Когда мы будем жить хорошо?Когда мы будем жить хорошо?
Когда мы будем жить хорошо?

Когда мы будем жить хорошо?


Артем Кирпиченок
Читатели России, Казахстана, Украины, Азербайджана и других постсоветских стран найдут в этом коротком рассказе немало параллелей с судьбами своих государств

Теги матеріалу: імперіалізм, азія, венесуела, кирпиченок, лібералізм, латинська америка, пам`ять, расизм, срср-ex
27.02.2016

Печальные новости пришли к нам недавно из Эстонии. Президент этой маленькой, но, разумеется, гордой страны, из которой за последние двадцать пять лет сбежала пятая часть населения, был вынужден признать, что эстонское процветание недостижимо из-за соседства с Россией. Итак, светлое будущее откладывается в очередной раз.

В начале 1990-х годов все было понятно – проблемы Восточной Европы были связаны с СССР. Именно из-за зловещих козней кремлевских мудрецов, которые 70 лет мучали лживыми  коммунистическими догмами и себя и других, в мире шли войны, существовала бедность, а Молдавия не могла импортировать свой кагор по всему свету и упустила шанс стать второй Швейцарией.    

Сейчас же во всем виновата России и новый Сталин – Путин. Исходящие из этой наследницы Золотой Орды миазмы порождают коррупцию и авторитаризм на всем постсоветском пространстве, не дают широким массам пользоваться благами рыночной экономики, порождают жутких морлоков–совков. «Люди со светлыми лицами» грустно осознают перспективу: предстоит еще несколько лет ожидания того светлого часа, когда Россия развалится и к власти в Москве придут силы добра: Михаил Касьянов станет премьер-министром, Алексей Кудрин – министром финансов, а Герман Греф останется при этом главой Сбербанка. 

Ну а что дальше? Сколько лет нам придется ждать после этого прихода светлого рыночного будущего? Стоит напомнить, что сегодня в мире существует около двухсот стран, в подавляющем большинстве из которых никогда не правили зловещие коммунисты и бывшие агенты КГБ. Однако, государства Азии, Африки и Латинской Америки, отроду не знавшие коммунистического ярма, не могут похвастаться ни богатством, ни процветанием.  Редкие и хорошо разрекламированные истории успеха Южной Кореи или Сингапура лишь подчеркивают унылое прозябание неудачников. А ведь многие из них свершали свои буржуазные революции в ту эпоху, когда Екатерина II гневно перечитывала радищевское «Путешествие из Петербурга в Москву».  

Оставим за рамками нашего рассказа несчастный остров Гаити, чьи беды, без сомнения, вызваны злосчастным соседством с Кубой. Посмотрим на соседние страны Латинской Америки.

Первые буржуазные революции произошли на территории между Рио-Гранде и Огненной Землей в начале XIX века, когда креольская буржуазия и землевладельцы возжелали свободной торговли. В отличие от своих английских и американских собратьев по классу, которые никогда не гнушались презренным протекционизмом, латиноамериканцы вызубрили постулаты Адама Смита как «Отче наш». Их первые конституции зафиксировали основные буржуазные свободы и священность частной собственности. Общинные и королевские земли были приватизированы, жестокие законы обрушились на нищих и бродяг. Образование, армия, государственные институты были реформированы по американскому и английскому образцу.    

Министр финансов Новой Гранады Флорентино Гонсалес писал в 1840-х годах: «в рамках международного разделения труда страна не призвана быть промышленной нацией, так как у нее нет необходимых для учреждения фабрик капиталов и технических средств, нет сырья для уже созданных предприятий, нет покупателей, которые бы на рынке, открытом свободной конкуренции, предпочли национальные товары иностранным». Экономист Манчестерской школы видел призвание Новой Гранады в том «чтобы развивать сельское хозяйство и добычу драгоценных металлов для обмена на заграничные промышленные изделия». Звучит знакомо для жителей «энергетических» или «аграрных» сверхдержав, не так ли?

Разумеется, на пути в светлое рыночное будущие уже тогда стояли различные пережитки проклятого колониального прошлого, в виде коррупции, бюрократии и дикого населения. Несознательные индейцы выступали против приватизации общинных земель, чернокожие не понимали почему они даже после революции остаются «священной частной собственностью», а белые бедняки просто бунтовали от голода и нищеты. Просвещенные латиноамериканские либералы страдали от своей «черни» не меньше, чем продвинутые московские и киевские хипстеры мучаются от необходимости дышать одним воздухом с «совками» и «ватниками». Стремясь решить проблему, они то поощряли эмиграцию «белых людей» из Европы (что, в конечном итоге, стоило Мексике Техаса и Калифорнии), то устраивали геноцид коренного населения. Последние эксперименты в этой области относятся к 80-м годам ХХ века, когда протестантская либеральная элита Гватемалы уничтожила в своей стране около 200 тысяч «прокоммунистических» и «отсталых» индейцев.      

Когда владычество либералов становилось невыносимым, их, как правило, свергали – и к власти приходили консерваторы, апеллировавшие к традиционным ценностям, святой католической церкви, армии и славному прошлому. Почти 150 лет либеральные республики соседствовали на континенте с консервативными диктатурами каудильо. Раз в несколько лет происходили «великие революции достоинства и прогресса», менявшие донов Педро на донов Мигелей. Порой латиноамериканские республики воевали друг с другом для разрешения противоречий между соперничавшими английскими и американскими компаниями. Однако, нельзя мазать весь этот период истории Латинской Америки черной краской: иногда, то одной, то другой стране улыбалось удача. Начинались селитровые, каучуковые, нефтяные бумы – среди джунглей в мгновение ока вырастали небоскребы и оперные театры (как в затерянном среди амазонской сельвы Манаусе), а мулаты в белых штанах верили, что процветанию не будет конца. Но затем на мировых рынках снова падали цены на сырье, что влекло за собой исчезновение роскошных дворцов и плантаций в зелени джунглей…       

Я полагаю, что читатели России, Казахстана, Украины, Азербайджана и других постсоветских стран найдут в этом коротком рассказе немало параллелей с судьбами своих государств, и поймут, что «путь в Европу» занимает несколько больше времени, чем они думают – а также, что кормить по дороге туда не будут.  Хотя не исключено, что сейчас, перед лицом нового витка всемирного экономического кризиса, угрозы войны, «великого переселения народов» и надвигающейся экологической катастрофы, наша история путешествия в капитализм будет не столь продолжительна.

Артем Кирпиченок

Читайте по теме:

Андрей МанчукФото девяностых

Георгий КомаровПроживем без «Дождя»

Сергей КозловскийСнос ларьков и сила привычки

Анна Брюс. Живой щит из скелетов в шкафу

Алексей СахнинСмерть советов

Александр НефедовПепел «Ассы» 

Артем Кирпиченок1993 vs 1992


2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал