2012-й. Хроники сопротивления2012-й. Хроники сопротивления
2012-й. Хроники сопротивления

2012-й. Хроники сопротивления


Вікторія Ломаско
Многотысячным митингам оппозиции исполнился год. Начиная с выборов в Госдуму, я вела графическую «хронику сопротивления» — зарисовывала на месте все значимые события, связанные с протестом

31.12.2012

2012 год прошел под знаком многотысячных протестов российской оппозиции. Впервые с начала 90-х протестное движение в России привлекло к себе внимание всего мира. Многие ожидали «оранже­вой» революции. 

Начиная с выборов в Госдуму, я вела графическую «хронику сопротивления» — зарисовы­вала на месте все значимые события, связанные с протестом, начиная с 4 декабря 2011 по ноябрь 2012 года. Попробую вспомнить и описать протест, в котором я была рядовым, но постоянным участником. 

 

На думских выборах я работала художником-журналистом в Химках. На моём избирательном участке под разными пред­логами удалили журналистов и всех наблюдателей, кроме единороссов, но художницу оставили, как забавный казус. Я стала свидетелем, как автобус за автобусом привозили людей с от­крепительными талонами. Люди были с разных предприятий, очень часто из других городов. Водители покрикивали на них: «Голосуйте быстрей — вас ещё дальше везти!» Простые жители, которые пришли голосовать самостоятельно, не могли пробить­ся к бюллетеням.

Уже вечером и в последующие дни интернет был переполнен фото и видеосвидетельствами фальсификаций на выборах. На­блюдатели писали о грубейших нарушениях. Вкупе с решением Путина снова стать президентом эти свидетельства перечёрки­вали любые иллюзии по поводу гражданских свобод в России и надежды на перемены.

Митинг на Чистых прудах 5 декабря я пропустила. Вечером того же дня протестующие создали в социальных сетях мероприятие - ми­тинг 6 декабря на Триумфальной площади. На Триумфальной с 2009 года проходят акции в защиту свободы собраний, ини­циированные Лимоновым. Митинг 6 декабря не был разрешен властями, но собрал тысячи человек. На выходе из метро людей встречали нашисты, колотящие в барабаны, и отряды полиции в «скафандрах». Начались жёсткие задержания. За ограждениями происходящее снимали на видео сотрудники органов в штат­ском и нашисты. Я встала к ним, меня приняли за нашистку и похвалили за талант. Реплики вписала уже дома.

Известия о задержаниях на Триумфальной ещё больше по­догревают протестные настроения. В Фэйсбуке на «Митинг за честные выборы» записывается около сорока тысяч участников. Место сбора — площадь Революции. В интернете, на кухнях, в офисах люди обсуждают возможность революции и вероятность того, что демонстрацию будут разгонять с применением ору­жия. Либеральные лидеры: Немцов, Пархоменко и Рыжков до­говариваются с властью, что митинг будет разрешён, если про­тестующих уведут от Кремля на Болотную площадь. 10 декабря прошёл первый с начала 90-х многотысячный оппозиционный митинг, полиция никого не задерживала. Думаю, многие были настолько возбуждены своим присутствием в теле стотысячной демонстрации и красотой шествия под разноцветными флага­ми, что перестали критически оценивать происходящее.

Митинг 24 декабря на проспекте Сахарова запомнился явным присутствием «простого народа»: людей без айфонов, бедно одетых, не принадлежащих ни к какой политической партии. «Народ» вышел без креативных плакатов и матом комментиро­вал выступающих со сцены Собчак и Кудрина.

Морозным днём по Большой Якиманке до Болотной площади прошли четыре колонны «Шествия за честные выборы»: обще­гражданская колонна, либералы, правые и левые.

Народный флэшмоб «Белый круг» выглядел невольным по­вторением акции 2007 года «Белая линия», когда художники из «Профсоюза уличного искусства» замкнули Садовое кольцо белой линией, начертанной мелом. Во время «Белого круга» протестующие с белой символикой взялись за руки вдоль всего Садового кольца. Белые одежды, белые шары, белые цветы, бе­лые игрушки, белые собаки, из проезжающих машин махали бе­лыми лентами, падал снег... Светлое настроение. Его нарушали только нашисты с плакатами в руках: «До победы Путина оста­лось 8 дней». После «Белого круга» Удальцов со своими сторон­никами водили протестные хороводы на площади Революции.

На президентских выборах работали тысячи активистов-наблюдателей. Я находилась в составе мобильной группы от проекта «Гражданин Наблюдатель». Курсируя между избира­тельными участками, мы видели шеренги автобусов из Белгорода, Владимира, Саратова и многих других городов, а на из­бирательных участках — очереди свезённых провинциальных рабочих и студентов с открепительными талонами. Вечером их ждал праздничный концерт на Манежке.

Несмотря на мобилизацию всех столичных оппозиционных сил, Путин даже по Москве набрал 48,25%. По России — 63,60 %.

На следующий день на Пушкинской площади прошёл очередной митинг «За честные выборы»: креативных плакатов было мень­ше, злости больше — люди делились своими впечатлениями от выборов. Мы стояли на морозе, по колено в снегу под полной луной. Удальцов призвал участников митинга не расходиться «пока Путин не уйдёт». Оставшихся по его призыву несколько сотен людей разогнала полиция, многих арестовали на 15 суток.

На Новом Арбате проходит последний митинг «За честные вы­боры». Максим Кац и другие победители муниципальных вы­боров призывают не отчаиваться и переключаться на решение социальных задач. Со сцены говорят о политзаключённых из «Pussy Riot». Появляются первые плакаты в поддержку группы. Следующее протестное мероприятие назначили на 6 мая.

В перерыве между многотысячными митингами вокруг судов, где рассматриваются кассации по делу «Pussy Riot», проходят «Судебные фестивали имени Pussy Riot». Художники активно участвуют в них со своими агитками, плакатами и акциями.

«Марш миллионов», несмотря на начало дачного сезона, со­брал около пятидесяти тысяч человек. Первый раз во время многотысячного митинга полицейские неожиданно стали раз­гонять людей дубинками и слезоточивым газом. На моих гла­зах какому-то парню пробили голову, он упал окровавленный. «Убили, убили!» — заголосили женщины. Несколько участников митинга опрокинули кабинки сортиров, и из них потекло дерь­мо под ноги полицейским. Полицейские разделяли протестую­щих на группы, гнали по улицам, избивали, задерживали, но до самой ночи им не удалось заставить людей покинуть простран­ство между Болотной площадью и Третьяковской. В настоящий момент обвинение в устроительстве массовых бес­порядков предъявлено девятнадцати участникам этого митин­га, которых произвольно выбрала полиция. Двенадцать из них находятся в СИЗО. Один из «узников 6 мая» Максим Лузянин уже получил 4,5 года колонии общего режима.

В этот день Путин в очередной раз стал президентом России, а недовольные граждане в знак протеста начали круглосуточные «народные гулянья» по центру Москвы.

9 Мая, казалось, Москва празднует не День победы, а день по­лицейской оккупации.

К середине дня на Чистые пруды стала подтягиваться оппо­зиция, в основном, участники «народных гуляний». Вечером по обеим сторонам Чистопрудного бульвара показались поли­цейские автозаки. Полицейские почему-то не стали разгонять полторы тысячи активистов. Несмотря на угрозу задержания, не меньше сотни людей осталось ночевать на Чистых прудах у памятника казахскому поэту Абаю Кунанбаеву.

Утром на Чистых прудах начал формироваться лагерь Оккупай-Абай. В его организации приняли участие гражданские активи­сты, либералы, левые, анархисты, националисты, члены ЛГБТ сообщества и другие. Ядро активистов ОккупайАбай практи­чески не покидало пределов лагеря весь период его существо­вания — ночевали на земле в спальниках. Они взяли на себя уборку территории, обслуживание народной кухни, созданной на пожертвования, следили за порядком. Остальные участни­ки протестного движения также старались проводить в лагере как можно больше времени: многие забили на учебу или взяли отпуск. Каждый день активисты читали бесплатные лекции на политические и социальные темы. Некоторые приезжали в ла­герь с гитарами и устраивали импровизированные концерты: пели о свободе. Поэты провели вечер гражданской поэзии, «Те­атр Doc.» сыграл спектакль «БерлусПутин», я показала выставку рисунков «Будни ОккупайАбай». Люди разных политических взглядов обсуждали перспективы протеста. Даже в холод и дож­ди на ОккупайАбай было людно. Существование лагеря всеми воспринималось как чудо.

13 мая десятки тысяч людей присоединились к «Контрольной прогулке» писателей, которая проходила по маршруту Пушкин­ская площадь — Чистые пруды. По окончании прогулки многие остались на ОккупайАбай.

В пять часов 16 мая ОккупайАбай разогнан полицией. Пово­дом стал иск в Басманный суд нескольких жителей дома №9 с Чистопрудного бульвара, которые жаловались на «шум, грязь и вытоптанные газоны». Оккупай переместился на Баррикадную, но на новом месте не удалось организовать кухню и спальные места, чтобы жить в лагере круглосуточно. Большинство акти­вистов приезжали только вечером на ассамблеи, на которых об­суждался дальнейший план действий — каждый мог высказать свое мнение, а решение принималось голосованием. На ОккупайБаррикадная по-прежнему чувствовалось народное единение. Помню девушку, которая приезжала с пакетами, на­битыми бутербродами, чтобы накормить проголодавшихся ак­тивистов. Её бутерброд дал мне силы порисовать ещё пару ча­сов. В другой раз пошёл дождь, и националисты подарили мне дождевик. Жизнь лагеря Оккупай отравляли полицейские: за­держивали людей, крали еду, а однажды прихватили и коробку с пожертвованиями на лагерь. 19 мая ОккупайБаррикадная также разогнан полицией. В последующие дни были попытки восста­новить лагерь, но каждый раз их пресекала полиция. Часть про­тестующих переместилась на Старый Арбат, где формат Оккупай выродился в уличные посиделки с мирными песнями под гитару, флиртом и болтовнёй на разные темы.

«Марш миллионов-2» начался от Пушкинской площади. Колон­ны анархистов и националистов шли по разным сторонам бульварного кольца, нацисты кричали оскорбления в адрес антифа. Завершился марш митингом на проспекте Сахарова. По оцен­кам МВД в мероприятии участвовало 18 тысяч человек, по оцен­кам организаторов — около 100 тысяч.

В Хамовническом суде объявлен приговор участницам «Pussy Riot». Надежда Толоконникова, Мария Алёхина и Екатерина Самуцевич получили по два года колонии общего режима. Вокруг здания суда собрались сотни сторонников панк-группы, на­чался стихийный митинг. Полицейские выдёргивали людей из толпы — подростков в цветных балаклавах, старух с плакатами, видных оппозиционеров — и закидывали их в автозаки.

После летнего затишья проходит самый малочисленный «Марш миллионов-3». Он повторил маршрут предыдущего марша. Между националистами и антифашистами происходит драка. В колонне коммунистов в затухании протеста обвиняют либера­лов. Либералы опасаются и правых и левых. Мероприятие было заявлено до десяти часов вчера, но уже к пяти часам люди на­чали расходиться. Сергей Удальцов призывал сотню оставшихся устроить майдан или вече. Удальцова арестовали в 22:01.

2012 год был переполнен событиями в политической жизни России. Что изменили многотысячные митинги и марши, московские Оккупай и процесс «Pussy Riot»?

Мы имеем: суды над «узниками 6 мая» и уже одного заключённо­го; законы о митингах; лидеров оппозиции, непонятных (и непри­ятных) большей части российского населения; провинцию, почти не затронутую протестом. С другой стороны: рост социальной активности и политического самосознания, который вряд ли был бы возможен без массового участия граждан в оппозиционных ми­тингах и акциях. Я чувствую, что участие в протесте сильно из­менило меня, и вижу, что мои знакомые — активные участники протеста, также изменились. Общий рост гражданского самосо­знания невозможно измерить в цифрах, но можно надеяться, что он себя ещё проявит.

Виктория Ломако


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал