«Если экономика рухнет, они сбросят свои маски»«Если экономика рухнет, они сбросят свои маски»«Если экономика рухнет, они сбросят свои маски»
Пряма мова

«Если экономика рухнет, они сбросят свои маски»

Світлана Циберганова
«Если экономика рухнет, они сбросят свои маски»
«Сейчас они хотят посадить меня в тюрьму – за несколько слов по исторической теме. Пускай садят. Тем самым они дискредитируют себя, продемонстрировав, что капитализм является другой стороной фашизма, а буржуазная демократия – это диктатура капитала»

05.12.2011

Альгирдас Палецкис, внук известного литовского левого политика, писателя и общественного деятеля, родился в Берне, в семье дипломатов, стажировался во Франции и сделал успешную дипломатическую карьеру в Литовской Республике. Молодой член Социал-демократической партии был секретарем дипломатической миссии Литвы при Европейском Союзе в Брюсселе, возглавлял отдел Западной Европы МИД Литвы. Палецкис являлся членом парламентской фракции Социал-демократической партии Литвы, членом литовской делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы и занимал пост вице-мэра Вильнюса. Он стал кавалером ордена «За заслуги перед Литвой» и французского Ордена Почетного легиона.

В 2008 году Альгирдаса Палецкиса исключили из СДПЛ за «скандальные» радикальные высказывания о социальном неравенстве и господстве крупного капитала в Литве. Спустя год он возглавил новосозданный Социалистический народный фронт, образованный на основе Социалистической партии Литвы и партии «Фронт».

В начале 2011 года власти Литвы начали судебное преследование Палецкиса и его партии за высказывания о событиях 13 января 1991 года, когда во время противостояния литовских националистов с советскими войсками погибли 14 человек. Альгирдас Палецкис заявляет, что события тех лет до конца не изучены, в чем не заинтересованы литовские власти. Дело против партии СНФ было прекращено «за отсутствием состава преступления», а итоговое судебное заседание по делу «Палецкис против защитников независимости» состоится 14 декабря. Известный литовский правозащитник Кястутис Чилинскас заявил, что сама статья этого обвинения противоречит Европейской конвенции по правам человека, в которой отмечается право человека свободно высказывать своё мнение: «Государство не имеет право принуждать думать только так, как диктует официальная позиция и тем более наказывать за это».

10-13 ноября Альгирдас Палецкис принимал участие в международной антифашистской конференции, которая прошла в Киеве. В интервью LIVA.com.ua он рассказывает о социально-экономическом кризисе в Литве, политическом ответе литовских левых и необходимости международной координации антифашистской борьбы.


– Альгирдас, власти Литвы подвергают вас судебному преследованию за оценку событий 13 января 1991 года. Хотелось бы  услышать вашу трактовку этих событий.

– Провокаторы стреляли в людей и свалили всю вину на приехавших к телебашне советских солдат. Они стреляли по толпе сверху – и сами литовские правые признавали  впоследствии, что задачей было скомпрометировать армию. Но двадцать лет в Литве существовала только одна версия этих событий. Она гласила, что 13 января 1991 года советская армия продолжала политику «геноцида литовского народа». Однако, официальная версия до сих пор не может объяснить: а кто же стрелял сверху? В действительности, советские солдаты ни в кого не стреляли – у них была возможность перестрелять сотни людей. А пули, изъятые из тел, были винтовочными и охотничьими.

Когда я об этом сказал, против меня начали процесс. Однако, все больше фактов говорят о том, что официальная версия не выдерживает критики. Суд превращается в фарс – и 14 декабря будет вынесен судебный вердикт. Прокурор требует для меня год условного заключения. А люди в Литве недоумевают: «если я скажу что-то против мнения официоза, то меня за это могут в тюрьму посадить?». Это и есть фашизация общества.

– Ваш процесс вызвал большой резонанс. Акции в вашу поддержку прошли во многих странах Европы, в России и Украине. Как вы считаете, повлияет ли этот процесс на отношение литовцев к советскому периоду в истории страны?

– Этот суд, в первую очередь, показал народу Литвы, что в стране укореняются фашистские или профашистские тенденции. А, во-вторых, он заставил многих людей задуматься о правоте официальной версии событий. Действительно ли советские «головорезы» стреляли в литовцев? Эта версия уже рушится, что очень болезненно для националистической власти. Параллельно идет процесс переоценки советского периода в истории страны. Экономические трудности и социальные проблемы неизбежно заставляют людей вспоминать прошлое и сравнивать между собой две модели – и часто это сравнение говорит в пользу Советского Союза. Конечно, там были свои минусы, но были и достижения. Причем, это отношение меняется не из-за устроенного надо мной суда – а из-за атаки капиталистов на права трудящихся республики, на их зарплаты и пенсии. Все больше людей понимают, что у литовской экономики нет перспективы, и мы увязли в западных кредитах. Ситуация будет ухудшаться, и все больше сознательных людей будут выступать за социализм.

– Есть ли сейчас в Литве альтернативные левые движения, молодежные инициативы, профсоюзы? И координируют ли они между собой свои действия?

– Два года назад в Литве, на основе объединения двух партий возникла марксистская социалистическая партия – Социалистический Народный Фронт. Боюсь это единственная левая партия, которая ведет сейчас у нас реальную политическую борьбу. Она не входит в парламент, но мы не переоцениваем парламентский путь – поскольку он очень часто ведет к перерождению социалистических партий – и выступаем за широкое протестное движение в массах.

Также в Литве действуют анархистские группы, но они находятся в зародышевом состоянии. Вместо соглашательских профсоюзов появляются профсоюзы, возникшие на базе самоорганизации трудящихся – и мы работаем в этих профсоюзах, поскольку профсоюзное движение имеет перспективы. Под влиянием мирового кризиса, под влиянием протестов в США и Западной Европе, в левые организации приходит все больше молодых людей. Конечно, европейская молодежь заражена либерализмом, а в Литве – еще и национализмом. Но многие молодые граждане видят, что нужно все больше платить за учебу, а жилье недоступно для них вообще. Многие из них эмигрируют – этот процесс называется у нас «эвакуацией».  Сегодня выехавшие на заработки люди есть уже почти в каждой литовской семье. Уезжают и многие протестно настроенные граждане. Поэтому мы работаем с нашими заграничными товарищами в Англии и Ирландии. Часть из них вернется, часть являются членами нашей партии в этих странах. Там они накапливают полезный опыт борьбы.

– Как изменилось отношение к фашизму на государственном уровне после вступления Литвы в Евросоюз?

– Все двадцать лет в Литве замалчивалась история литовского фашизма. Между тем, в Литве существовал один из первых фашистских режимов в межвоенной в Европе. Фашисты пришли здесь к власти в 1926 году. (Партия «Союз литовских националистов»-«таутининков» во главе с Антанасом Сметоной установила в Литве диктатуру, разогнав парламент, расстреляв руководство Компартии Литвы, и управляла страной вплоть до 1940 года – прим.ред.).

Мы вступили в Евросоюз в 2004 году – но и после этого у нас предпочитали не говорить об угрозе фашизма. Только когда активизировалась наша партия, литовские власти были вынуждены реагировать на наши заявления о фашизации общества. У нас фактически разрешена свастика, на разных сборищах кричат «Литва для литовцев!» – и суд не видит в этом проблемы. Это считается демократическим лозунгом. У нас восхваляются пособники Гитлера, часть из которых стала после войны «лесными братьями». Власть игнорирует эти факты, и утверждает, что фашизм не является проблемой. Да, это не тигр, это еще котенок – но он уже растет, и кризис может сильно ускорить этот процесс, который надо незамедлительно остановить.

