«Я не самый крутой философ»!«Я не самый крутой философ»!«Я не самый крутой философ»!
Пряма мова

«Я не самый крутой философ»!

Кеті Енгельгардт
«Я не самый крутой философ»!
«Если вы, как философ, действительно выражаете дух времени, то результатом будет популярность… даже если, в сущности, люди вас не понимают»

16.01.2013

Почти 25 лет назад философ Славой Жижек вырвался из интеллектуального «мешка» словенского научного сообщества, заявив о себе англоязычной аудитории работой «Возвышенный объект идеологии» (1989), представлявшей собой искусный сплав психоанализа Лакана, идеализма Франкфурсткой школы и размышлений о блокбастере 1979-го года «Чужой».

Сегодня Славой Жижек царит повсюду. Известный своей неопрятностью «радикальный левый» философ стал большой знаменитостью – настоящей культовой иконой и духовным гидом для апатичных европейских левых. Жижек опубликовал более 50 книг (недавно вышла его книга «Год невозможного, искусство мечтать опасно») и снялся в ряде документальных фильмов.

Его работам посвящен международный журнал «Žižek Studies». Жижека называют «Боратом философии», «Элвисом культурологи» и «самым крутым в мире философом», но все эти титулы сам Жижек терпеть не может. Своим домом он до сих пор считает Любляну. Нам же удалось поймать его по скайпу и взять интервью. В частности, нас интересует такой вопрос: в чем же причина столь невероятной популярности Славоя Жижека?

–  За последние годы вы дали много интервью. Надеюсь, мы сможем несколько абстрагироваться от них, и поговорить сейчас о самом феномене, который зовется «Славой Жижек».

  А, ну давайте, если желаете.

 Совсем недавно журнал Foreign Policy назвал вас одним из сотни мыслителей 2012-го года.

  Да, но где-то внизу списка!

  Да, вы правы. Вы там под номером 92. Как вы сами считаете, заслуженно ли вы попали в этот список?

- Нет! Вам даже под пыткой не удалось бы выбить у меня на это согласия! Знаю, конечно, что правила вежливости требуют сказать «нет». Кстати, в этом списке на первом месте какая-то там девушка из Мьянмы? Всё забываю, как ее зовут. Кто она вообще такая?

 Вы об Аун Сан Су Чжи?

- Да! Я, конечно, ничего против нее лично не имею, но можете ли хоть вы мне объяснить: в каком смысле слова она является философом или интеллектуалом?

– Ну, начнем с того, что там ведь список «мыслителей», а не «философов»….

  Хорошо. Тогда в каком смысле слова она является мыслителем? Она просто пытается принести демократию в Мьянму? Окей, тоже неплохо  но нельзя же так идеализировать некий идеал: «Ах, эта демократия! Все получают от нее оргазм, и, значит, давайте принесем ее всем, кому только можно». Если уж речь идет о мыслителях, нужно ставить сложные вопросы, вроде: «Что же в реальности решается в демократическом процессе»?

– Я недавно просматривала журнал «Žižek Studies», и….

 Я его никогда даже не открываю! Честное слово! И даже на их сайт не заглядываю.

 А как вам сама идея такого журнала?

- У меня просто хорошие отношения с Полом Тэйлором, который его издает – мы с ним друзья. Он-то думал, что этот журнал поможет ему в научной карьере, а в действительности он принес ему только проблемы. Как вы можете видеть сейчас, или же в любом из тех дерьмовых фильмов, где я снялся – я на самом-то деле достаточно нервный чувак. И видеть самого себя на экране – для меня это просто невыносимо!

Когда кто-то пишет обо мне – я этого никогда не читаю, если только на меня не ведется какая-то совсем уж грубая атака и друзья советуют мне парировать удар. Мне как-то стыдно читать о себе или смотреть на себя. Я даже в какой-то степени боюсь смотреть на себя на экране.  

 Вы как-то об этом уже говорили. И еще вы отметили тенденцию среди журналистов изображать вас в виде какого-то клоуна или шута горохового. И поэтому я бы хотела спросить вас: насколько вы сами заигрываете с таким вот образом?

 А знаете, почему я это делаю? Да просто, потому что я жутко боюсь, что люди увидят меня таким, каков я на самом деле, настоящий Жижек покажется им занудным. Ведь обычной жизни я жутко депрессивный чувак. Вот, посмотрите-ка, где я сейчас! Я сейчас в Париже. (Жижек поворачивает ноутбук, показывая обстановку вокруг: скромная комнатка гостинницы – одна кровать и окно).

Видите? Я в маленькой гостинничной комнатке. Я сбежал на недельку из дома. Мне это необходимо. И выхожу я из этой комнаты только одни-два раза в день, чтобы поесть. Кроме вас и еще одного друга, с которым я общаюсь по скайпу, я больше ни с одной живой душой не говорил целую неделю. И знаете, мне это так нравится! Я очень боюсь, что, если я буду самим собой, то люди заметят, что смотреть-то, собственно, не на что. Поэтому мне всегда приходится быть активным и притворяться.

Кстати, именно поэтому я говорю, что телевизионные реалити-шоу нудные – там люди не являются самими собой. Они играют, строят из себя кого-то, а это очень скучно и глупо. Не понимаю, что люди находят в этих реалити-шоу? Думаю, их вообще следует запретить. И, думаю, Твитер и Фейсбук – тоже. Вы так не считаете? Знаете, а у меня ведь нет даже своих фотографий   разве что в паспорте. Хотя, стоп. Это вовсе не означает, что я, дескать, презираю самого себя. Отнюдь нет. Мне нравятся мои работы.

Собственно, я живу ради теории. Да, вот так бессовестно. Знаете, я ненавижу подход разных левых гуманитариев в духе: «Люди голодают! Дети Африки! Кому нужна сейчас эта ваша теория?» Нет! Я утверждаю, что нам как раз нужна эта самая «бесполезная» теория   причем, сейчас она нужна так, как никогда ранее.

– Вы говорите, что не посмотрели даже документальный фильм «Жижек!» (2005), в котором снимались. А я его недавно посмотрела. И меня поразил в нем один момент – когда вы ведете режиссера Астру Тэйлор к себе на кухню, чтобы показать ей, что у вас там… носки.

 Да, я сделал это просто так – чтобы немножко ее шокировать! Такая вот непритязательная сценка получилась. Я просто мимоходом сказал, что у меня там носки на кухне  а она не поверила. Она, похоже, подумала: «О, это одна из постмодернистских экстравагантностей». И поэтому я должен был сказать: «Да нет же, твою мать, они действительно там»! Потом еще какие-то идиоты сделали клип из сценок из этого фильма…. Помните, я там лежу в постели обнаженный (по пояс, конечно) и даю интервью? И вот, всякие идиоты задавались вопросом: «О, какой же в этом таится смысл»?

Это было просто вульгарно. Режиссер на съемках прессовала меня целый день – в смысле, надоедала мне. Я устал, как собака. Она хотела задать мне еще несколько вопросов, и тогда я сказал: «Слушайте, я пойду в кровать, а вы, если хотите, снимайте меня еще минут пять». Вот как все было. А люди сейчас смотрят фильм и задаются вопросом: «А каков же смысл в том, что он лежит полуголый»? Никакого смысла. Весь смысл в том, что я тогда просто чертовски устал.

 А разве в ваших работах зачастую не встречается то же самое? Выставляем на экране полуголого человека, а потом придаем этому какой-то смысл?

 Да, так и есть!

– Давайте вернемся к носкам на кухне. Вы, вероятно, понимали, что демонстрация режиссеру носков на кухне повлияет на то, что режиссер изобразит вас в виде некоего сумасбродного философа, который просто не способен жить нормальной жизнью?

 Нет-нет. Те, кто знают меня, знают также и то, что я весьма организованный человек. Я весьма пунктуален – у меня распланировано все до минуты. Именно поэтому мне и удалось достичь столь многого  в количественном смысле. Я в данном случае не говорю о качестве. Я натренирован к работе где угодно. Этому меня научила армия. Я, может быть, и выгляжу каким-то неухоженным, но это потому что я считаю крайне неприличным покупать себе всякие там брюки и пиджаки.

Все мои футболки – это подарки со всяких коллоквиумов. Все мои носки – с рейсов бизнес-класса. В этом смысле я к себе отношусь весьма небрежно. Однако моя комната должна быть чистой и опрятной. Я буквально помешан на этом. Поэтому в свое время меня несколько разочаровала служба в армии. И дело не в том, что я там был каким-то потерянным философом или не мог подчиниться армейской дисциплине. Меня как раз несколько шокировало то, что в старой югославской армии под внешней оболочкой порядка и дисциплины скрывалось хаотичное сообщество людей, где, к тому же, практически ничего не работало. Армия разочаровала меня именно из-за царившего в ней хаоса. Идеальным для меня было бы жить в монастыре.

– Давайте об этом и поговорим. Вы как-то сказали: «Я философ, а не пророк». Тем не менее, многие из ваших почитателей чуть ли не боготворят вас, а многие даже считают вас пророком. Почему?

 Ну, я неоднозначно к этому отношусь. С одной стороны, размышляя об этом, я возвращаюсь к классическому марксизму и думаю что-нибудь вроде: «Это какое-то безумие! Это не может продолжаться долго! Грядет час расплаты! Бла-бла-бла». Кроме того, я ведь действительно ненавижу все это политкорректное культорологическое дерьмо. Если, допустим, вы скажете слово «постколониализм», то я скажу: Блядь! «Постколониализм» придумали богатенькие чуваки из Индии, которые поняли, что так можно сделать неплохую карьеру в престижных западных университетах, играя на чувстве вины белых либералов.

– Стало быть, вы так помогаете нынешним двадцатилетним, желающим бежать от плодов постмодернизма: политкорректности, гендерных исследований и т.д.?

 Да! И это здорово! Однако у меня есть еще и некая мания величия. Я ощущаю себя чуть ли не Христом: «Окей, Распните меня! Я готов пожертвовать собой! Но дело мое будет жить дальше!» И так далее…

При этом, как ни парадоксально, я не люблю появляться на публике – и поэтому практически перестал преподавать. Самое ужасное для меня – это контакт со студентами. Мне вообще нравятся университеты без студентов. Особенно я терпеть не могу американских студентов – они вечно считают, что ты им что-то должен. Они приходят к тебе… Рабочее время!

– Это так по-европейски…

 Да, в этом отношении я целиком и полностью за Европу – и особенно за немецкую авторитарную традицию. Англия уже испорчена. В Англии студенты тоже считают, что могут тебя запросто перебить и задать вопрос. А я считаю, что это отвратительно. Однако, если опустить эти моменты, то в целом я обожаю США и Канаду. В определенных аспектах они лучше, чем современная Европа. Франция и Германия, например, сейчас находятся на очень низком интеллектуальном уровне  особенно Германия. Там не происходит ничего интересного. В США и Канаде, как это ни удивительно, кипит интеллектуальная жизнь. Взять, например, изучение Гегеля. Сегодня если европейцы хотят понять Гегеля, то едут в Торонто, Чикаго и Питтсбург.

– А что бы подумал о вашей популярности сам Гегель?

 Для него не было бы в этом никакой проблемы. Как-то он даже писал  кажется, в конце «Феноменологии», – что, если вы, как философ, действительно выражаете дух времени, то результатом будет популярность… даже если, в сущности, люди вас не понимают. Люди просто каким-то образом чувствуют это. А вообще-то, это весьма интересный диалектический вопрос: как именно люди это чувствуют?

– Вы убежденный лаканианец. Ощущали ли бы вы некое неудобство, если бы Лакан был жив?

 Конечно! Потому что Лакан-то ведь был таким оппортунистом. Ему бы не понравилось мое направление мысли. Теоретически Лакан был анти-гегельянцем. Я же пытаюсь доказать, что он, даже сам не сознавая того, в действительности как раз являлся гегельянцем.

– А когда вы пишете книги для массовой аудитории, которые, как вы говорите, самому вам не нравятся – каким вы представляете себе вашего читателя?

 Нет, для меня это запрещенный вопрос. Я его никогда себе не задаю. Мне вообще все равно. И я также запрещаю себе анализировать самого себя. Сама идея психоанализа по отношению к себе самому кажется мне отвратительной. В этом отношении я консервативный католик-пессимист. Я считаю, что если глубоко заглянуть в самого себя, то там можно увидеть столько всякого дерьма – лучше уж не смотреть и не знать всего этого. В фильме «Жижек!» я был очень осторожен, и постарался, чтобы все возможные ключи к моей личности оказались ложными.

– А зачем так утруждать себя? Ради прикола?

 Да потому, что все они идиоты! Ненавижу журналистов! И режиссеров! Есть во всем этом нечто неприличное. Конечно, я понимаю, тут вы меня опять поймали – ведь если мне действительно все равно, то зачем тогда мне так утруждать себя и врать? Да, в этом-то и проблема….

Знаете, когда я женился в Аргентине, то чувствовал себя не в своей тарелке. Люди думают, что я потом специально организовал слив фотографий со своей свадьбы. Это не правда!

 Я видела эти фото. Как для человека, считающего, что любовь насильствена и не является необходимостью, вы организовали просто таки грандиозную свадебную церемонию. Ваша супруга, аргентинская модель Аналиа Хани, была в таком длинном белом свадебном платье, а в руках держала букетик. Как традиционно!

 Что да, то да. Но вы ничего больше там не заметили? Если посмотреть на фотографии, видно, что я выгляжу там очень несчастным. У меня даже глаза закрыты. Такое вот психотическое бегство от реальности: «Нет, этого на самом деле не происходит. Я на самом деле не здесь».

Я, конечно же, вставил в свадебную церемонию несколько своих шуток. Например, когда я подходил к супруге, то играли вторую часть 10-й симфонии Шостаковича, более известную у нас под названием «Портрет Сталина». А когда мы обнялись, стали исполнять «Смерть и деву» Шуберта. Мне нравятся такие шутки, словно ребенку. Но сама свадьба – это просто кошмар какой-то.

– Так это вы такую пышную свадьбу для жены устроили?

 Ну да, она ведь мечтала об этом. А если уж речь зашла о браке – знаете, какую книгу я особенно не люблю? «Против любви» Лоры Кипнис. Идея этой книги сводится к тому, что последним бастионом буржуазного порядка является лозунг: «никакого секса без любви!». Это всё ерунда в духе Джудит Батлер: реконструкция, идентичность, бла-бла-бла…. Я утверждаю обратное. В наше время как раз страстная любовь считается уже чуть ли не патологией. Я думаю, в словах: «вот человек, мужчина или женщина, ради которого я готов/а на всё» есть даже некий подрывной смысл. Потому-то я никогда и не был способен на мимолетные отношения  типа, просто переспать. Отношения всегда должны хотя бы предполагать в перспективе вечность.

– Кажется, вы используете Джудит Батлер в качестве антитезиса. Вы ее так часто упоминаете. Очевидно, что она для вас просто удобный оппонент.

 Да, но с ней лично у меня замечательные отношения. Джудит как-то сказала мне: «Славой, ты, наверное, думаешь, что я недалекая женщина». А я ей: «Отнюдь нет – когда кто-либо любит Гегеля так, как ты, то он просто не может быть полным идиотом».

– С какими историческими фигурами вы себя сами ассоциируете?

- С Робеспьером  и немножко с Лениным.

– Серьезно? Не с Троцким?

 В 1918-19 годах Троцкий был даже пожестче Сталина. И мне как раз это в нем и нравится. Но я не могу простить ему то, что он так «испортился» к середине двадцатых. Он тогда был так глуп и высокомерен. Знаете, что он делал? Он приходил на партсобрания с томиком кого-либо из французских классиков, Флобера или Стендаля – что должно было как бы, показывать окружающим: «Идите вы на х…. Я цивилизованный человек!».

– Вы пишите, что мы должны больше размышлять и меньше действовать, а потом идентифицируете себя с Лениным – человеком действий.

 Да, но минуточку! Ленин был классным чуваком, но когда в 1914-м году все пошло не так, как надо, то что он сделал? Он уехал в Швейцарию и стал там читать Гегеля.

Кэти Энгельгардт

Salon

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме:

Славой Жижек. Войти в «духовное царство животных»

Славой Жижек. Погружаясь в сердце тьмы

Славой Жижек. Политика Бэтмена

От редакции: утром 10 января члены профкома независимого шахтерского профсоюза заняли кабинет директора ОП «Шахта «Красный партизан», предъявив свои требования собственнику ООО ДТЭК Ринату Ахметову и чиновникам из Луганской облгосадминистрации. Константин Ильченко – председатель СОГ «Трудовий Рух «Солідарність», один из организаторов и участников акции, рассказал LIVA.com.ua о целях и планах протестующих горняков.

Константин, каковы требования участников протеста?

– В связи с предстоящим закрытием шахт и уменьшением добычи угля, ООО ДТЭК «Свердловантрацит» разработал незаконную схему увольнений работников. С помощью этой схемы они рассчитывают избавиться от тысяч работников угольных предприятий. Их принуждают «добровольно» написать заявления об увольнении, чтобы после этого отказать им в приеме на работу.

Мы добиваемся отмены приказа № 405 от 21.12.12 г. – «Об изменении организационной структуры…», который санкционирует массовые увольнения шахтеров. Мы требуем, чтобы руководство шахты прекратило принуждать работников предприятия к подписанию предупреждений об увольнении. Далее – мы требуем вернуть работникам ООО ДТЭК «Свердловантрацит» 13-ю зарплату, требуем ввести тарифные ставки и служебные оклады из расчета установленного уровня минимальной заработной платы.

Мы передаем вам полный список наших требований, и просим максимально широко распространить их, чтобы в Украине и за ее пределами поняли, чего мы добиваемся от собственника.

В декабре 2012 года мы пытались сесть с работодателями за стол переговоров, но нас проигнорировали – хотя мы давно предупреждали, что передача в концессию угольных объединений, которая повлекла за собой уменьшение добычи угля, в скором времени приведет к локальным социальным взрывам. Одновременно начались гонения против наших активистов – их увольняют и не допускают к работе. Мы опубликовали список этих людей. Сейчас точка кипения дошла до предела. Нас принимают за скотов!

Поэтому, сегодня, в 07.00, мы заняли кабинет директора ОП «Шахта «Красный партизан»,с целью предъявить собственнику ООО ДТЭК Ринату Ахметову и председателю Луганской облгосадминистрации Пристюку наши законные требования, и привлечь к этому общественное внимание

Как отреагировали на ваши действия власти и собственник?

– На момент нашего с вами  разговора единственной реакция властей явился приезд мэра Червонопартизанска, который прибыл сюда вместе с милицией. Они заявили, что мы должны были просить разрешения на акцию – хотя такого разрешения, конечно, никто бы не дал – но разгонять нас пока не решились. Как мы узнали, руководство шахты написало на нас заявление в милицию, в котором они утверждают, будто мы – хулиганы. 

Только что был звонок из журнала Forbs, которому я дал интервью. Я думаю, это говорит о том, что Ринат Ахметов в курсе событий. Мы в этом не сомневаемся – как и в том, что они будут вынуждены отреагировать.

– Как вы считаете, существует ли угроза силовых действий со стороны власти? Могут ли они силой деблокировать директорский кабинет?

– Вряд ли они на это решатся. Ведь благодаря журналистам и правозащитникам информация о наших протестных действиях очень быстро распространилась в СМИ. Однако неизвестно, что может произойти ночью. Но мы не из робкого десятка. Мы по деловому переговорили с руководством УВД по Луганской области. Они знают о наших требованиях и о наших намерениях протестовать до удовлетворения требований рабочих.

Поддержали ли вас трудовые коллективы других шахт Луганской и Донецкой области?

Из Донецка нас не поддержали, а вот из Луганска – да: представители Конфедерации свободных профсоюзов Луганской области, профком краснодонской шахты имени Баракова, шахтеры города Зоринска – ОПП «Шахта «Никанор-Новая». Мы знаем, что многие шахтеры в регионе внимательно наблюдают за нашими действиями.

Намерены ли вы прибегнуть к другим формам протеста, если власть не выполнит ваши требования?

– Если власти будут продолжать наплевательски относиться к нам и нашим проблемам, тогда мы не выйдем из кабинета директора, выдвинем требования Януковичу, ОБСЕ, ПАСЕ, Международной организации труда и ряду других международных организации. Мы будем настаивать на специальном расследовании нарушений прав человека и трудового законодательства в Украине, где эти нарушения давно стали массовыми.

Мы остались один на один с бандитами. Это говорит о том, что государство Украина не состоялось. 

Спрашивала Наира Чатилян

Требования протестуючих членов профкома ОП «Шахта «Красный партизан»:

1. Отменить приказ ген. дир. ООО ДТЭК «Свердловантрацит» «Об изменении организационной структуры…» № 405 от 21.12.12г., инициирующий массовые увольнения. Прекратить принуждать работников предприятия к подписанию предупреждений об увольнении;

2. Вернуть работникам ООО ДТЭК «Свердловантрацит» законную тринадцатую зарплату и выплачивать ее регулярно, по результатам года;

3. Признать рабочим временем работников ООО ДТЭК «Свердловантрацит» - время всего фактического ежедневного пребывания на работе в шахте (9 – 10,5 часа), включая ежедневно фиксируемое работодателем время;

4. Ввести тарифные ставки и служебные оклады из расчета установленного уровня минимальной заработной платы 1073 грн., увеличенной на коэффициент-3,234, увеличенной на коэффициент - 1,2 и дополнительно на 30% для работников, занятых на подземных работах, согласно требованиям статьи 3. Закона Украины «О повышении престижности шахтерского труда»;

5. Подписать колдоговор с первичными профорганизациями Независимого профсоюза города Свердловска, зарегистрированными на обособленных предприятиях ООО ДТЭК «Свердловантрацит»;

6. Публично, на посменных собраниях шахт, признать легитимность Независимого профсоюза города Свердловска;

7.  Допустить к работе незаконно отстраненного от работы члена НПГС электрослесаря подземного уч. УВОК ОП «Шахта «Красный партизан» Сорокина А.Н.;

8.  Отменить приказ на увольнение председателя первичной профорганизации НПГС на ОП «Шахта «Красный партизан», начальника смены по производству Лозового С.П., так как приказы о дисциплинарных взысканиях не согласовывались с профкомом НПГС;

9. Оплатить, согласно ст. 252 КЗоТ Украины, средний заработок членам НПГС, которые, используя свое законное право, участвовали с 10 января 2012г. в отстаивании своих трудовых прав.

 

 


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал