Выборы в США: внешняя политика и общественное мнениеВыборы в США: внешняя политика и общественное мнениеВыборы в США: внешняя политика и общественное мнение
Аналіз

Выборы в США: Внешняя политика и общественное мнение

Імануїл Валерстайн
Выборы в США: Внешняя политика и общественное мнение
Американцы все больше интересуются собственным экономическим благосостоянием, а не проблемами за границей. По мере того, как «американская мечта» привлекает все меньшее и меньшее количество не-американцев, она оборачивается уже внутрь США

05.11.2012

Приближаются выборы президента США, и одним из главных вопросов на повестке дня постепенно становится вопрос об американской внешней политике. Ни для кого не секрет, что для внешней политики США на протяжении последних пятидесяти лет была характерна определенная последовательность. Однако внутренние разногласия обострились, когда Джордж Буш стал грубо и в одностороннем порядке пытаться восстановить господство США в мире, и начал вторжение в Афганистан и Ирак. Таким образом Буш и неоконсерваторы намеревались запугать всех и каждого – и, используя военную силу, сменить недружественные США режимы.

Как мы видим сегодня, политика неоконсерваторов оказалась провальной и не смогла достичь поставленной цели. Их политика не только не смогла запугать противников, но и ускорила упадок самих США. В 2008-м году Обама встал на платформу отказа от подобной политики – и в 2012-м он заявляет, что выполнил свои обещания, и смог нейтрализовать тот ущерб, который принесла США политика неоконсерваторов.

Так ли это? Действительно ли ему удалось нейтрализовать этот ущерб? Я сомневаюсь в этом – но, в данном случае я не намерен рассуждать об успешности американской внешней политики. Я скорее хочу обратить внимание на то, что сами рядовые американцы думают о внешней политике своего государства. Наиболее важным здесь является тот факт, что широкая общественность США считает американскую внешнюю политику непрозрачной и неопределенной. Недавние опросы общественного мнения показывают, что впервые большинство американцев считают войны Джорджа Буша на Ближнем Востоке ошибкой. Людям кажется, что столь огромные расходы и жизни американских солдат были потрачены зря – ведь и результаты этих военных кампаний, в целом, оказались негативными. Они считают, что новое иракское правительство теперь ближе к Ирану, чем к США. Они считают, что положение нового афганского правительства весьма шаткое, а афганская армия инфильтрована сторонниками Талибана, и солдаты правительственной армии Афганистана скорее будут стрелять в американских солдат, с которыми работают бок о бок.

Американское общество желает, чтобы американская армия ушла из Афганистана к 2014-му году – как и было обещано. Однако, при этом, американские граждане не веря, что как только американские войска уйдут, в Афганистане сможет удержаться какое-нибудь правительство, дружественное США.

Поэтому важно отметить и то, что во время предвыборных дебатов между кандидатами на пост вице-президента демократ Джо Байден яростно утверждал, что американские войска не будут посланы в Иран в случае войны, – и, в то же время, республиканец Пол Райан, утверждал, что никто у них и не думает посылать туда войска. Оба они, возможно, говорили правду – а, может, и нет. Однако в данном случае важно отметить, что оба кандидата считают – любое обещание отправить войска на войну существенно уменьшит шансы их партии на победу в избирательной кампании.

Чего же в таком случае хочет американский избиратель? Вот в чем вопрос. Ведь те же люди, которые считают ошибкой вторжения США в Ирак и Афганистан, еще не готовы принять идею о том, что США не должны сохранять (и не усиливать) свою военную мощь. Американский Конгресс продолжает голосовать за бюджет для Пентагона – даже превышающий те суммы, которые просит сам Пентагон. Отчасти это происходит потому, что законодатели хотят таким образом сохранить рабочие места в тех регионах страны, где возможности трудоустройства тем или иным образом связаны лишь с вооруженными силами. Однако не в последнюю очередь это вызвано и тем, что миф о сверхмощи США до сих пор оказывает сильное эмоциональное воздействие на американское общество.

Но что же ожидает нас в перспективе? Постепенное продвижение политики изоляционизма? Несомненно. Многие американские избиратели – как левые, так и правые, – все с большей настойчивостью заявляют о необходимости и желательности сокращения американского военного присутствия в других странах мира. Однако, на данный момент они еще не являются решающей силой. Скорее, нас будет ожидать не резкий, но медленный и постепенный пересмотр отношения американцев к конкретным союзникам в других странах.

США стали отворачиваться от Европы (как бы мы ни определяли само понятие «Европа») несколько лет назад. Американцы нередко считают, что Европа была «неблагодарной за все то, что Америка для нее сделала за семьдесят лет» (как в военной, так и в экономической сфере). Многим американцам кажется, что Европа не желает поддерживать американскую политику, и американские войска постепенно выводят из Германии и других европейских стран.

Конечно, Европа – это растяжимое понятие. Насколько же отличаются взгляды простых американцев относительно Восточной Европы (в частности, бывших стран советского блока)? Или же относительно Великобритании, с которой у США установлены так называемые «особые отношения»? Сама тема «особых отношений» стала сейчас мантрой, часто повторяемой британцами – но не американцами. Естественно, США вознаграждают Великобританию, когда та следует в русле их политики, а не когда отклоняется от него. Но рядовые американцы вряд ли знают обо всех этих политических тонкостях.

Другое дело – Восточная Европа. Здесь с двух сторон оказывалось реальное давление с требованием сохранить тесные связи. США изначально были заинтересованы в том, чтобы использовать восточноевропейские страны для того, чтобы противопоставить их западноевропейским странам, которые сейчас пытаются действовать независимо от США. С другой стороны, существовало давление на правительство США со стороны потомков восточноевропейских иммигрантов, требовавших расширения связей этих стран с США. Однако Восточная Европа уже ощущает, что американское военное присутствие ослабевает – и рассчитывать на США уже нельзя. Восточная Европа начинает сознавать, что для нее большее значение имеют экономические связи с Западной Европой.

По отношению к Мексике у многих американцев существует определенный антагонизм – так как тема нелегальных иммигрантов стала играть важную роль в американской политике, подрывая экономические связи с соседней Мексикой, которые теоретически должны были быть очень тесными. Что же касается остальной Латинской Америки, то усиление ее независимости в вопросах внешней политики вызывает недовольство американского правительства и раздражает американскую общественность.

Если  говорить об Азии, то так называемый «China-bashing» (торгово-валютные войны с Китаем и регулярные атаки в СМИ на Китай – прим. пер.) становится все более популярной игрой – несмотря на все попытки американского правительства (как демократов, так и республиканцев) держать ее под контролем. Китайским компаниям, например, запрещены некоторые виды инвестиций в США – хотя даже Великобритания приветствует инвестиции такого рода.

Ближний Восток – и, в частности, Иран, остается центральной темой в обсуждении американских внешнеполитических интересов. Правительство США явно чувствует недовольство ограниченностью своих возможностей в этом регионе – как и в новой Латинской Америке. К тому же, на США постоянно давит Израиль, требуя от американцев сделать «больше» – хотя никто в данном случае не знает определенно, что конкретно означает это «больше».

Поддержка Израиля (причем, всеми возможными способами) занимала центральное место в американской внешней политике – по меньшей мере с 1967-го года (если не раньше). Немногие в США пытаются сейчас бросить вызов этой политике. Однако эти «немногие» противники поддержки Израиля уже начинают обретать поддержку значимых американских военных фигур, считающих, что поддержка Израиля может существенно угрожать американским интересам. Будет ли США и дальше – через 10-20 лет поддерживать Израиль? Сомневаюсь. Израиль, может, и будет последним к кому увянут дружеские чувства Вашингтона – но они, все же, увянут.

Вероятно, уже к 2020-му году (а к 2030-му – определенно) МИД США начнет привыкать к реальности, в которой США уже не будут единственной всемогущей сверхдержавой – а лишь одним из нескольких таких государств. К подобной переоценке своей роли американское правительство будут подталкивать изменения во взглядах простых американцев, которые сейчас все больше интересуются собственным экономическим благосостоянием, а не проблемами за границей. По мере того, как «американская мечта» привлекает все меньшее и меньшее количество не-американцев, она оборачивается уже внутрь США.

Иммануил Валлерстайн

Iwallerstein

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме:

Иммануил Валлерстайн. Противоречия арабской весны

Джордж ГеловейПохоронный звон по империи

Иммануил Валлерстайн. Сирийский тупик


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал