О феминизме и левом дискурсеО феминизме и левом дискурсе
О феминизме и левом дискурсе

О феминизме и левом дискурсе


Олександр Шепетуха
Феминизм, как комплекс общественных установок и движений, всего лишь «идет на гребне» волны социально-экономических процессов

18.09.2012

В последнее время вопрос взаимотношений левого и феминистского течений занимает все большее количество людей. В связи с этим, позволю себе предложить некоторые мысли по данной теме. Тем более, что над ней приходилось задумываться и ранее.

Сразу оговорюсь, что данная колонка не претендует на глубокое историко-философское изучение проблемы. Она представляет лишь поверхностный анализ основных ее вех. Впрочем, надеюсь на то, что главная ее задача – быть безэмоциональной и взвешенной – все же останется выполненной.

Главный вопрос, на который стоит ответить в самом начале – что же такое феминизм?

Википедия дает достаточно четкое и лаконичное определение: «стремление к равноправию женщин с мужчинами во всех сферах общества». На мой взгляд, феминизм стоит рассматривать не только как общественное движение, но и как комплекс социальных установок.

Следующий важный вопрос: каковы же причины еговыхода на историческую сцену? Основная, «ведущая» причина – процесс развития производительных сил.

Если зарождение феминизма, и его сравнительно немногочисленная «первая волна» были следствием европейского Просвещения, и сосредотачивались в основном на борьбе за основные общественно-политическое права (в основном, за избирательное право для женщин), то второй этап научно-технической революции, происходящий во второй половине ХIX – начале XX века, фактически заложил основы для гораздо более широкого пересмотра роли женщины в обществе. Логично, что плоды его пожинала уже «вторая волна феминизма», начиная с 60-х годов двадцатого века.

Именно к этому времени формируется близкая к современной модель производства, с ее автоматизацией и стиранием разницы между полами рабочих на большинстве предприятий. Вторая половина XX века характеризуется еще одним знаковым явлением – бурным развитием сферы услуг. На сегодняшний день она составляет, по словам Википедии, «в экономически развитых странах, более 60% занятых». Доля рабочих мест, задействованных в непосредственном производстве, значительно меньше. Все это приводит к вполне закономерному процессу – значительному повышению роли и значения женщин в общественном производстве. К тому же не менее значительно повышается их доля и в потреблении.

Стоит, однако, заметить, что и развитие феминизма, и понятие «среднего класса, как наиболее многочисленной группы населения», и более 60% рабочих мест в сфере услуг характерны именно для наиболее развитых капиталистических стран – Западной Европы и США. То есть, для стран «золотого миллиарда», стран концентрации капитала, которая, собственно, и объясняет эту экономическую картину.

Другими словами, именно в этих странах удельный вес женщин в производстве и потреблении приблизился к мужскому. Вполне естественно, что эти тенденции «базиса» переносятся на «надстройку» – и женщины отвоевывают себе «симметричную» часть социального, политического и культурного пространства, причем и в общественном сознании тоже.

Таким образом, можно сделать вывод, что феминизм, как комплекс общественных установок и движений, всего лишь «идет на гребне» волны социально-экономических процессов. И его можно считать вполне закономерным явлением. Причем, наибольшее развитие он получил (и будет получать) в самых развитых капиталистических странах. В странах же периферийного капитализма, таких как Украина или Россия, где передовые тенденции сочетаются с рудиментами «традиционных» отношений, а добуржуазные социально-экономические отношения, как пишет Борис Кагарлицкий, «видоизменяются, приспосабливаясь к условиям капитализма, начинают решать задачи, которые ставит перед ними капитализм», данный вопрос стоит отнюдь не так остро.

Однако, надо отметить, что несмотря на всю закономерность и передовой характер феминизма (а именно это соображение, скорее всего, заставляет значительное количество левых по умолчанию поддерживать данное течение) – он сам по себе не является ни околокоммунистическим, ни даже околосоциалистическим явлением. Это всего лишь отражение неминуемых трансформаций в развитом капиталистическом обществе. Трансформаций вполне себе буржуазных.

Можно и нужно десять раз согласиться с выводами Алексея Портнова касательно неприемлемости совмещения левого дискурса и буржуазного феминизма. Однако серьезные вопросы вызывает и взаимоотношения первого с так называемым «социалистическим феминизмом». Основной из них заложен в самом названии течения: почему именно «феминизм»? Если задача данного движения, в широком смысле, «борьба против неравенства мужчин и женщин» – то зачем ассоциировать само название движения только с одним из полов?

От неравенства в рыночном обществе страдают все. Говоря о сферах общественной и социально-экономической жизни, где дискриминируются женщины, нужно добавить и традиционные сферы дискриминации мужчин: призывная армия (фактическое лишение права на жизнь), более поздний уход на пенсию, урезанные репродуктивные права, меньшее количество медицинских программ, худшие условия содержания мужчин в тюрьмах и разные сроки за одинаковые преступления и т. д. Причем, это лишь зафиксированные в законах примеры неравенства, существование которого, кстати, подтверждается еще более объективным фактором – значительной разницей в продолжительности жизни.

Казалось бы, «социалистический феминизм», исходя из своего определения, должен справедливо, в равной степени заботиться о ликвидации неравенства отдельных полов. К слову сказать, даже известная российская либеральная феминистка Арбатова регулярно поднимает вопросы о призывной армии и разной ответственности полов за идентичные преступления. Однако и здесь название соответствует действительности: в статьях «левых феминисток» трудно найти что-нибудь о дискриминации мужчин – для них это своеобразный «неформат». Возникает забавная ситуация – с одной стороны, трудно поспорить со многими доводами этих активисток, а с другой – налицо осуществление народной шутки «сначала едим твое, а потом каждый свое».

Задача левых, в широком смысле, ликвидация основного из существующих в обществе противоречий – противоречия между трудом и капиталом, с целью дальнейшего развития человека. Развития гармоничного, независимо от пола, возраста или происхождения. В чем заключается гармоничное развитие – в том числе и развитие отношений между полами, – является дискуссионным вопросом, как и сущность посткапиталистического общества. Феминизм, с одной стороны, реагирует на существующие противоречия, а, с другой стороны – дает возможность их изучить, и, в результате, преодолеть. Преодолеть вместе с капитализмом.

Вот только для этого стоит мыслить гораздо шире комплекса проблем, предлагаемого «левыми феминистками». И понимать, что эксплуатация женщин является лишь одной из составляющих глобальной капиталистической миросистемы.

Александр Шепетуха

Читайте по теме:

Алексей Портнов. Коммунизм и феминизмы

Вера Акулова.
Женщины зажаты в тисках двух идеологий

Дарина Коркач. Жіноцтво протестує. Права жінок у вуличній політиці

Катерина Пташка. Не вам рожать – не вам решать 


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал