Скрытая угрозаСкрытая угроза
Скрытая угроза

Скрытая угроза


Всеволод Петровський
Ультраправые повсеместно используют те самые «спецсредства», которые запрещает законопроект. Но участниками акций боевики не считаются, и на них не распространяется этот запрет. А вот участникам мирного собрания придётся ограничивать свои возможности для самообороны или нарушать новый закон.

17.01.2014

Театр абсурда имени украинской политики в последние месяцы работает круглосуточно. В центре столицы образовалась «серая зона», в которой не действуют государственные законы. Нацисты в камуфляжной форме, захватившие киевскую мэрию, осуществляют суды Линча, пытают и избивают людей, и ставят их к «позорному столбу»… После нескольких провальных попыток «штурма Майдана», официальная власть не делала ничего для того чтобы остановить этот средневековый произвол. Но сегодня парламентское большинство выдало «несимметричный ответ», который может иметь крайне печальные последствия для всего украинского общества. 

16 января депутаты фракций ПР и КПУ единогласно поддержали законопроект с длинным и запутанным названием: «Проект Закона Украины «О внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» и процессуальных законов в отношении дополнительных мер безопасности граждан»».

Так как трибуну Верховной Рады блокировала оппозиция, голосование происходило крайне экзотическим даже для нашего парламента образом: провластные депутаты голосовали поднятием рук. Вопрос с подсчётом голосов решили просто: обошлись безо всяких подсчетов. Что ж, пожалуй, это закономерный результат эволюции отечественной парламентской системы — от лукавого «кнопкодавства» к циничному, но честному отказу от всяких процессуальных формальностей.

Но нарушением Конституции в зале Верховной Рады уже давно никого не удивишь. Гораздо важнее сейчас разобраться в содержании принятого законопроекта. По сути, это пакет поправок к различным законам и кодексам Украины, являющийся калькой с печально известных «антиэкстримистских» законов, принятых ранее в Российской Федерации. И даже беглый анализ этого документа (полная сравнительная таблица изменений в законодательстве, доступная на сайте Верховной Рады, занимает 127 «вордовских» страниц) позволяет сделать неутешительный вывод: Если новый закон не будет обжалован и вступит в силу, мы будем жить в полицейском государстве.

Ограничиваются конституционные права граждан на свободу собраний и свободный доступ к информации… И, на наш взгляд, направлено это «закручивание гаек» не против идеологов националистического майдана и их «коричневых» боевиков (разыгрывающих с действующей властью совместную партию), а против всех жителей страны, имеющих смелость бороться за своё право на свободу совести, на достойный труд, на охрану здоровья… Итак, пройдёмся по ключевым моментам скандального закона.

Ликвидация свободы мирных собраний

На протяжении нескольких лет участники Всеукраинский инициативы «За мирный протест» боролись против принятия законопроектов, ограничивающих право, гарантированное ст. 39 Конституции Украины, которая гласит: «Граждане имеют право собираться мирно, без оружия и проводить собрания, митинги, походы и демонстрации, о проведении которых заблаговременно уведомляются органы исполнительной власти или органы местного самоуправления».

И до сегодняшнего дня борьба за соблюдение этого конституционного права была успешной. Обязанностью граждан Украины было сообщить в органы местной власти о проведении митинга или пикета — но не должны были выпрашивать у чиновников разрешение на свою акцию протеста. Запретить собрание мог только суд, а не местный исполком или РОВД.

Сегодня нас этого права лишили. Согласно с новой редакцией ст. 185 Кодекса Украины об административных правонарушениях, запрещается «Встановлення без дозволу органів внутрішніх справ для проведення зборів, мітингів, вуличних походів чи демонстрацій або під час їх проведення конструкцій, палаток чи інших малих архітектурних форм, предметів чи конструкцій, що використовуються як сцена, звукопідсилюючої апаратури». 

Внимательно читаем слова, выделенные жирным шрифтом. Из них следует, что, во-первых, теперь для проведения массового митинга нужно получить санкцию даже не от органов местного самоуправления, а от милиции… Такого, если мне не изменяет память, не было даже в законопроектах, против которых боролись участники инициативы «За мирный протест». Во-вторых, эта санкция должна быть получена не только на установку сцены, с которой будут выступать лидеры оппозиции, Руслана Лыжичко и националистические фрики, но и палаток. (А палатки — это не обязательно майдан. Вспомним разгромленный палаточный городок чернобыльцев под зданием пенсионного фонда в Донецке).

И главное — запрет распространяется на использование звукоусиливающей аппаратуры. То есть, к примеру, рабочие, которые без разрешения от милицейского начальства устроят митинг под заводской проходной и будут, с помощью громкоговорителя требовать выплаты задержанной зарплаты, автоматически станут правонарушителями. Как вы думаете, легко ли будет получить такое разрешение работникам государственного предприятия или компании, которой владеет приближенный ко власти «эффективный собственник»? Вопрос, понятное дело, риторический — но все-таки, было бы интересно задать его представителям Коммунистической партии Украины, которые, напомню, тоже голосовали за этот закон.

Что же грозит нарушителям нового закона? Среди мер наказания указан штраф в размере от двухсот до трёхсот необлагаемых  налогом минимумов доходов граждан. На данный момент этот минимум составляет 17 грн. Примерные суммы штрафов вы можете подсчитать сами.

Следующая поправка запрещает, кроме всего прочего, «Участь в зборах, мітингу, вуличному поході, демонстрації, іншому масовому заході у масці, шоломі або з використанням інших засобів чи способів маскування з метою уникнення ідентифікації особи, або наявність у особи, яка бере участь у такому заході, відкритого вогню, піротехнічних засобів (освітлювальних, сигнальних, імітаційних), зброї, спеціальних засобів самооборони, заряджених речовинами сльозоточивої та дратівної дії..

Несложно догадаться, что оправдывая необходимость этой поправки, политики будут напоминать всем о боевиках «правого сектора», которые, надев маски, избивали цепями и палками, забрасывали петардами и заливали газом милиционеров на майдане и под Администрацией президента. Да, такое было, факт. Только вот действия боевиков и по старому законодательству были противоправными. Для того чтобы их осудить, не нужно принимать новые документы, ограничивающие право гражданина на самооборону. Те же газовые баллончики у нас разрешены, для их ношения не нужно никаких специальных разрешений.  Теперь получается, что их можно брать с собой куда угодно, но только не на митинг? Не логично.

Почему эта поправка должна вызывать беспокойство? Например, потому что ультра-правые боевики (из тех самых организаций, которые сегодня верховодят на майдане) регулярно нападают на участников левых и антифашистских акций (во время одного из подобных нападений пострадал и я, автор этой статьи). Такие атаки, зачастую, проводятся до начала или после окончания собраний и митингов (то есть, когда поблизости нет милиции). При этом, нападающие повсеместно используют те самые «спецсредства», которые запрещает законопроект. Но, естественно, участниками акций боевики не считаются, и на них, выходит, всё равно не распространяется этот запрет. А вот участникам мирного собрания придётся делать выбор — ограничивать свои возможности для самообороны или нарушать новый закон.

Удар по общественным организациям

Поправки в закон «Об общественных объединениях» и в Налоговый кодекс, вводят в украинское законодательство дикий термин «иностранный агент», перекочевавший из новейшего российского права:

«Громадське об’єднання вважається таким, що виконує функції іноземного агента, якщо для забезпечення своєї діяльності отримує грошові кошти або майно від іноземних держав, їх державних органів, неурядових організації інших держав, міжнародних неурядових організацій, іноземних громадян, осіб без громадянства або уповноважених ними осіб, що отримують грошові кошти чи інше майно від вказаних джерел (далі – іноземні джерела), а також бере участь, в тому числі в інтересах іноземних джерел, в політичній діяльності на території України».

Под политической деятельностью здесь понимаются не заседания в Верховной Раде (политические партии, как раз, из числа потенциальных «агентов» исключены), а практически любые действия, направленные на защиту прав граждан и любое критическое обсуждение государственной политики.

«Громадське об’єднання, за виключенням політичної партії, визнається таким що бере участь в політичній діяльності, яка здійснюється на території України, якщо незалежно від цілей і завдань, зазначених в його засновницьких документах, воно приймає участь (в тому числі шляхом фінансування) в організації та проведенні політичних акцій, які мають на меті вплив на прийняття рішень державними органами, зміну визначеної ними державної політики, а також для формування думки суспільства у вказаних цілях.»

«Иностранным агентам» предписывается указывать свой новый статус в названии организации (ст. 10 новой редакции закона «Об общественных объединениях»). При этом они, в отличие от «благонадежных» общественников, не имеют права публично использовать сокращённое название организации, без клейма«общественное объединение, выполняющее функции иностранного агента». Соответсвующая пометка должна стоять и под любой публикацией, подготовленной участниками организации: «…матеріали, що розповсюджуються громадським об’єднанням, яке виконує функції іноземного агента (в тому числі через засоби масової інформації та мережу Інтернет) мають супроводжуватися вказівкою на те, що вони видані та (або) розповсюджуються громадським об’єднанням, яке виконує функції іноземного агента» (ст. 21 того же закона). После этого законопослушные граждане, надо полагать, поймут, с кем они имеют дело и перестанут воспринимать информацию, полученную от изменников родины — переключившись на проверенные СМИ, получающие деньги от олигархов и политиканов с украинским паспортом.

Кроме того, «иностранные агенты» обязаны платить налоги с полученных средств, даже если они являются неприбыльными организациями (ст 157.11 Налогового кодекса).

Что можно сказать об этих поправках? Проще всего, конечно же, позлорадствовать о потерях, которые понесут хрестоматийные «либеральные грантоеды», живущие на деньги USAID и других подобных организаций. Да, действительно, западные фонды являются донорами многих неправительственных организаций, пропагандирующих антисоциальные идеи, поддерживающих правый поворот в украинском политическом  дискурсе… Но видеть только их — непростительная близорукость.

Думается, что пожиратели пресловутых Госдеповских фондов найдут способ выйти из ситуации с наименьшими потерями (по крайней мере, финансовые ресурсы позволяют им это сделать). Гораздо сложнее придётся, например, тем, кто получает незначительные средства от международного антифашистского фонда Генриха Бёлля. Или от фонда Розы Люксембург, поддерживающего исследования левой социальной философии. Или от международных организаций, поддерживающих развитие студенческого самоуправления… На них, а вовсе не на журналистах и общественниках, кормящихся с рук представителей «патриотичного» крупного капитала, будет поставлено унизительное клеймо агентов чужого влияния… Задать, что ли, еще один риторический вопрос членам фракции так называемой Компартии? Нет, сомневаюсь, что на него ответят.

Ограничение прав на свободу слова и свободный доступ к информации

В этой части — настоящее раздолье. Полный перечень поправок, ограничивающих наше право на то, чтобы говорить, писать и читать не одобренные «органами» вещи потянул бы на отдельную публикацию. Ограничимся основными пунктами.

Во-первых, в Уголовный кодекс включена ст. 110, карающая за «экстремистскую деятельность». Под «экстремистскими материалами» (за распространение которых предусмотрен штраф или лишение свободы на срок до трёх лет) подразумеваются документы, соответствующие, в том числе, таким характеристикам:

«…закликають, обґрунтовують чи виправдовують необхідність розпалювання соціальної, расової, національної, етнічної, мовної чи релігійної ворожнечі та ненависті, здійснення масових заворушень, порушення громадського порядку, хуліганських дій та актів вандалізму з мотивів соціальної, расової, національної, етнічної, мовної чи релігійної ворожнечі та ненависті, порушення прав, свобод і законних інтересів осіб, в тому числі пряме чи непряме обмеження прав або встановлення прямих чи непрямих привілеїв людини і громадянина за ознаками раси, кольору шкіри, політичних, релігійних та інших переконань, статі, етнічного та соціального походження, майнового стану, місця проживання, за мовними або іншими ознаками, пропаганду виключності, переваги чи неповноцінності людини (соціальної групи) за ознакою її соціальної, расової, національної, етнічної, мовної, релігійної приналежності або ставлення до релігії».

На первый взгляд, это нормальные антидискриминационные положения. Но дьявол, как известно, кроется в деталях. Обратите внимание на слова, выделенные жирным. А теперь подумайте, каким образом с их помощью можно трактовать заявления, которые, казалось бы, далеки от любых проявлений дискриминации и ксенофобии.

Выступаешь против наглости и безнаказанности «мажоров» на дорогих авто? Ты экстремист. Разжигаешь вражду на основе имущественного состояния.  Цитируешь идеи классиков марксизма о пролетариате как передовом классе? Это тоже экстремизм. Пропаганда исключительности социальной группы «наёмные работники». Возмущаешься коррумпированностью чиновников и милиционеров? А это уже пропаганда ненависти к социальным группам «чиновники» и «милиционеры».

Думаете, преувеличение? Вовсе нет. Например, в России (по примеру которой и была принята «антиэкстремистская» статья) не так давно было возбуждено уголовное дело по обвинению в «возбуждении ненависти к социальной группе «депутаты Государственной Думы, кроме фракции КПРФ».

А чтобы заниматься экстремизмом было тяжелее, независимые средства распространения информации помещаются под колпак. Ст. 164 Админкодекса, после принятой сегодня поправки, гласит: «…Здійснення діяльності інформаційного агентства без його державної реєстрації, після припинення його діяльності або з ухиленням від перереєстрації за наявності передбачених для цього законом підстав, - тягне за собою накладення штрафу від шестисот до тисячі неоподатковуваних мінімумів доходів громадян».

Ладно, регистрация традиционных СМИ это, вроде бы, дело привычное. Но что же понимается под информагентствами в новой трактовке законов? Судя по всему, это почти любой информационный орган (в том числе, интернет-сайт, что отдельно подчеркивается в сегодняшних поправках), деятельность которого, подходит под определение «збирання, обробка, творення, зберігання, підготовка інформації до поширення, випуск та розповсюдження інформаційної продукції» (ст. 5 закона Украины «Об информационных агентствах»).

Правда, сегодня к закону приняты дополнения. В одном из них указано, что деятельностью информационного агентства не явлеется «…розповсюдження (поширення) інформаційної продукції через ресурси мережі Інтернет, яка… здійснюється особами на несистематичній, непрофесійній основі та без мети надання інформаційних послуг». То есть, вроде бы, личный блог или страница в Facebook, по этому определению, информагентством считаться не должны. Но с другой стороны, как понимать приписку, выделенную жирным шрифтом? Боюсь, что в худшем случае эта трактовка будет зависеть от настроения прокурора и судьи…

Кстати, интересно, что ограничения не распространяются на информацию, которая распространяется «суб’єктами підприємницької діяльності, що поширюють інформацію про свою продукцію чи послуги з метою їх реалізації». То есть, если вы создаёте сайт для рекламы продукции торговой марки N — беспокоиться о регистрации вам не нужно. А вот если хотите делиться с согражданами общественно важной информацией, не связанной с коммерцией — к вам уже могут быть вопросы.

Переходим к поправкам к Закону Украины «О телекоммуникациях». Здесь (ст. 18.23) нас поджидает очередной неприятный сюрприз: Возможность блокирования неугодных интернет-сайтов без решения суда. Теперь для этого достаточно распоряжения Национальной комиссии по державному регулированию в сфере связи и информатизации, принятого на основании «висновку експерта щодо належності інформації до такої, поширення якої суперечить закону». Кем будут назначаться эти эксперты и каким образом будет подтверждаться их компетентность, в документе не указывается.

И в качестве вишенки на торте — поправка к ст. 63 обязывает операторов мобильной связи заключать с пользователем договор при покупке сим-карты. Чтобы обзавестись новым телефонным номером, нужно будет указывать свои паспортные данные.

Есть в принятом сегодня законопроекте и другие интересные моменты. Например, запрет на «сбор и распространение информации» о судьях и сотрудниках правоохранительных органов, их родственниках и сожителях (незачем простым смертным знать о том, на каких машинах ездят дочка судьи и любовница начальника райотдела). Ужесточение наказаний за «неуважение к суду». Расширение полномочий Службы безопасности Украины… Чем дальше углубляешься в этот закон, тем меньше хочется верить в то, что он действительно принят и по нему, возможно, всем нам придётся жить.

Очевидно, что вступление в силу Закона «О внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» и процессуальных законов в отношении дополнительных мер безопасности граждан» будет означать серьёзный удар по правам и свободам жителей Украины. И борьба за отмену этого документа крайне важна. А протест с регулярными нападениями на инакомыслящих, сносом памятников, нацистской символикой и прочими радостями жизни за все это время никак не помешал беззакониям. Ведь правда, какие реальные достижения у майдана, кроме поваленной скульптуры и создания собственного гестапо в КМДА?

Всеволод Петровский


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал