Диагноз гражданской  войныДиагноз гражданской  войныДиагноз гражданской  войныДиагноз гражданской  войны
Диагноз гражданской  войны

Диагноз гражданской войны


Євген Селяков
Любая победа в гражданской войне является одновременно и поражением. Поражением является сам факт того, что она случилась.

06.10.2014

Один мой знакомый страдал от болей в желудке. Он много путешествовал, узнавал людей других стран и культур, рассказывал потрясающие истории. Частая смена климатических поясов, экзотическая еда и напряжение путешествий вполне объясняли изредка возникающие рези в животе. При необходимости покупал какие-то простенькие лекарства и продолжал жить жизнью, которую безумно любил. Потом он признался, что несколько лет просто боялся сходить в больницу и пройти диагностику. Он боялся, что гастроскопия выявит язву и ему придётся отложить очередной проект на время лечения. Каждый раз это было бы совершенно не некстати. Но однажды ему стало плохо так, что пришлось отправиться в больницу, а не в Пенджаб. Неделя в больнице, анализы, диагноз – рак желудка. Четыре месяца лечения, постепенное угасание, депрессия. Он не стал дожидаться конца...

Мне больно вспоминать об этой истории. Если бы кто-то из нас сумел убедить, упросить, заставить его пойти к врачу…Но в ответ на просьбы он улыбался и успокаивал, убеждать он умел и сам, а заставить его было невозможно. Так боязнь обнаружить в себе неприятную проблему приводит к потерям, несоизмеримым с первоначальными страхами. Мне больно и страшно наблюдать происходящее в нашей стране, наши потери уже сейчас огромны, но продолжение самообмана увеличит их стократно. Без спокойного и вдумчивого анализа нашего положения мы не сможем найти лечения.

Развал Союза советских социалистических республик Украина пережила лучше, чем могли бы рассчитывать большинство политологов ещё за год до произошедших событий. В советском обществе был консенсус относительно того, что человеческая жизнь и право на национальное самоопределение являются большей ценностью, чем сохранение формы государственного устройства, и, тем более, руководящей и направляющей роли КПСС. Благодаря этому, оформление союзных республик в независимые государства прошло быстро и практически без эксцессов. На этом хорошие новости для большинства республик закончились.

Вновь появившиеся государства продолжили страдать от экономического кризиса СССР, на который наложился разрыв традиционных экономических связей. В условиях обострившейся борьбы за ресурсы наружу вылезли забытые национальные конфликты. Из пятнадцати союзных республик пять пострадали от войн. Украина избежала войны тогда, двадцать лет назад. Этот факт всегда воспринимался жителями Украины, как одно из важнейших достижений, а иногда, как главное достижение её государственности. Сейчас это достижение безвозвратно утрачено. Война пришла на земли, на которых её не было семьдесят лет.

Но откуда она пришла? Участники событий говорят, что виной всему иностранное вмешательство. Что всё дело в приказах, поступающих из-за океана/северо-востока. Что кучка отщепенцев, продавшихся за деньги из-за границы, смогла сдвинуть с места армии, выгнать из домов миллионы людей, разрушить города. Нам говорят о чужаках-наёмниках, об армадах иностранной техники,  о кознях диверсантов. Обращаются ко всему лучшему в нас, требуют доказать любовь к Родине, умоляют защитить родных. Взывают к патриотизму, ведь враг пришёл на порог. И со всем этим попытка оглядеться вокруг воспринимается, чуть ли не как предательство.  Но если  оглянуться, становится ясно, что это типично для всякой гражданской войны. Потому что гражданская война лжива и любит носить чужие лица.

Война во Вьетнаме известна нам по образу, созданному в американском кино. В фильмах бравые (и не очень) американские воины воюют против инопланетян-вьетнамцев. Казалось бы, типичное вторжение. Однако, согласно официальной позиции Вашингтона, американские войска помогали законному правительству Южного Вьетнама против Вьетконга. То есть, помогали одной из сторон гражданской войны во Вьетнаме. Воевали они там, понятное дело, против угрозы коммунизма, а точнее, против СССР. От эвакуации Сайгона осталось достаточно драматичных фотографий, как вьетнамцы пытаются покинуть город в страхе перед приближающимися войсками Вьетконга, такими же вьетнамцами, как и они сами. Гражданская война мстительна.

Мао Цзедун и Чан Кайши обвиняли друг друга в том, что первый был ставленником Москвы, а второй – марионеткой Запада. Да, каждый из них использовал любую внешнюю помощь, каждый искал союзников извне. Но сейчас никто не сможет оспорить, что оба они были великими китайскими лидерами двадцатого века. Марионетки не  смогли бы водить за собой миллионные армии из добровольцев или вступить в союз для изгнания внешнего врага, Японии. Гражданская война – это война за «своё».

На полях сражений Испанской гражданской войны проходила обкатку грозная военная техника из СССР, Франции, Германии, Италии, которой суждено было потрясти мир во второй мировой войне. В Испании воевали интербригады и добровольцы из Третьего Рейха, но никто не может сказать, что это не была гражданская война. Прошло уже без малого восемьдесят лет, но старые раны народа ещё иногда ноют.  Гражданская война – это надолго.

Война Севера и Юга США унесла гигантское число жизней, более, чем шестьсот тысяч. Всё население тогдашних США составляло тридцать миллионов человек. Масштаб потерь можно назвать оглушающим. При этом, несмотря на тогдашнюю удалённость от Старого Света, в развитии войны сыграли свою роль европейские державы. Великобритания и Франция поддерживали конфедератов, Россия, соответственно, поддержала Вашингтон. Тогдашний госсекретарь США даже угрожал Великобритании войной и аннексией Канады. Однако, несмотря на пристальное внимание великих держав к событиям, это была именно гражданская война. Просто гражданская война – это никогда не только лишь внутреннее дело.

Давно известно, что гражданские войны – самые жестокие и разрушительные из всех. По крайней мере, в новейшее время. Война с внешним врагом, так или иначе, заканчивается, либо победой над ним, либо поражением и уступками. Но любая победа в гражданской войне является одновременно и поражением. Поражением является сам факт того, что она случилась. Статистика говорит, что чем дольше она продолжается, тем сложнее её прекратить и тем выше вероятность рецидива через несколько лет. Это  чем-то похоже на алкоголизм. И точно так же, как в лечении алкоголизма, первым шагом является признание факта болезни. Потому что гражданская война – это болезнь и мы больны.

 Евгений Селяков 


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал