В огнеВ огне
В огне

В огне


Олена Заславська
Канистра смерти – отчаяния канистра. Человек сгорает за три минуты. Три минуты боли и протеста

Ломали шахтерский поселок,
метлами сметая очаги.
Серое утро галчонком
ежилось.
Вдребезги! Вдребезги! Вдребезги!

«Подайте на лекарство и еду
бастующим шахтерам Краснодона...»
вырвали, как гнилой зуб, –
ни крика, ни стона.

Тишина вдруг...
Как будто ничего и не было.
На месте жалких лачуг
асфальтные пятна пробелами.

Без выстрела,
добровольно на вертел
нанизан.
Канистра смерти –
отчаяния канистра.
Человек сгорает за три минуты.
Три минуты боли и протеста.
Муторно!
Не нашлось ему места
среди нас, Господи!

Кого обвинять? –
спросите.

Еще одна головня
на костре совести.

1998 г.

Стих посвящен событиям 14 декабря 1998 года, когда когда рабочий краснодонской шахты имени Баракова Александр Михалевич, отец троих детей, сжег себя перед зданием Луганской облгосадминистрации после многомесячной палаточной акции независимого профсоюза.


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал