«Фемен»: фаст-фуд феминизм

«Фемен»: фаст-фуд феминизм

Мона Шоллє
«Фемен»: фаст-фуд феминизм
Повышенный интерес к «Фемен» идеально сочетается с самым что ни на есть пещерным анти-феминизмом

Тегі матеріалу: україна, близький схід, європа, колесник, срср-ex, змі, расизм, фемінізм
05 апреля 2013

«Прикрытие женского тела является для мусульманок признаком взросления, а женщины Запада при этом, наоборот, открывают свое тело» – пишет марокканская писательница Фатима Мернисси в своем эссе «Шахерезада идет на Запад». Повышенный интерес французских масс-медиа к таким фигурам, как представительницы украинского движения «Фемен» или Алия эль-Махди (египетская студентка, запостившая в 2011-м году в своем блоге фото в обнаженном виде) – лишь в очередной раз подтверждает правоту наблюдения Мернисси.

В этом году в честь празднования Международного Женского Дня канал «France 2» показал документальный фильм об этих украинских женщинах, которые вот уже более года живут во Франции. О таком внимании месс-медиа не смеют и мечтать все те тысячи женщин, которые ведут борьбу за свои права, будучи столь неподобающе… одетыми или которые не подходят под господствующие стандарты для участия в телешоу – они не достаточно молоды, стройны и красивы для того.

«Феминизм – это женские марши в Каире, а отнюдь не «Фемен» – возмущается в Твиттере египетская корреспондентка французского «Inter» Ванесса Декоро – однако о них не снимут фильм и не покажут по телевидению»! И в результате во Франции представительниц разных феминистских организаций сейчас чаще всего спрашивают о том, что они думают об украинских «Фемен», а не об их собственных мероприятиях.

Покажешь сиськи – приду с фотографом

Женщины, вы хотите, чтобы вас услышали? Есть лишь один вариант: снимите одежду! В октябре 2012-го в Германии группа беженцев разбила лагерь протеста перед Бранденбургскими воротами – они протестовали против условий жизни беженцев, однако никак не могли привлечь к своей акции внимание масс-медиа. И вот в один прекрасный момент одна из участниц, разъяренная подобным «игнором», спросила журналиста из «Bild»: «Вы хотите, чтобы я разделась»?

«Да» – ответил тот, пообещав в таком случае привести фотографа. Девушка пообещала, информация мгновенно распространилась среди журналистов, и – вуаля! – вокруг протестующих женщин вскоре собралась целая толпа с камерами. Протестующие женщины тогда все-таки не разделись, однако воспользовались представившейся возможностью, чтобы высказать свою критику в адрес масс-медиа, гоняющихся за подобными сюжетами.

«Фемен» же изначально избрали в этом отношении более прагматичный подход. Во время своей первой демонстрации в Украине в 2008-м году они написали лозунги у себя на спинах, но фотографов интересовало лишь то, что спереди – сиськи. Поэтому девушки вскоре изменили место расположения лозунгов. Инна Шевченко, импортировавшая брэнд «Фемен» во Францию, ничуть не сожалеет о том, что все происходило именно так: «Мы отлично знаем, что масс-медиа нужно: секс, скандал и драка – и мы им это предоставляем» - говорила Шевченко изданию «Rue89» в декабре прошлого года. «Ведь присутствовать на полосах газет – это значит вообще существовать». Да неужели?

Постоянное низведение женщины до уровня сексуального объекта – делая акцент только на ее теле; отрицание ее интеллектуальных способностей; социальная «невидимость» женщин, которые не желают услаждать своим видом взгляды мужчин – это краеугольные камни патриархальной системы. И не знать, не замечать этого можно лишь в том случае, если изначально целью «движения» был вовсе не феминизм, а только лишь стремление к популярности. Хотя говорить о «движении» в данном случае не приходится, так как «Фемен» во Франции не более двадцати человек.

«Мы живем в мире, где господствуют мужчины, – говорит Инна Шевченко в интервью «Гардиан» – а нагота – это единственный способ спровоцировать их и привлечь внимание». Что же, значит, здесь у нас «феминизм», который прогибается под мужское доминирование в обществе – это уже действительно что-то новенькое. При этом Инна Шевченко не только принимает такой порядок вещей, как должное – она ведь даже одобряет его: «Классический феминизм – это старая больная женщина. Такой феминизм уже не работает. Этот феминизм застрял в мире книг и всяческих конференций». Да, конечно же: смерть этой старой больной женщине, на которую и смотреть-то неприятно! А книги? Там же полно всяких слов, от которых только голова болит!

Клод Гильон в своей замечательной книге, посвященной использованию тела в политике, писала о данной ремарке Шевченко относительно старой больной женщины: «Даже наиболее благосклонный читатель заметит, что в словах Шевченко в данном случае сквозит лишь самонадеянность и жестокость молодости. Но не только это – в них еще раскрывается и колоссальная тупость! Потому что такой образ феминистки – старой женщины, оторванной от всего остального мира – это и есть неизменное клише, которое обычно используют противники феминизма (если бы Инна Шевченко читала книжки, она бы об этом знала). И сейчас, к сожалению, это же клише используют члены группы, претендующей на то, чтобы возродить феминизм».

Недавно участницы группы покорно смирились с необходимостью издать во Франции книгу, состоящую из их интервью. «Во Франции просто необходимо хоть что-то опубликовать, чтобы тебя здесь воспринимали всерьез» – тяжко вздыхает одна из «Фемен», давая интервью «Liberation». Действительно – какая жалость!

В интервью «Rue89» Шевченко вкратце обобщает взгляды молодых француженок, желающих присоединиться к «Фемен»: «Они говорят мне: нынешнее французское феминистское движение – не для девушек, а для мужеподобных интеллектуалок, отрицающих сексуальность и то, что женщина может быть женственной».  В этом отношении, следует сказать, что «Фемен», несомненно, представляют собой торжество прогресса. Ведь взять хотя бы ту же Симону де Бовуар – нам пришлось ждать столетнего юбилея со дня ее рождения, чтобы, наконец-то, увидеть ее голой.

Столь длительное ожидание всего мира было вознаграждено лишь в январе 2008-го, когда «Le Nouvel Observateur» опубликовал на обложке фотографию автора книги «Второй пол» обнаженной в ванной комнате, хотя и спиной к камере. «Фемен» же чрезвычайно облегчают нам задачу – теперь не нужно так долго ждать. «Фемен» - это фаст-фуд феминизм. (Кстати, само слово «femen» на латыни означат «бедра», хотя к выбору девушками названия для своей группы это никакого отношения не имеет – они так назвались просто «потому что звучит хорошо»).

Однако, не будем ханжами – мы, конечно же, феминистки, но и у нас есть тело, чувства и своя сексуальная жизнь. Боюсь, только, что тем, кто мечтает поглазеть на узкие ягодицы Жана-Поля Сартра, ждать придется еще очень долго. Не понимаю, чего ждет «Le Nouvel Observateur»? Разве у величайших интеллектуалов не было тела, чувств и сексуальной жизни? Почему бы не использовать их нам на радость? Разве великие мужчины-интеллектуалы не являются тоже общественным достоянием, которое следует выставить на всеобщее обозрение, даже не спрашивая разрешения?

Поп-феминизм

Поначалу «Фемен» вызывали даже некоторую симпатию – особенно после того, как они подверглись нападению правых католических экстремистов во время демонстрации за право на брак для геев в ноябре 2012-го года. Однако с тех пор от них стали постепенно открещиваться и дистанцироваться многие движения за права женщин: начиная с феминисткой группы Les Tumultueuses, до актрисы и режиссера Овидии.

После того же, как «Фемен» раскритиковали за то, что они приемлют тот образ женского тела, который и пытается сформировать индустрия рекламы, вся их защита от критики свелась к тому, что они стали распространять и выкладывать фотографии тех своих участниц, которые не выглядят, как модели. Хотя, конечно же, мы уже не увидим эти фотографии на обложках «Les Inrockuptibles» – обвисшая грудь не годится для того «поп-феминизма», который предпочитает этот журнал. Не появятся они на страницах «Obsessions» – модного приложения к «Le Nouvel Observateur», для которого «Фемен» позировали в сентябре прошлого года.

Неужели феминизм действительно стал настолько банальным, что он уже может присутствовать на обложках популярных газет и является темой для многочисленных документальных фильмов, активно рекламируемых масс-медиа? Думать так крайне наивно. Интерес к «Фемен» как раз идеально сочетается с самым что ни на есть пещерным анти-феминизмом.

Седьмого марта «Liberation» посвятила «Фемен» целых две полосы, однако и на следующий день – 8 марта – в Международный Женский День – она опубликовала статью с «кричащим» заголовком: «Секс для всех!». В качестве иллюстрации статьи о «сексуальных суррогатах для инвалидов» была использована фотография мужчины-инвалида в постели с таким вот «суррогатом» - улыбающейся блондинкой – воплощением сладострастия и преданности, что, якобы, и является истинной добродетелью женщины. Заметьте, здесь имеется в виду ведь «секс для всех» (мужчин), но не «секс для всех» (женщин).

Подобный псевдо-феминизм вызывает подозрительно массовый интерес. Мне сразу же вспоминается раздутая французскими масс-медиа шумиха вокруг группы Ni Putes Ni Soumises («Не проститутки, не рабыни»), которую в свое время очень любила пресса – но лишь до тех пор, пока она способствовала делу стигматизации ислама. К тому же, двое бывших членов этой группы (Лубна Мельен – в настоящее время помощник депутата Малека Бути и Сафиа Лебди) были в числе первых, кто открыто поддержал «Фемен», хотя впоследствии они и всячески попытались дистанцироваться от этих украинок.

Французское отделение «Фемен» избрало для своей штаб-квартиры Гут д’Ор – населенный преимущественно мусульманами район Парижа. И они сразу же заявили о своем присутствии в этом районе посредством расклеенных повсюду плакатов цветов французского флага с изображением обнаженных девушек. Слишком уж напоминает этот жест провокацию, организованную крайне-правыми экстремистами в 2010-м в этом же районе – массовый пикник со свининой и вином.

«Арабская ментальность» в Украине

Принимая во внимание рост влияния церкви в общественной жизни Украины, еще можно понять публичный радикальный анти-клерикализм «Фемен». Однако когда речь заходит об исламе, спикер «Фемен», похоже, переходит определенные рамки. Одна из основательниц «Фемен» Анна Гуцол, явно заигрывает с расизмом, когда заявляет, что украинское общество неспособно «избавиться от арабской ментальности по отношению к женщинам».

На фото: В августе 2010 года «Фемен» выступили заявлением откровенно расистского толка: «Женское движение FEMEN в преддверии матча между львовскими «Карпатами» и турецким «Галатасараем», обращается к Львовскому городскому совету с требованиями запретить болельщикам «Галатасарая» посещение Львова. А болельщиков «Карпат» мы призываем поддержать эту инициативу, и не позволить «турецким мачо» с дурной славой хозяйничать в культурной столице Украины. Мы уверены, что приезд турецких болельщиков на игру с «Карпатами» приведет к росту проституции и секс-туризма в городе Львове. 52% молодых украинских девушек получали непристойные предложения именно от турков... Мы надеемся, что известный на всю Украину львовский патриотизм и принципиальность положат конец институту псевдофутбольных фанатов, для которых футбол – лишь удобный повод для хулиганства и проституции. Защитим украинских девушек от этой «дикой орды» вместе!». Данная акция «Фемен» совпала с расистской акцией правых фанатов «Карпат», за которых этот клуб был подвергнут санкциям УЕФА. 

В марте 2012-го года под лозунгом «лучше быть голой, чем одетой в паранджу» – «Фемен» организовали «Операцию анти-паранджа» перед Эйфелевой башней. В ходе акции они выкрикивали: «Нагота – это свобода!»  и «Франция, разденься!» Таким образом, они способствуют сохранению глубоко укорененных в западной культуре взглядов, согласно которым спасения женщины можно достичь лишь посредством максимального разоблачения, забывая при этом о вероятности насилия.

Конечно, многие феминистки могут не согласиться с тем, что вместо утверждения «верховенства наготы», следует, скорее, защищать право женщин одеваться так, как они хотят – однако «Фемен» ничуть не сомневаются в своей правоте. «Мы не намерены адаптировать наше основное послание под разные страны (а группа «Фемен» сейчас присутствует в десяти странах мира) – наше послание универсально» - заявила Шевченко в интервью на передаче «20 Minutes».

Подобный пример интеллектуальной лени в сочетании с заносчивостью и претензией на право диктовать «правильное» отношение к женщине для всех частей нашего мира было крайне прохладно встречено аудиторией. Впоследствии исследовательница Сара Салем подвергла критике египетскую студентку Алию эль Махди за то, что та связалась с «Фемен»: «Тот факт, что она запостила свои фотографии в обнаженном виде можно воспринимать, как способ отрицания патриархального общества, однако то, что она затем стала сотрудничать с участницами группы «Фемен», которых можно определить, как сторонниц культурного колониализма – вот это уже не очень хорошо».

Хотя, конечно, зачем ломать себе голову над всеми этими вопросами, когда всё, что нужно для того, чтобы собрать аудиторию – это просто показать сиськи?

Мона Шолле

Internationalboulevard

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме:

Мона Шолле. Мое лицо – мое богатство

Леонид Швец. Активизм со вторичными половыми признаками

Дарина КоркачЇх звинувачують у фемінізмі?

Вера АкуловаЖенщины зажаты в тисках двух идеологий

Дарина КоркачЖіноцтво протестує. Права жінок у вуличній політиці

Наира Чатилян. Рожайте, рожайте!

Лори Пенни. С плакатами и электрошокерами – против сексизма

Дмитрий Колесник. Почти рождественская история

Катерина Пташка. Не вам рожать – не вам решать 



«Фемен»: фаст-фуд феминизм



«Фемен»: фаст-фуд феминизм
RSSРедакціяПартнериПідтримка

2011-2014 © - ЛІВА інтернет-журнал