Роза, наша РозаРоза, наша РозаРоза, наша Роза
Життя

Роза, наша Роза

Мумія Абу-Джамал
Роза, наша Роза
«Джамаль, ну не будь же идиотом! Студенты-шмуденты! Во-первых, если они уже получили образование, то они не студенты, а безработные рабочие. Во-вторых, несколько лет назад, когда ты был еще маленьким, уже тогда развивалось массовое студенческое движение против войны, за права чернокожих, за права узников

08.03.2012

Воображаемая беседа между политзаключенным, активистом «Черных пантер» Абу-Джамалом и Розой Люксембург – о движении «Occupy».


Мы собрались сегодня, в день рождения Розы Люксембург – великолепной мыслительницы, писательницы, активистки и революционерки, чей незабываемый образ до сих пор сияет над миром. Я много думал о ней последнее время и представлял себе: как бы она отнеслась к движению «Occupy Wall Street», развивающемуся сейчас здесь, в США? Я читал различные политические статьи и журнальные заметки, написанные Розой в тюрьме, и мне как будто бы удалось прочувствовать сам образ ее мышления. Думаю, что на вопрос о движении «Occupy» она ответила бы с типичной для нее прямотой:

«И это движение? Ну, разве что… начало какого-нибудь движения. Движения ведут к революциям – или, будучи преданы, они ведут лишь к косметическим реформам для рабочих и угнетенных, которые вскоре заканчиваются откатом назад. Это происходит потому, что капитализм кооптирует сами эти движения. Лидеров движений подкупают, а если это не помогает – тогда на движения обрушивается железный кулак, одетый в бархатную перчатку».

Ну, – ответил бы я – ведь это же на самом деле безлидерное движение, состоящее в основном из безработных студентов. На что Роза ответила бы примерно так:

«Я вижу в данном случае лишь два возможных исхода: а) буржуазные медиа подают всё движение как некий сброд извращенцев и наркоманов (а затем подавляют само движение); или же – б) полиция отслеживает активистов внутри самого движения, идентифицирует ключевые фигуры и затем предлагает им высокооплачиваемую работу где-нибудь в финансовом или ином секторе. Купив этих людей, полиция затем использует их для того, чтобы вбить клин между их бывшими товарищами».

Да, Роза – ответил бы я – это довольно мрачная картина. На что она сказала бы:

«Это называется классовая война, брат. Тут тебе не тусовочная вечеринка! Ведь многие из активистов движения безработные, а капитал всегда может позволить себе потратить несколько шекелей, чтобы купить самых продвинутых представителей движения».

Я бы спросил ее: «Роза, ну почему ты так недооцениваешь студентов? Ведь эти ребята сейчас делают столько всего замечательного»? И Роза тогда ответила бы:

«Студенты могут зажечь искру движения, как это всегда во всем мире и происходило. Но могут ли они пойти дальше? Могут ли вовлечь в движение рабочих? Учителей, мелких торговцев, почтальонов, транспортников? Если не могут, значит, не могут и задействовать социальную силу, способную с помощью массовых забастовок остановить производство, а это единственное, что на самом деле волнует Уолл-стрит, да и любого капиталиста»!


Тут я говорю: «Звучит классно, Роза, но эти студенты…» – и в этот момент она как бы перебивает меня:

«Джамаль, ну не будь же идиотом! Студенты-шмуденты! Во-первых, если они уже получили образование, то они не студенты, а безработные рабочие. Во-вторых, несколько лет назад, когда ты был еще маленьким, уже тогда развивалось массовое студенческое движение против войны, за права чернокожих, за права узников, против империализма и т.д. Где все они сейчас? Разве они не сошли на нет? А разве протестующие сейчас не их же дети»?

И тут я просто заткнулся. Надеюсь, вас немного развлек мой вымышленный диалог с Розой Люксембург, революционеркой и интеллектуалкой, которую я действительно высоко ценю и уважаю. Я выбрал в качестве темы диалога движение «Occupy», о котором в Германии, может, и немного знают, но в США народ буквально очарован этим движением, охватившим недавно всю страну.

Еще в начале сентября 2011-го этого движения не было вовсе. Однако события на площади Тахрир в Египте; рост безработицы в США, в результате которого вчерашние студенты все чаще пополняют ряды безработных; рост социального неравенства в американском обществе, особо заметный на фоне роскоши и богатства банкиров с Уолл-стрит – все эти факторы сошлись воедино и дали начало движению, выражающему глубокое общественное недовольство существующим положением дел.

Когда какие-то ребята (при помощи мобильных телефонов и различных медиа) призвали выйти на акцию протеста и собраться вокруг статуи быка на Уолл-стрит, символизирующего во всем мире бесконтрольность рынка, то сначала сотни, затем тысячи человек вышли на улицы. Так родилось это движение. Спустя несколько дней призыв был поддержан толпами студентов, разгневанных не знающей удержу алчностью экономической элиты – одного процента от всего нашего общества. Ребята стали скандировать – «нас 99%!», и еще через несколько дней аналогичные «оккупационные» протесты вспыхнули в Бостоне, Филадельфии, Сан-Франциско, Лос Анджелесе и стали распространяться дальше.

Через пару недель были оккупированы более ста центров городов, где, собственно, проживает финансовая элита. Но что стимулировало дальнейшее развитие протестов, так это поведение копов в Нью-Йорке, которые спокойно, так словно ничего не происходит, распыляли газ из баллончиков в лицо девушек, всё преступление которых заключалось лишь в том, что они шли с антикапиталистическим баннером. Этот эпизод, разошедшийся через YouTube, подтолкнул многих к участию в протестах. И я уверен, что этот момент особенно понравился бы Розе!

Я пишу из тюрьмы. Это первое мое послание, написанное после того, как с меня сняли приговор к смерти – и это произошло благодаря вам и таким как вы – благодаря всем, кто был со мной, несмотря ни на что.

Спасибо вам. Viel Danke – огромное спасибо всем вам, братья и сестры в Германии, во Франции, в Испании, в Англии, в Канаде, в Индии и, конечно, в США. Спасибо за то, что это, наконец, произошло.

Борьба продолжается. Она не закончится до тех пор, пока все мы не будем свободны!

Мао часто говорил: «Путешествие в тысячу ли начинается с первого шага». Первый шаг сделан. Теперь мы на один шаг ближе к свободе!

Да здравствует красная Роза!

Freiheit! Свобода! Свободу Леонарду Пелтиеру!

Свободу узникам Move! («Move 9 – группа политзаключенных, которым инкриминируют убийство полицейского в 1978-м году: Debbie Sims Africa, Janet Hollaway Africa, Janine Phillips Africa, William Phillips Africa, Delbert Orr Africa, Charles Sims Africa, Michael Davis Africa и Edward Goodman Africa – прим. перев.).

Долой тюремно-индустриальный комплекс!

Вперед, друзья мои!

Я, Мумия Абу-Джамал, говорю c вами из камеры смертников.

До свидания! Auf Wiedersehen!

Prison Radio

Перевод Дмитрия Колесника

Фото памятного монумента на месте гибели Розы Люксембург – Андрей Манчук


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал