Левые и беспорядки в ЕгиптеЛевые и беспорядки в ЕгиптеЛевые и беспорядки в Египте
Дискусія

Левые и беспорядки в Египте

Іммануіл Валлерстайн
Левые и беспорядки в Египте
Если левые проиграют это крайне важное сражение за то, какой будет будущая система, то некого потом будет винить, кроме самих себя

18.07.2013

Само название данной статьи предполагает определенный вопрос. Кто именно? Какие именно левые? Я определяю этим термином все группы, которые считают себя левыми или, по крайней мере, левоцентристами – а это, естественно, весьма широкий спектр различных групп. Следовательно, между ними нет и согласия относительно того, кого поддерживать (морально или политически) в ходе нынешних беспорядков, которые сотрясают Египет и привели к смещению египетскими военными президента Мохаммеда Мурси.

Когда я читаю заявления и анализ ситуации со стороны различных левых групп (не египетских), то понимаю, что у них существует проблема с выбором приоритетов: Кто или что представляет наибольшую опасность в среднесрочной перспективе?

Я различаю по данному вопросу три основных типа позиций.

Некоторые считают основной угрозой «исламистов» всех разновидностей. Конечно, исламисты тоже бывают разными. Среди мусульман-суннитов можно выделить три основных исламистских группы: «Братья-мусульмане», ваххабиты/салафиты и все те, кто упоминаются под ярлыком «Аль-Каеда». Причем каждый из этих трех типов исламистов отвергает два остальных, что и объясняет такое количество разнообразных тактических альянсов между исламистскими группами – в тех странах, где большая часть населения является мусульманами.

Однако те левые, для которых приоритетом является недопущение исламистов к политической власти, считают, что так называемые умеренные исламисты – это все равно исламисты, только более коварные, которые точно так же стремятся в долгосрочной перспективе добиться того, чтобы государство управлялось согласно законам шариата. И такие левые готовы заключать союзы с кем угодно, кто борется с исламистами.

Есть и вторая группа левых – они называют главным врагом армию и считают военных глубоко консервативной и репрессивной силой с реакционными политическими и экономическими взглядами. Армия является для них той силой, которая напрямую заинтересована в сохранении неолиберальной экономической политики. Такие левые признают, что иногда армия, все же, поддерживает народ – а иногда, похоже, проводит политику, которая противоречит политике США и западных стран. Однако их взгляды на политику вооруженных сил в данном случае аналогичны взглядам левых анти-исламистов. Они в целом воспринимают «умеренность» или «популизм» военных лишь как прикрытие, необходимое для реализации их долгосрочных целей.

И есть еще левые, которые считают главной угрозой США – и, соответственно, бывшие колониальные страны западной Европы. Они полагают, что военные и исламисты просто разыгрывают игру, предписанную им США. Следовательно, они считают, что нужно активно поддерживать любую группу, которая противостоит тому, к чему, по их мнению, стремятся США. Некоторые из таких левых идут еще дальше, и считают, что радикально настроенная молодежь, которая играет ведущую роль в нынешних восстаниях, является объектом манипуляций со стороны США. Такой группе левых США все еще кажутся всесильными.

Некоторые (на самом деле таких достаточно много) скажут, что всё это ложные варианты выбора. Они скажут, что можно и даже нужно выступать одновременно и против исламистов, и против армии, и против США. Однако на практике нередко бывают моменты, когда необходимо все же выбирать приоритеты. Таким образом, вопрос о выборе приоритетов все равно остается на повестке дня левых сил.

Эти  дебаты о выборе главного противника в значительной степени и предопределяют относительную слабость левых в ходе нынешней борьбы. Левые расходятся в анализе ситуации. Следовательно, они расходятся и в своих краткосрочных и среднесрочных целях. И хуже всего то, что многие левые (как группы, так и отдельные личности), похоже, прекрасно это осознают, что приводит к росту пессимизма – и, следовательно, к отходу от политического активизма.

Альтернативой такой политике саморазрушения левых могли бы стать более открытые товарищеские дебаты. И это возможно лишь в том случае, если левые осознают, что правые тоже представляют собой широкий спектр различных сил и вариантов анализа – так же как и левые.

Я снова утверждаю, что такие товарищеские дебаты между левыми должны проводиться с учетом того факта, что мир сейчас находится в переходном состоянии – от капиталистической системы к чему-то другому – к чему-то, что еще никак не определено. И если левые проиграют это крайне важное сражение за то, какой будет будущая система, то им некого будет потом винить, кроме самих себя.

Иммануил Валлерстайн

IWallerstein

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме:  

Самех Нагиб. Будьте готовы менять мир

Третья египетская волна

Иммануил Валлерстайн. Противоречия арабской весны

Иммануил Валлерстайн. Восстания: «здесь, там и повсюду»

Иммануил Валлерстайн. Дальше бежать некуда

Шеймас Милн. Сила и слабость глобальных протестов

Сергей Киричук. Интервью с Иммануилом Валлерстайном


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал