люди стали обществом, в котором все работают и все управляют.

Коммунист не должен склоняться ни перед стихийностью, ни перед случайностью в государстве, власть в котором взяла – и давно взяла, – коммунистическая партия. Если в государстве, которым управляла коммунистическая партия, случился голод – значит, либо он был зачем-то нужен и преследовал какую-то цель, либо это была чья-то ошибка, чье-то преступление, либо же партия не контролировала происходящее в государстве, – хотя, взяв власть, должна была ее контролировать. Голодом не достигалось никакой цели. Голод не вел к достижениям и желаемым преобразованиям. Того, чего можно и нужно было достичь, можно было и нужно было достигать без голодных смертей. Надо было бороться против голода, помогать голодающим – как боролась против голода партия большевиков и в царской России и в 1921-м году, направляя на это все силы, обещая сделать против голода «возможное и кое-что невозможное».

Списывать происшедшее на «стихийности» и случайности – стыдно и позорно для вменяемых управленцев и коммунистов. Ведь за прошедшие после революции годы должна была быть создана и налажена система связи «верхов» и «низов», масс и авангарда, знающая настроения народа, завоевывающая его доверие – как совершенно правильно учил Ленин.

Вели ли к этому репрессии против невиновных? Вел ли к этому голод? Устанавливали ли такие действия прочную связь компартии с массами? Вопросы чисто риторические.

Социализм – не идеалистическое движение, оправдывающее своей целью совершенно любые жертвы. Социализм, – это рациональное движение к рациональному общественному управлению, организовывающему и включающему всех трудящихся. Стихийность бывает после социального взрыва, когда необразованные, угнетаемые и переполненные ненавистью к своим угнетателям и их подручным массы разрывают цепи своего угнетения, когда их классовая ненависть вырывается на свободу. Но через пятнадцать лет после социалистической  революции стихийности быть не должно. Должна быть организация – это первейшая задача революции. В том числе и именно потому, что «Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться», а уметь защищаться, – это и уметь организовываться, организовывать снабжение огромных человеческих масс, завоевывать их доверие.

Ленин не был пацифистом, не думал о том, что у социализма нет врагов. Истории известно много жестких заявлений, призывов и приказов Ленина. Но отрыва компартии от масс, напрасных репрессий и жертв по ленинской логике быть не должно. И если это происходило в государстве, которым управляла компартия – хоть по вине центров, хоть по вине местных активистов, расправляющихся с неугодными – значит, компартия не выполнила одну из своих первостепеннейших, важнейших задач. Виновные в голодных смертях должны быть осуждены, из этого должны быть извлечены уроки, исключающие впредь повторение таких ошибок и преступлений.

Ни революции, ни социализму не нужны оправдания голода. Нужно, чтобы голода не происходило.

«Как самая лучшая фабрика с превосходным двигателем и первоклассными машинами окажется бездействующей, если попорчен передаточный механизм от двигателя к машинам, так неизбежна катастрофа нашего социалистического строительства, если неправильно построен или неправильно работает передаточный механизм от компартии к массам».

Марк Колесник


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал