Группа «Yorum»: музыка сопротивления

Группа «Yorum»: музыка сопротивления

Максим Лебський
Группа «Yorum»: музыка сопротивления
Провалившийся военный переворот стал для турецких исламистов поводом к массовой зачистке политического поля страны

Тегі матеріалу: фото, відео, лібералізм, музика, близький схід, політики, ліві, солідарність, клерікалізм, лебский
18 января 2017
  • «Мы пишем историю собственной кровью…»

    «Yorum»

    18 ноября 2016 года турецкая полиция совместно с антитеррористическим подразделением штурмом взяла культурный центр музыкальной группы «Yorum», расположенный в одном из районов Стамбула. Это был второй рейд турецких силовиков, специально направленный против левых музыкантов. Месяцем ранее, в октябре, полиция ворвалась в культурный центр «Идиль», устроив в нем настоящий погром. В частности, полицейские сломали все музыкальные инструменты группы, уничтожив принадлежащие ей компьютеры и другие носители информации. А сценические костюмы музыкантов были конфискованы полицией как вещи, принадлежащие «террористической организации».

    Второй удар полиции по «Yorum» был логическим продолжением первой облавы, в ходе которой добывалась доказательная база для будущих обвинений. По итогам рейда были арестованы семь участников группы – Али Араджи, Инан Алтын, Сельма Алтын, Султан Гекчек, Фырат Кыл, Дилан Пойраз, Хелин Белек. Кроме того, арестовали четырех строительных рабочих, которые занимались ремонтом в здании, и случайно оказались в нем в момент штурма. 

    Улики против арестованных участников группы «Yorum» подчеркивают нелепость выдвинутых против нее обвинений – это противогаз, обыкновенный молоток, легально изданные журналы «Tavir», «Yürüyüş» и «Kurtuluş», а также, уже упомянутые оливковые сценические костюмы, которые показались полиции камуфляжной формой. Согласно плану турецких властей, все эти анекдотические улики должны подтвердить связь музыкантов с запрещенной левой партией DHKP/C.

    Строго говоря, действия турецких властей не стали большой неожиданностью – репрессии против группы «Yorum» систематически проходят с момента ее создания в 1985 году, и обусловлены активной общественно-политической деятельностью участников популярного проекта, который имеет в Турции значительную известность и авторитет. Некоторые члены коллектива уже попадали в тюрьму, группа вынуждено меняла свой состав, но музыкантам из «Yorum» всегда удавалось сохранить идейную преемственность в своем творчестве, которое рассказывает о братстве народов и революционной борьбе, сохраняя память о ее жертвах. «Мы расплачиваемся за то, что в течение тридцати лет были революционными артистами. Иногда наши концерты и альбомы запрещали. Нас арестовывали и пытали. Мы будем платить такую цену и в дальнейшем. Наши песни будут продолжать сотрясать их гнет», – говорили об этом участники группы незадолго до своего ареста.

    Причины репрессий против «Yorum» понятны – ведь участники группы проводят активную борьбу против исламистской идеологии и политики правящей Партии справедливости и развития. Но почему коллектив арестовали именно сейчас? Ведь в 2015 году, когда музыканты праздновали тридцатилетие группы, они сумели организовать ряд крупных концертов по всей стране, несмотря на сопротивление и недовольство властей. Исламистский режим ненавидел «Yorum», но до какого-то момента вынужденно терпел музыкантов, в силу их большой популярности в Турции. Что же стало последней каплей, которая привела к коллективным арестам? 

    Важно понимать, что политическая ситуация в Турции развивается исключительно динамично, и сегодня в стране происходит масштабный передел власти, о котором мало кто догадывается. За действиями конкретных политиков или целых партий стоит интерес определенных групп правящего класса. Исламисты вовсе не случайно получили в современной Турции такое значительное влияние – за ними стоит анатолийская буржуазия, которая подняла голову в семидесятые годы, и все последующее время пыталась перехватить власть у союза стамбульской буржуазии, военной касты и чиновничьей бюрократии, которые господствовали в стране в течение многих десятилетий. Так называемый «зеленый капитал» – это предприниматели из небольших анатолийских городов, которые начинали свой бизнес с небольших предприятий легкой промышленности – таких, как текстильные фабрики. Они придерживаются религиозного мировоззрения и ненавидят европеизированных, «безбожных» стамбульцев.

    Важнейшая особенность исламистского движения в Турции – это наличие у него серьезной массой базы. В шестидесятые годы в Турции начался процесс урбанизации, что впоследствии качественно изменило социальный пейзаж страны.  В довоенный период  кемалистская бюрократия крепко держала все нити власти в своих руках, часто закрывая глаза на то, что сельская периферия сохраняет приверженность исламу. Таким образом было закреплено своеобразное историческое разделение – кемалистский город против исламской деревни. Главное политическое противоречие заключалось в том, что преобразования Ататюрка не носили глубинного характера и затронули только часть турецкого общества. Такая ситуация сохранялась до шестидесятых годов – однако с началом массового переселения турок и курдов в города обнаружилось, что государство не способно обеспечить работой и «кемализировать» такое большое количество людей. В турецких городах росли геджеконду и махалли – бедняцкие кварталы, где жизнь шла по традиционным законам деревенских общин. Таким образом, специфика турецкой урбанизации заключалась в том, что в культурном плане село завоевывало город, активно продвигая в нем свое религиозное мировоззрение.

    Анатолийская буржуазия нашла свою базу во вчерашнем анатолийском крестьянине, который никому не был нужен в чужом для него городе. Его единственной опорой оказалась религиозная солидарность в рамках единой исламской уммы. «Зеленый капитал» начал помогать турецким беднякам с работой и жильем, что со временем отразилось в растущей электоральной поддержке исламистов. На выборах 1995 года победу впервые одержала открыто исламистская партия Рефах – но под давлением военных она была вынуждена отдать власть два года спустя. Однако, подлинным реваншем «зеленого капитала» стала победа ПСР на выборах 2002 года. С этого момента в стране проходило планомерное вытеснение из власти военной бюрократии и строительство новой, исламистской Турции.

    Правление Эрдогана можно условно разделить на два этапа: парламентский (2002-2016 гг) и предпрезидентский (2016 г). Провалившийся военный переворот в июле прошлого года стал для турецких исламистов поводом к массовой зачистке политического поля страны с целью строительства здания президентской республики. Июльская победа Эрдогана продемонстрировала, что власть имеет массовую базу, достаточную для начала качественных изменений в стране. Если до этого «зеленый капитал» пытался договариваться со старой элитой в лице стамбульского капитала и теряющих прежнее влияние военных, то после неудачной попытки переворота он пошел на резкое обострение отношений со своими старыми конкурентами. В рамках кампании борьбы с гюленистами прошли многочисленные аресты в армии, СМИ, в системе образования и других сферах. Арест «Yorum» явился в этом смысле закономерным шагом турецкого режима, который открыто приступил к нейтрализации своих противников.      

    Однако, провал переворота все же имел свои положительные моменты. Поражение военных в борьбе с исламистами окончательно разрушило бытовавшие в турецком обществе иллюзии в отношении армии, которая многие годы считалась главным субъектом прогрессивных политических преобразований. Светская часть турецкого общества отныне может надеяться только на себя – и такие знаковые события, как арест Демирташа и других известных курдских политиков, а также арест музыкантов группы «Yorum» могут стать точками консолидации для свободомыслящих людей Турецкой республики, которые вынуждены будут общими усилиями сопротивляться наступлению исламистов.

    Вдохновляющим примером такого сопротивления может служить резонансный поступок группы «Yorum». После учиненного полицией октябрьского погрома, в знак презрения к врагу и его попыткам заглушить их голос, они сыграли на сломанных инструментах. Душа раненного народа тоже может снова возродиться в песне Сопротивления 

    Максим Лебский

    Читайте по теме:

    Андрей Манчук, Дмитрий Колесник. Интервью с группой «Bandista»

    Дориан ЛинскиТот, кто политизировал музыку

    Джон ПьетароГолос Америки

    Билли БрэггПочему музыка вновь должна политизироваться?

    Федор Шаляпин поет киевским рабочим

    Билли Брэгг, Марк Грюнберг. Столетний Вуди. Антифашистская машина работает

    Андрей Манчук. «Ближний Восток. Близко ли война?»

    Андрей МанчукИнтервью с Кириллом Медведевым

    Ілля Власюк. Революційні пісні у Львові

    Кейт КампайнаИнтервью с Томом Морелло



    Группа «Yorum»: музыка сопротивления



    Группа «Yorum»: музыка сопротивления
    RSSРедакціяПартнериПідтримка

    2011-2014 © - ЛІВА інтернет-журнал