– Альгирдас, какой процент населения в Литве придерживается сейчас ультраправых взглядов?

– Трудно сказать. Думаю, ультраправых готовы поддержать 5-7% населения. И это очень опасно, поскольку это политически активные люди.

– Они способны установить в стране диктатуру?

Сейчас еще нет. Но они, конечно, мечтают об этом. Они внедряют своих людей в армию. У нас есть информация  о том, что они работают в разных фондах и правительственных учреждениях. Сейчас это часть административного ресурса – и в, то же время, часть футбольных фанатов.

– А что вы можете рассказать о вашем антифашистском движении?

Мы инициировали создание движения «Литва без нацизма». Это общественная организация, которая фиксирует и предает огласке факты проявления расизма и фашизма в литовском обществе. Мы провели множество пресс-конференций, и они вызвали скандал в буржуазных СМИ – хотя мы не сказали там ничего нового. Нас даже объявили «пятой колонной» Беларуси или России. Хотя это ложь, нонсенс. Нас просто решили дискредитировать этими обвинениями.

Сейчас власти начали несколько уголовных дел против меня и моих товарищей – в связи с «дезинформацией» в отношении «лесных братьев». Они утверждают, что мы глумимся над памятью литовских «героев» – хотя, как я уже сказал, множество из них были пособниками Гитлера в годы войны. Таким образом, они не позволяют нам еще шире развернуть нашу деятельность – но и подавить нас они пока тоже не могут,  поскольку все еще вынуждены играть в демократию. Хотя эта игра может закончиться буквально со дня на день. Если ситуация в экономике станет неуправляемой, они сбросят свои маски и введут полицейский профашистский режим – как это уже было сделано в 1926 году, при поддержке армии. Если ЕС развалится – а это реально – тогда сделать это будет еще легче. Но и Евросоюз может быстро фашизироваться в связи с кризисом в Греции, в Италии, во Франции и в Испании.

Сейчас левым не нужно спорить по разным мелочам, как это часто бывало у них в истории. Им нужно видеть общего врага, который из котенка превращается в рысь, а из рыси превратится в тигра – и тогда вся мощь государственного фашизма обрушится на наши головы. Своей пассивностью и разобщенностью мы отдаем сейчас инициативу фашистам. Поэтому я и говорил на конференции, что нам нужно переходить к наступательным действиям – иначе повториться ситуация тридцатых годов. Пока левые разобщены, а фашисты активны, они привлекают симпатии части молодежи. Пока мы не сплотимся, нам сложно будет этому противостоять.

Не стоит забывать об особенностях текущего момента в каждой европейской стране. К примеру, сегодня в Литве нам нужно бороться за национальную независимость. Хотя мы интернационалисты, мы должны поднять этот лозунг. Почему? У нас больше нет своих банков, своей промышленности, своего сельского хозяйства. И литовцы очень недовольны сложившимся положением. Поэтому нельзя списывать со счетов их патриотические чувства, униженные засильем транснационального капитала. Такая же же ситуация сложилась в Латвии и Эстонии.

– Сложно ли вам работать в Литве, после того как там запретили коммунистическую символику?

Да, у нас запрещены серп и молот, а также пятиконечная звезда на красном фоне. Но мы все равно проводим социалистическую агитацию. Они не могут запретить наши лозунги – лозунги борьбы за власть трудового народа, против крупного капитала, за социалистическое преобразование общества. Власти не понимают, что такие запреты ни к чему не приведут – как и суды над антифашистами. Ведь капитализм сам порождает протест. Если посадят или уберут одного из нас – все равно будет партия, будут люди, которые будут отстаивать социалистические идеи. Сейчас они хотят посадить меня в тюрьму – за несколько слов по исторической теме. Пускай садят. Тем самым они дискредитируют себя, продемонстрировав, что капитализм является другой стороной фашизма, а буржуазная демократия – это диктатура капитала. Спасибо им огромное за то, что они сами себя разоблачают.

– Действуют ли в Литве правозащитные организации, которые сотрудничают с левыми силами?

К сожалению, у нас очень слабое правозащитное движение. Есть несколько организаций, но они очень редко заявляют о себе делами – и это прискорбно. Наша партия – Социалистический Народный Фронт – вынуждена самостоятельно заниматься правозащитной деятельностью. Многие наши правозащитные организации живут за счет грантов, и это связывает им руки. А права нарушаются у нас буквально на каждом шагу –права рабочих, права пенсионеров, права других категорий населения. Мы стараемся защищать их права, и надеемся, что эти организации проявят себя в работе – а не только в написании бумаг.

–  Вы говорили о необходимости объединения левых сил. Происходит ли оно сейчас на международном уровне?

–  Да. Киевская конференция, посвященная теме растущего влияния неофашизма в охваченной кризисом Европе, свидетельствует о том, что мы объединяем свои усилия. И это очень важно. Наш общий враг усиливается, и нам нужно акцентировать внимание на том, что нас объединяет – на отрицании фашизма и расизма, солидарной поддержке тех, кого преследует буржуазная власть. И нам нужно демонстрировать свое единство не только резолюциями, но и практическими действиями – маршами, пикетами, акциями неповиновения. Это очень важно. Я надеюсь, что эта конференция в Киеве даст толчок к  нашему дальнейшему сотрудничеству. У нас могут быть разные взгляды по различным вопросам, но все мы – противники капитализма, и сторонники социалистического пути. Нужно помнить, что капитализм – это варварский строй, который прибегнет к насилию без всяких колебаний и угрызений свести. Нам нужно готовиться к этому моменту истины. Антифашисты в России уже отстреливаются, коммунисты в Филиппинах отстреливаются, и если мы не будем готовы сопротивляться насилию, мы проиграем.

–  Что вы можете посоветовать антифашистским силам Украины?

–  У вашей страны своя специфика, и я не стал бы давать вам свои советы. Конечно, необходимо развивать сотрудничество с антифашистами других стран. Нужно развивать эти связи, и быть готовыми к обострению глобального кризиса. Если Израиль сейчас нападет на Иран, это может привести к серьезным последствиям во всем мире. Нельзя отдавать протестное движение фашистам – как это было в тридцатых годах. Нужно идти в профсоюзы, вмешиваться в каждый социальный конфликт – и, как говорили классики, от всего сердца становиться на сторону преследуемых и угнетенных. Пусть это будут репрессируемые сейчас рабочие Казахстана, или антифашисты Литвы, или антифашисты, которых убивают сейчас в России. Солидарная поддержка действием очень важна.

Как вы считаете, есть ли связь между фашизмом и неолиберальными концепциями «конца истории?»

– Эта связь, безусловно, существует. Постмодернистские концепции конца истории – это важная составляющая капиталистической идеологии. Эти концепции утверждают, что капитализм в его неолиберальной версии бессмертен, что он не имеет альтернативы. Но капитализму присущи кризисы, которые ведут к развитию фашизма – поскольку на витке кризиса капитализм использует фашизм как инструмент для сглаживания социальных противоречий и для  тотального контроля над капиталистическим обществом. Иначе будет революция – и чтобы предотвратить ее, буржуазия прибегает к поддержке наиболее реакционных слоев общества. Концепция «конца истории» желает увековечить капитализм, с его кризисами, один из которых мы переживаем сейчас. А это всегда оставляет шанс для фашизма.

– А можно ли сказать, что фашизм угрожает положить конец истории человечества?

– История ХХ века показала, что антифашистские силы способны объединиться и предотвратить всемирную экспансию фашистских сил. Но если мы прозеваем в этот раз современный неофашизм, который многому научился на своих так называемых «ошибках», то мы действительно можем прийти к концу истории.

Беседовала Светлана Циберганова


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал