Живой щит из скелетов в шкафуЖивой щит из скелетов в шкафу
Живой щит из скелетов в шкафу

Живой щит из скелетов в шкафу


Анна Брюс
Похоже, либерализм вполне оценил феминистскую политическую культуру как еще один способ влезать в душу без мыла

Теги матеріалу: близький схід, війна, клерікалізм, лібералізм, опортунізм, пам`ять, солідарність, срср-ex, фемінізм
25.02.2016

В стародавние времена, когда еще не принята была Женевская Конвенция, отступающие стороны практиковали «живой щит» из пленных и гражданских. В медийных войнах современности для этих целей используются скелеты из шкафов. На этот раз – депортация чеченцев и домашнее насилие.

Вот как было раньше? Неискушенные души поздравляли своих любимых, сыновей, отцов, сватов, сисадминов и директоров с наличием лингама. Искушенные умы воспринимали это как повод просветить наивных: пацифисты – против милитаризма, анархисты – против государства, феминистки – против мачизма, коммунисты – за РККА и классовую войну, либералы – против призыва, за кондотьерскую армию. Но все мы сходились в том, что превращение профессионального праздника военных в день пениса и тестикул – это происки тёмных провластных сил против наших прогрессивных идей, в связи с чем таки необходимо «возвращать утраченный смысл».

И вдруг оказывается, что какой-то политический смысл неожиданно появился. С изумлением вижу поздравительные посты «аполиток» – такие обычно высказываются в духе «любимые наши мущины». Но на этот раз они говорят о героических победах российской армии, всячески трубят поход на Дарданеллы, напоминая «нашим мужчинам» о том, что для статуса именинников игрек-хромосомы уже недостаточно. Нужен Kalashnikov и военный билет, уклонисты в пролете, Третья Мировая на повестке. Понятно, что тёмные провластные буржуазные силы, удерживающие за собой должность верховного главнокомандующего, ничего не имеют против такого дрейфа: им это как по сердцу бархатной лапкой. Другое дело – оппозиционная фракция тёмных буржуазных сил: так как армия пока не в их распоряжении, то обратное превращение Дня Лингама в День Калаша им, как серпом… по праздничным признакам. Так что они двинулись в наступление по всем медийным фронтам.

Например, либералы решили напомнить, что 23 февраля – это день депортации чеченцев. Отметить день чеченской скорби Илья Яшин решил компрометирующим докладом на чеченца Кадырова. Логично, да? Я понимаю, господа друг друга не любят, грозятся затаскать по судам, предварительно перестреляв, как собак. То есть идет такая рутинная российская околополитика. Но, если правый Кадыров бряцает оружием в блоге, то либерал Яшин пытается вскарабкаться на недосягаемую по моральной безупречности позицию. Что ж, при зашкаливающей этике логика отдыхает.

Второй слёзодавилкой дня стала уличная акция питерских феминисток против декриминализации побоев. Около десяти девушек притворялись мёртвыми, а потом вставали: как персонажи Ромеро с плакатами. Зомби-активисты. Митинг Мертвецов. Загримированные под избитых: грима много, грим очень искусный, профессиональный – так страшно, что уже смешно, как у Тарантино. Им явно неведома голливудская мудрость: чем больше нальёшь крови, тем сильнее виден кетчуп. Они-то считают, что у них получился «Звонок». Называется всё это «Дорога к храму», и приурочено к 23 февраля.

При чем тут храм? При чем тут 23 февраля? По какому поводу нас так кошмарят?
Фабула такая: акция отстаивает тезис о том, что декриминализация побоев легализует домашнее насилие. Что, на самом деле, как минимум не совсем так. Побои – они, конечно, в Уголовном кодексе пока. Но рассматриваются при этом в рамках гражданского обвинения. Это значит, что никакой ему стражи до суда (статья-то лёгкая!), а адвоката нужно нанимать самой. При благополучном исходе дела тиран и сумасброд получит условную судимость или штраф и обязан будет оплатить издержки. Однако в условиях, когда истица живет в одной квартире с ответчиком, благополучный исход маловероятен. Декриминализация переводит побои из УК в КоАП. А это значит, что никакого суда не нужно: что доблестные блюстители закона, известные в народе как менты, могут сами наложить штраф, влепить пятнадцать суток или общественные работы. Так что о полной безнаказанности речи тут явно не идет: население зря пребывает в уверенности, что «административка» – это триста рублей и ай-ай-ай. По КоАПу тоже можно нарвать неприятностей. Одним словом, домашнему насилию эта декриминализация ничего не прибавляет, ни убавляет. Некоторые юристы прогнозируют, что из-за декриминализации охочая до статистики полиция проявит больше интереса к оставшимся в УК статьям. Например, начнет квалифицировать случаи побоев как «нанесение вреда здоровью» – а с такой формулировкой уже вполне можно отправится на казённый кошт. Весь этот шахер-махер с декриминализацией продвигает Верховный Суд. Потому, как судейские хотят разгрузится, скинув все легкие статьи, за которые полагается условняк или штрафы (мелкие хищения, подделка документов, незначительный ущерб…).
Итак, суть дела куда менее смертельна, чем акционистки демонстрировали, не жалея почек на гранитных ступеньках зимой. Впрочем, организаторы акции – они же люди креативные, художники, наверное, и выше всякой там юридической занудени. Так что закон будет антиженский, потому что так интереснее. И лоббируемый РПЦ, потому что с РПЦ еще интереснее.

По форме. Когда-то я сама продвигала этот подход: «когда травма становится обвинением, стигма превращается в гордость…». Однако с тех пор сформировался мэйнстрим, в котором «угнетённость», «с позиции личного опыта», «рефлексия привилегий», «видимость», «каминаут» и тэ-дэ стали привычными клише, дежурным блюдом. Осовремененной разновидностью старой доброй «неполживости». Похоже, либерализм вполне оценил феминистскую политическую культуру как еще один способ влезать в душу без мыла.

В лозунгах обыгрывается известный афоризм «Кто нас защитит от защитников». «Отечества» - добавляют авторы, подразумевая 23 февраля. До этого феминистские высказывания в сторону дня армии были нацелены на разрыв гендерной связи между мужским полом и престижем воина. Чаще всего рассказывались истории про воительниц: от советских ветеранок ВОВ до офицерок ЦАХАЛ – кто на кого топит. Женская маршал-глория: от Жанны д`Арк до наших дней… Идентифицируя мужчину-насильника с военным, акция в Питере эту культурную ассоциацию, обеспечивающую маскулинности престиж, старательно восстанавливает. Похоже, что домашнее насилие тут только повод, а женщины – массовка. Просто какие-то мальчики-пацифисты захотели поднасрать дядям-милитаристам на праздник.

Что ж, в то время как двое мужчин с закрытыми лицами (наверняка антиимпериалисты, союзники женщин, «нетакие» во всех отношениях ) укладывают девушек на гранитные ступени в мороз, идет наступление сирийской и курдской армий в районе Алеппо. И в первых рядах наступающих – феминистски из женских батальонов красного Курдистана. Защитницы социалистического отечества, подлинные наследницы славы РККА! И у каждой в ранце – маршальский жезл. 

Анна Брюс

Читайте по теме: 

Мона Шолле. Фемен: фаст-фуд феминизм

Агата Пизик. Права женщин и волнения в Украине

Вера АкуловаЖенщины зажаты в тисках двух идеологий

Лорри Пенни. С плакатами и электрошокерами против сексизма

Дарина КоркачЖіноцтво протестує. Права жінок у вуличній політиці


2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал