Уличное искусство – это народное творчествоУличное искусство – это народное творчествоУличное искусство – это народное творчество
Пряма мова

Уличное искусство – это народное творчество

О. Дворецька, А. Манчук
Уличное искусство – это народное творчество
Изобразить какое-нибудь дурацкое социальное явление может человек, оглядевшийся по сторонам, заглянувший в собственную душу. Человек соткан из всего, что когда-либо слышал, видел, читал. Взгляды формируются под влиянием окружения, воспитания, образования

02.09.2011
  • Уличный художник из Симферополя, известный под лаконичным творческим псевдонимом Шарик, получил широкую известность в социальных сетях постсоветских стран, где публикуются фотоснимки его работ. Эти рисунки нередко посвящены социальной тематике – от антиполицейских и антикапиталистических граффити до портретов украинских политиков, размещенных на мусорных баках. ЛІВА.com.ua спросила у Шарика о его работах, взглядах на художественное творчество и о реалиях субкультуры уличных райтеров.

    – Фотографии с твоими работами широко разошлись по интернету. Не вызывало ли это внимания со стороны властей, и милиции? Тебя пытались найти?

    – На самом деле эти фотографии не должны были попасть в сеть, так как среди них полно шлака. Просто какой-то замечательный человек скопировал их с моей странички в соцсети и выложил в интернете. Чтобы тобой заинтересовались соответствующие органы, нужно, наверное, очень масштабно навредить. Я же не экстремист – я просто червяк, делающий безобидные никому ненужные рисунки, к тому же крайне редко. 

    – В глазах милиции и значительной части нашего общества уличный художник традиционно является хулиганом-вандалом. Твои работы вызывают внимание и интерес – помогли ли они как-то изменить отношение к граффити, хотя бы в масштабах своего города?

    – Большинство улиц Симферополя, как и многих других городов, испещрены разного рода «говнотэгами»– подписями так называемых хулиганов-вандалов. Отсюда и определенное отношение к остальным рисующим. Даже если это хорошо выполненный рисунок, всегда найдутся те, кому он нравится или не нравится. А значительной части нашего общества вообще наплевать на это ваше граффити. 

    – Баллоны дорожают – да и картон тоже. Не дорого ли быть сейчас уличным художником в спальном районе?

    – Ну, смотря с чем сравнивать. Какому-нибудь бездомному бродяге подобная культурная деятельность покажется дороговатой, а для кого-то это копейки. Я зарплатный раб, а рисую не так часто, как хотелось бы. Поэтому могу позволить себе это озорство.

    – Твое творчество сравнивают с работами Бэнкси. Но это только часть мировой традиции публичного искусства. Еще в начале ХХ века революционные художники в Мексике и Европе начали выносить свое творчество с холста картин на стены зданий и городов. Как ты считаешь, будущее за искусством на улицах? Или же искусство должно оставаться в музеях?

    – Да, я совершенно не самобытный художник. Все, что я делаю, когда-то подсмотрено в интернете. Но я не согласен с теми, кто утверждает, что я копирую Бэнкси – ведь я вкладываю свое содержание в рисунки. К тому же многие просто не знакомы с понятием «субъективное совпадение». Я думаю, что уличное искусство, если можно так сказать, это народное, андеграундно-молодежное творчество: оно не имеет коммерческой направленности, целевой аудитории, многословия, глубины мысли, часто носит мятежный характер – за исключением некоторых профессиональных художников, делающих это за деньги.

    А вот музейное искусство более элитарно и является противоположностью уличному. К тому же сейчас многие зарубежные уличные художники успешно демонстрируют свое творчество в галерейном пространстве – хотя это уже совсем не уличное искусство.

    – Какие из известных современных художников, работающих в общественном пространстве, вызывают твой интерес (например, JR, Шепард Фейри, Майк Алевитц, и др.)?

    – В первую очередь это вожди и основатели жанра – Бэнкси, Шепард Фейри. Стыдно признаваться, но, если честно, я не знаю имен многих художников. Есть очень много интересных, но малоизвестных и безымянных авторов. Тысячи их.

    – Твои работы высмеивают политиканов, милитаризм, фашизм, культуру потребления, полицейский террор, средства массовой информации. Как сложились у тебя эти взгляды?

    – Чтоб меня не упрекали в «упоротости», я стараюсь критику окружающей действительности разбавлять юмором. Если я что-то высмеиваю своими рисунками – то в том числе и себя самого. Наиболее четко изобразить какое-нибудь дурацкое социальное явление может человек, оглядевшийся по сторонам, заглянувший в собственную душу. Человек соткан из всего, что когда-либо слышал, видел, читал. Взгляды формируются под влиянием окружения, воспитания, образования. Вот так происходит со всеми, я думаю.

    – Социальные сети играют большую роль в развитии уличного искусства?

    – Да, конечно. Ведь социальные сети ускоряют многие общественные процессы. В соцсетях любой школьник может найти нужную ему группу единомышленников. И, немного продвинувшись, выйти в подъезд – или что еще хуже, на улицу – чтобы нацарапать там свои высокохудожественные каракули.

    Я по себе знаю: возможность демонстрировать плоды своего творчества большому числу пользователей определенно стимулирует желание созидать.

     Ты бы хотел, чтобы твой стиль распространился на другие города? Возможно ли объединение художников-райтеров, которые проводили бы совместные акции-флешмобы в разных точках страны, по-своему освещая какую-то общую, важную для общества тему?

    – Не знаю, мне все равно. К тому же эта эпидемия уже давно распространилась по многим городам. Может быть и существуют неведомые силы, способные собрать всех этих бездельников для каких-нибудь акций – но, насколько мне известно, многие райтеры люто и бешено завидуют друг другу.

    – Выполняешь ли ты работы на общественно важные темы по просьбе друзей или знакомых? Если к тебе обращаются через социальную сеть с просьбой что-то изобразить, ты реагируешь?

    – Да, я, бывает, рисую по просьбе товарищей. Через социальную сеть обращаются тоже – но если нет промежуточных знакомств, то я, скорее всего, не отреагирую.

    – Изображение Януковича и Азарова на мусорных баках совпали с массовым разочарованием в политике правительства. Ты выразил настроение своих родственников и друзей?

    – Я думаю, что если бы года три назад на мусорных баках появились бы лица лидеров предшествующей власти, это тоже совпало бы с массовым разочарованием в политике предыдущего правительства. Ведь все это цирк. А талант художника заключается в том, чтобы суметь изобразить то, о чем думают и говорят многие.

    – Как ты думаешь, влияет ли на сознание людей хорошо выполненный рисунок – на заборе или на стене дома? Может ли он бороться с навязываемой нам коммерческой рекламой и пропагандой?

    – Любое изображение содержит ту или иную информацию. Но как бы хорошо не был выполнен рисунок на стене или на заборе – это всего лишь рисунок, это мнение автора, его картина мира. А на сознание людей имеют влияние корпоративные виды искусства – кинематограф, анимация, реклама, популярная музыка, в которых задействованы целые армии профессионалов.

    А граффити вовсе и не призвано бороться с рекламой – или с чем-то там еще, как думают некоторые. Ведь отряды рисующих подростков приносят нехилые прибыли производителям аксессуаров, одежды и краски для граффити – поскольку здесь тоже есть своя мода. Это просто одна из ниш современной капиталистической системы.

    Спрашивали Александра Дворецкая, Андрей Манчук


    Підтримка
    • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
    • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
    • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
    • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
    • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
    2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал