Таксисты против «Uber»Таксисты против «Uber»Таксисты против «Uber»
Репортаж

Таксисты против «Uber»

Андрiй Манчук
Таксисты против «Uber»
Поскольку компания не признавала себя транспортным перевозчиком, она автоматически не признавала профсоюзные организации таксистов и категорически отказывалась с ними работать

Теги матеріалу: європа, криза, латинська америка, мандри, профспілки, солідарність, трудова міграція, фото
04.12.2017
  • Наступление таксистов

    Утром 29 ноября мадридскую площадь Аточа заполнили тысячи людей, которые прибыли сюда со всех регионов Испании. Большинство из них добирались до столицы поездами, высадившись на расположенном прямо здесь железнодорожном вокзале. Другие приехали на целой кавалькаде легковых автомобилей – ведь в этот день в Мадриде была запланирована массовая акция протеста профсоюзов таксистов, которые выступают против политики американской компании Uber Technologies Inc, продвигающей в Испании свой глобальный сервис по заказу такси. Представители синдикатов обвиняют ее в коррупционном сговоре с правительством и антипрофсоюзной стратегии, которая радикально ухудшила положение испанских водителей, занятых в этом виде транспортных перевозок.

    Эта акция стала для Испании самым крупным профсоюзным протестом в бурном уходящем году – потому, что ее поддержала однодневная общегосударственная забастовка таксистов. Вместо работы они массово направились в Мадрид. На площади Аточа были видны флаги Галисии, Андалусии, Астурии, Арагона, Наварры, Мурсии и Валенсии. Выделялась большая группа людей с флагами Страны Басков – но самую большую группу участников марша составляли каталонские водители, среди которых особо выделялись члены барселонского профсоюза латиноамериканских таксистов.

    Каталонской символики было очень много – пожалуй, не меньше, чем государственных флагов. Однако она не вызывала неприятия у остальных участников акции, несмотря на старательное разжигание антикаталонских настроений, которым занималась с начала осени официозная пропаганда. Классовая солидарность и общие цели борьбы успешно снимали эти противоречия. Кроме того, некоторые профсоюзы водителей находятся под влиянием левых – благодаря чему на акции были заметны флаги Испанской республики, а также, некоторое количество красных и красно-черных знамен. Левые были единственными, кто поддержал ее участников в политическом поле. «На призыв таксистов откликнулись только в Podemos. «Народная партия, социалисты и «граждане» повернулись к нам спиной» – провозгласил протестующий с мегафоном», – написала об этом газета El Español.

    Вся эта масса людей поднимала невообразимый шум, слышный за многие кварталы от площади, которую заволокло дымом разноцветных фаеров. Водители машин непрерывно гудели в клаксоны, повсюду рвались петарды, которые, в буквальном смысле, ящиками раздавали участникам акции. И среди всего этого пробивались речевки профсоюзных ди-джеев. Они в нон-стоп режиме крутили драйвовую музыку, расположившись на площадках небольших грузовых автомобилей. Самой большой популярностью пользовался международный слоган «El pueblo unido jamás será vencido!». Посреди марша я услышал, что кто скандирует его рядом на русском: «Пока мы едины – мы непобедимы!», и стал протискиваться на этот звук, вспоминая, как поправевший после Евромайдана литератор Артем Чапай недавно пожаловался на то, что эти русские попадаются ему даже во время медитаций в индийской глуши. Однако, как оказалось, знаменитую речевку кричали двое украинцев. И хотя я не смог подробно пообщаться с ними из-за суматохи, можно констатировать, что украинские работники постепенно осваивают испанский рынок транспортных перевозок, где они не были особо заметны прежде.

    Гражданская гвардия – военизированное подразделение испанской полиции – попыталось заблокировать протестующих на привокзальной площади, выставив кордон перед бульваром Прадо. Однако, профсоюзные активисты обошли ее оригинальным маневром – большая группа людей как ни в чем не бывало, зашла в пивную «El Brillante», и вышла с ее обратного входа, к Центру королевы Софии, где экспонируется знаменитая «Герника» Пикассо. Когда полиция обратила внимание на происходящее, демонстранты уже обошли ее с тыла, и гвардейцам пришлось поспешно отступать вверх по бульвару, к площади между музеями Прадо и Тиссена-Борнемисы. Там полицейские заблокировали улицу Каррера де Сан Херонимо, которая вела прямо к Пуэрто дель Соль – главной площади всей Испании, которую можно сравнить по символическому значению с украинским майданом. В этот раз Гражданская гвардия подготовила более основательную оборону – улицу перегородили металлическими секциями и двойным рядом полицейских автомобилей. А за ними выводили из фургонов лошадей конной полиции с зашоренными глазами.

    К этому времени колонна марша растянулась от Аточи до площади Кортес, а высоко над ней кружили два вертолета. Новости сообщили, что на акции собралось около 20 тысяч человек. Мэр Мадрида Мануэла Кармена, которая пользуется поддержкой Podemos, а в прошлом состояла в Коммунистической партии Испании, выступила перед прессой с призывом пользоваться метро – потому что в городе наблюдались четырнадцатикилометровые пробки, которые на время парализовали движение в направлении аэропорта Барахос. Впрочем, сами профактивисты впоследствии обвинили в этой проблеме полицию, заявляя, что она без всякой необходимости перекрыла несколько оживленных улиц вокруг места событий.

    Участники акции пытались прорваться через заслон к Пуэрта дель Соль, предварительно пустив на полицейских дымовую завесу, под лозунги: «война, война, война!», «долой фашиста Рахоя!». Однако полиция встретила их жесткой работой дубинок, не церемонясь ни с женщинами, ни с подростками. Одного из них буквально зашвырнули в витрину расположенного рядом «Старбакса». В ответ гвардейцев забрасывали, чем только можно, под бодрые звуки революционных песен и веселого реггетона. Однако, узкая улица не давала толпе возможности для маневра – и, в итоге, участники марша так и не смогли пройти на центральную площадь испанской столицы.

    Впрочем, несмотря на это, акция стала в тот день главной темой национальных СМИ. Этот тактический успех во многом был обусловлен высоким уровнем организации массового профсоюзного митинга – несмотря на его шум и хаос. Об этом говорили многие эпизоды. Так, во время акции случайно разбили стекло припаркованного на площади возле Прадо авто – и представители профсоюза тут же подошли к возмущенному водителю, чтобы на месте решить вопрос о компенсации. Медики оказывали помощь тем, кто незначительно пострадал от петард, волонтеры раздавали картофельные чипсы, сыр, хлеб и воду – ее можно было взять бесплатно, или пожертвовать несколько евро в фонд профсоюзу. Когда начались стычки с полицией, вперед вышла группа охранения, которая приняла этот удар на себя. В противном случае, от контратаки Гражданской гвардии пострадало бы значительно больше не готовых к драке людей. Участники этой группы старались защищать журналистов, которым охотно давали комментарии, чтобы донести до общества свои претензии к американской компании.

    Чем плох Uber?

    Эти претензии стоит разобрать подробно – поскольку постсоветские левые, которые привыкли видеть в таксистах жадных «бомбил», своего рода авангард дикой стихии рынка, автоматически перенесли это отношение на испанских профактивистов – представляя их акцию бунтом «мелкобуржуазного жлобья», которое не хочет снижения цен на проезд и противится поступи передовых технологий.

    Такое мнение не соответствует реальному положению дел. По мнению испанских таксистов, Uber продвинули на испанский рынок коррупционным путем, при активной теневой поддержке членов правительства от правящей правой Народной партии и высокопоставленных чиновников Евросоюза. Суть этой аферы проста – используя лазейку в законодательстве, Uber зарегистрировался в качестве компании, которая предоставляет исключительно информационные услуги, и не занимается транспортными перевозками. А правительство Мариано Рахоя сделало вид, что верит этому лукавому заявлению.

    В итоге, американская компания получила колоссальные налоговые льготы. Водители Uder и действующей по тому же принципу компании Cabify имеют другой тип лицензии – лицензию «автомобиля с водителем, который можно взять на прокат» (VTC). То есть, предоставляя услуги таксистов, работники этих структур формально не считаются таковыми. «Они могут работать с разрешением, которое стоит 36 000 евро, а для традиционного таксиста это будет стоить около 150 000 евро», – рассказывает об этом газете El Español представитель профсоюза Fedetaxi. 

    Используя это огромное конкурентное преимущество, Uber стал предпринимать попытки захватить рынок транспортных перевозок на такси, демпингуя на рынке и подминая под себя разоряющихся водителей. При этом, от новобранцев требовали снять «шашечки» и фирменную маркировку, работая под видом обыкновенных частных автомобилей, взятых клиентами на прокат. Такая ситуация сразу привела к жесткому конфликту с профсоюзами – поскольку компания не признавала себя транспортным перевозчиком, она автоматически не признавала профсоюзные организации таксистов и категорически отказывалась с ними работать. Это известная и общепринятая практика – в США представители Uber даже подали в суд на власти Сиэттла, которые позволили работникам компании создать профсоюз. В итоге, защищать интересы ее таксистов некому. «Фирма не считает водителей своими сотрудниками, для них это частные лица которые предоставляют сервис по собственной инициативе», – пишет об этом Publico.

    Между тем, работающие на Uber и Cabify таксисты остро нуждаются в защите своих трудовых прав. Компании забирают у них за свои «информационные услуги» около 20-25% дохода, оставляя водителям копейки. Кроме того, члены профсоюзов считают, что в эти теневые схемы встроены представители организованной преступности – к примеру, представители латиноамериканских криминальных группировок, которые взымают дань с занятых в этой сфере земляков, чтобы с их машинами и клиентами «ничего не произошло». Такие банды используются для борьбы с профсоюзами – например, в Валенсии и Барселоне, где им противостоит профсоюз латиноамериканских таксистов. Так, накануне акции один из водителей компании Cabify был ранен в Барселоне в результате нападения неизвестных. «Он получил удар по голове, и его пришлось доставить в больничный центр», – рассказал журналистам El Español представитель профсоюзных организаций. Таким образом, на этом примере мы видим, как флагманы «прогрессивного информационного капитализма», с их лозунгом «свободного сотрудничества» между работодателем, работником и клиентом, действуют рука об руку с самыми архаичными и реакционными представителями «дикого» капитализма Третьего мира, способствуя еще большему закабалению задействованных в «передовой» схеме людей.

    «Если платформа указывает кто, когда и как занимается перевозкой, и плюс берёт деньги за этот сервис – это уже не экономика сотрудничества, а всего лишь новый способ бизнеса. Радикальный капитализм маскируется под экономику сотрудничества. Компании, которые инвестируют многомиллионные фонды рискового капитала, употребляют такие концепции, как «общественный интерес», «защита окружающей среды» и обещают «поделиться» – чтобы продать новую модель бизнеса, подрывающего позиции трудящихся, использующего налоговый рай и продвигающего либерализацию в секторах, где он оперирует. Хавьер де Ривера, социолог и специалист по новым технологиям, объясняет, что слово «сотрудничество» применяется в качестве привлекательной обёртки для пользователя. Так компании Uber и Airbnb изначально использовали социальное предложение установления контакта между потребителями, используя новые технологии, якобы без цели обогащения. Де Ривера указывает, что самые успешные из этих компаний возникли при помощи многомиллионных инвестиционных фондов, зачастую связанных с Силиконовой долиной. Эти инвестиции не только обеспечивают развитие эффективных информационных систем, но и обслуживают неолиберальные лобби, которые стараются убедить европейские правительства в преимуществах новой модели. Однако эта ситуация ставит в трудное положение традиционный бизнес, зажатый жесткими нормативными рамками – в то время, когда новые фирмы практически не регулируются на государственном уровне. Вот почему таксисты выступают против Uber и Cabify», – пишет об этом в Publico журналист Карлос дель Кастильо.

    Профсоюзы испанских водителей вовсе не хотят выкинуть Uber из страны. Они намерены лишить международные компании полученных коррупционным путем льгот, заставив их соблюдать трудовые права своих работников, которые должны получить право на создание профсоюзов. При этом, профактивисты подчеркивают, что они против повышения цен для клиентов. Устранение недобросовестной конкуренции само по себе является достаточным условием, чтобы спасти от разорения десятки тысяч таксистов. Это важно и для испанской экономики – ведь крах подточенной американской компанией отрасли, куда с началом кризиса вынуждено пришло множество безработных и молодежи, не сулит ей ничего позитивного. Кроме того, участники мадридской акции высказывались о том, что мобильные приложения для поиска, вызова и оплаты такси должны быть обобществлены – чтобы в принципе вырвать их из-под контроля частного бизнеса.

    Насколько оптимистичны перспективы этой борьбы? Акция протеста таксистов уже приносит свои результаты – мадридские власти обещают пойти навстречу требованиям профсоюзов, а в четверг главный адвокат Верховного Суда ЕС поддержал коллективный иск организаций испанских водителей. По его мнению, компания Uber «не просто обеспечивает электронную связь между клиентами, но и представляет собой транспортный сервис, который подлежит регуляции властями». Скандал бьет по репутации американской компании, которая и без того на треть увеличила в третьем квартале 2017 года свои убытки. А 2 декабря в Uber Technologies Inc уволили трех руководящих сотрудников – причем, как сообщают СМИ, они покинули свои посты «на фоне сообщений о применяемых в компании методах конкуренции».

    Этот полезный опыт испанских протестов нужно уже сегодня перенимать на постсоветском пространстве – где нет ничего похожего на мощное, развитое профдвижение, которое еще кое-где удерживает свои позиции в других странах мира. Тем более, что Uber и аналогичные ему коммерческие структуры уже вошли на наш рынок, создавая предпосылки для вызревания очень похожих проблем.

    Андрей Манчук

    Фоторепортаж автора

    Читати по темі:

    Дмитрий КолесникБитва за Мадрид

    Андрій МовчанКиїв - Мадрид

    Франсиско АбадПолвека испанской левой

    Андрей МанчукПервомай в Барселоне

    Володимир ЧемерисКаталонія: втрачений шанс?

    Андрій МовчанІнший сепаратизм. Каталонський варіант

    Франсиско Абад. Путь к Испанской Республике


    2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал