Восстание в Сирии: интервенция или переговоры?

Восстание в Сирии: интервенция или переговоры?

Тарік Алі
Восстание в Сирии: интервенция или переговоры?
Оппозиция Асаду не должна вести к поддержке западной интервенции и насаждению в Сирии режима по образцу ливийского, лишь прикрывающегося фиговым листком наспех проведенных выборов

Тегі матеріалу: близький схід, колесник, тарік али, війна, імперіалізм, сша, змі, азія
24 сентября 2012

Предисловие переводчика: В недавнем телеинтервью RTV известный пакистано-британский левый писатель и журналист Тарик Али заявил, что наблюдает в Сирии в данный момент проявление «новой формы реколонизации», как ранее в Ираке и Ливии.

Большинство тех сирийцев, которые подняли изначально восстание в Сирии, теперь оказались отодвинуты в сторону, а выбор сирийского народа искусственно ограничили: либо навязанный западом режим, когда управлять страной будут лишь те сирийцы, которые сотрудничали с западными разведками, либо консервация режима Асада. При этом ряд оппозиционных групп, по словам Тарика Али, готовы на переговоры с правительством. Но западные медиа поддерживают и освещают только деятельность сторонников продолжения военных действий.

Поскольку Тарик Али изначально был противником сирийского президента и сторонником сирийских повстанцев, его позиция вызвала жесткую критику ряда британских левых активистов. Ответом на такого рода критику и является его нижеприведенная статья, в которой Тарик Али детально излагает свою позицию по вопросу о гражданской войне в Сирии.

 

Я решил рассказать о своем видении ситуации на RTV, так как был чрезвычайно возмущен непрерывной односторонней пропагандой на CNN и BBC, которая обычно является прелюдией к натовским бомбардировкам (давайте вспомним длившиеся полгода воздушные атаки на Ливию, жертвы которых до сих пор старательно прячут от глаз общественности) или прямой оккупации.

Я дал это интервью, потому что осуждаю саму кампанию по продвижению Сирийского Национального Совета, которую активно проводят сейчас западные масс-медиа. И я утверждаю, что некоторые группировки вооруженной оппозиции могли и сами устроить резню в сирийских городах, ради того, чтобы затем свалить всю вину на режим Асада.

С другой стороны, хотя у меня и были сомнения относительно того, кто именно был ответственен за бойню в городе Хула в мае этого года, то теперь никаких сомнений уже нет – это совершил именно режим. Однако этот факт никоим образом не опровергает мою точку зрения, хотя он и вызвал некоторое непонимание моих взглядов. Я получил массу сердитых писем от сирийских знакомых, в которых даже содержались прямые обвинения в клевете. Меня обвиняли в том, что я, якобы, являюсь «сторонником Асада». Это обвинения точно такого же рода, которые ранее, во время кампании по подготовке к войне в Ираке, бросали нам всякие идиоты, выступавшие за войну. Они называли нас – ее противников – «сторонниками Саддама».

Как могло вызвать такую реакцию мое шестиминутное телеинтервью, когда практически невозможно описать контекст событий, и приходится ограничиваться лишь общими фразами? По сути, это была лишь некая реакция на те новостные сообщения из региона, которые доходили до нас за последние дни. Поэтому, я думаю, что стоит прояснить некоторые положения, которые я изложил вкратце в своем телеинтервью, чтобы у критиков была возможность их оспорить.

Я изначально и совершенно открыто поддерживал народное восстание против правления баасистского семейного предприятия, которое руководило Сирией из Дамаска. Я выступал против этого режима уже достаточно долгое время – с тех самых пор, как произошел военный переворот, который привел к власти Асада и свергнул его гораздо более просвещенного предшественника. Я встречался с лидерами и активистами свергнутого Асадом правительства после «Шестидневной войны» 1967-го года, и среди них было огромное количество интеллектуалов, наиболее продвинутой части интеллигенции арабского мира. Честно говоря, сейчас я не ожидал, что Сирия может взорваться изнутри, так же как и Египет. Тем не менее, я поначалу с восторгом встретил выступления в Сирии. Я надеялся, что сам масштаб восстания и его популярность в народе вынудят режим Асада пойти на переговоры, и, совместно с протестующими, выработать план по избранию Ассамблеи, которая должна будет заняться разработкой новой конституции страны.

Есть свидетельства о том, что некоторые из членов правящего режима поддерживают такой курс – однако их относительно немного. Глупость и жестокость – две основные характеристики нынешнего режима, и от этих черт невозможно быстро избавиться именно потому, что они институционализированны – вписаны в саму систему правления, и сам Башар Асад хорошо понимает, что любые уступки окажутся фатальными.

В течение многих месяцев народное восстание было действительно мирным, и его мощь постоянно лишь возрастала – хотя это происходило и не так, как начиналась первая палестинская интифада, направленная против израильского владычества.

Мои взгляды с самого начала восстания в Сирии были предельно четкими: полная солидарность с народом. Долой диктатуру. Такова моя позиция и сейчас. Сирийский режим не претерпел никаких заметных прогрессивных изменений. Но вопрос сейчас стоит так: кто именно этот режим свергнет и как? Это очень важный вопрос.

Массовое народное движение в Египте победило благодаря тому, что верхушка военных решила более не поддерживать Мубарака – хотя были определенные опасения, что рядовые солдаты и младшие офицеры все же могут не подчиниться приказам. Но в крупных городах массы сами изгнали сотрудников аппарата госбезопасности свергнутого режима. Ведь как только США отказывают какому-либо диктатору в поддержке, его падение оказывается вопросом времени.

В Сирии же высшее военное руководство держалось твердо, так как оно изначально было сформировано по конфессиональному признаку. Однако были и те, кто перешел на сторону народа. Как только репрессии приняли национальный размах, многие решили, что борьба мирными методами более не эффективна.

И в этот момент на сцену вытащили именно тех военных и гражданских деятелей, которые близки к западным разведслужбам – точно так же, как недавно было в Ливии. Запад тут же начал готовить свое «правительство в изгнании», используя Турцию в качестве основного посредника в достижении своих целей, а Саудовскую Аравию и Катар в качестве вспомогательных средств. Запад не мог не воспользоваться возможностью ослабить иранское влияние в Сирии, а в качестве бонуса – ослабить и группировку Хезболла в Ливане – единственную силу в арабском мире, которая смогла дважды нанести Израилю поражение на военно-политическом фронте.

Здесь можно также сказать, что в Ливане необходима простая перепись населения, не проводившаяся здесь с 1936-го года – она бы сразу же изменила всю политическую карту страны. Однако интересы «демократии» и «международного сообщества» никогда не дозволят установления подлинной демократии на этой узкой полоске восточного Средиземноморья, которую в свое время отторгли от Сирии, чтобы сохранить имперское присутствие в регионе.

Оппозиция Асаду ни в коем случае не должна вести к поддержке западной интервенции и насаждению в Сирии режима по образцу нынешнего ливийского, прикрывающегося фиговым листком наспех проведенных выборов. Но многие деятели оппозиции в Сирии считают, что интервенция была бы единственным возможным ответом на сложившуюся ситуацию. «Где же «международное сообщество?» – жалобно хнычут они. Однако есть и те, кто стойко противиться самой идее западной интервенции.

О действительно имеющем место балансе сил в Сирии не так-то легко судить из-за границы. Массовое движение, преследующее общие для всего народа цели, не должно акцентировать внимание на различиях между этническими и религиозными группами. Тем не менее, как и в Египте, как только пройдет эйфория восстания и свержения ненавистного деспота, на сцену сразу же выйдут политические разногласия. Какая сила в сирийском политическом спектре ныне наиболее мощная? Какая партия займет наибольшее количество мест, если пройдут новые выборы в парламент?

Скорее всего, это будут «Братья-мусульмане»». В таком случае сирийцы лишь приобретут определенный опыт и смогут учиться на собственных ошибках – ведь неолиберализм и союз с США стоят во главе угла той «турецкой модели», которой пытается подражать египетский президент Мохаммед Мурси из «Братьев-мусульман».

На протяжении почти половины ХХ-го века арабские националисты, социалисты и коммунисты вели с этим самым «Братьями-мусульманами» борьбу за гегемонию в арабском мире. И в ней победили исламисты – хотя вам, как и мне лично, это может и не по душе.

Само будущее «Братьев-мусульман» будет целиком зависеть от способности провести социальные изменения. Египетский и сирийский рабочий класс сыграли важнейшую роль в обоих восстаниях. Смогут ли они теперь долго терпеть хоть светский неолиберализм, хоть исламизм?

Палестинцев, которые выходят сейчас на демонстрации, требуя социальных перемен и выступая против марионеточного режима ООП, избивают как головорезы в униформе сил безопасности ООП, так и израильские солдаты. Однако поднимающуюся там бурю не так-то легко сдержать.

Что же касается возможной интервенции НАТО в Сирии, то она лишь установит там собственное полумарионеточное правительство. Как я уже говорил, когда речь шла о Ливии: как только НАТО ввязывается в драку, с этого момента народ обречен проиграть, кто бы в итоге не победил в войне. Все это касается сейчас и Сирии.

В этом отношении я полностью поддерживаю заявление Сирийских Координационных Комитетов от 29 августа 2011-го года (заявление содержало призыв к вооруженной борьбе, однако подчеркивало недопустимость любого рода внешней интервенции в Сирии – прим. пер.).

Что же случится, если нынешняя ситуация продлится? Тупик. Отвратительный тупик. На ум сразу же приходят аналогии с ситуацией в Алжире после того, как военные, при поддержке Франции и других западных стран, вмешались, чтобы не допустить победы во втором раунде выборов Исламского Фронта Спасения (ИФС). (В начале 1992-го года в Алжире произошел военный переворот –как только стало очевидно, что победу на выборах одержит проиранский ИФС. Президент Алжира был отправлен в отставку, а в стране начались аресты активистов ИФС – прим. пер). В результате в Алжире вспыхнула гражданская война, в ходе которой жестокость и зверства проявили обе стороны, а народными массами овладела лишь пассивная озлобленность.

Именно поэтому я продолжаю настаивать: даже сейчас – на нынешнем этапе – решение проблемы с помощью переговоров – это наилучший способ избавиться от Асада и его сторонников. И давление со стороны Тегерана, Москвы и Пекина может помочь добиться этого гораздо быстрее, чем агрессивная позиция Турции, ее саудовских союзников и их приспешников в самой Сирии.

Тарик Али

Znet

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме

Самир Амин: Сирийский тупик

Али Кадри. Неолиберальная пролетаризация в арабском мире

Дэвид Чарльз, Юсеф Гаиги. Тунис: что изменилось после революции?

Кристина Бочьялини, Айман Эль-Газви. Фабрика



Восстание в Сирии: интервенция или переговоры?



Восстание в Сирии: интервенция или переговоры?
RSSРедакціяПідтримка

2011-2014 © - ЛІВА інтернет-журнал