Использовать и бросить: судьба студентовИспользовать и бросить: судьба студентовИспользовать и бросить: судьба студентов
Політика

Использовать и бросить: судьба студентов

Андрій Манчук
Использовать и бросить: судьба студентов
Весь смысл «образовательной реформы», которая осуществляется в Украине после майдана, сводится к форсированной «политике экономии» за счет интересов учащейся молодежи

19.01.2018

Ведущие университеты и институты один за другим принимают решение продлить зимние каникулы до весны. Поначалу такое решение приняли ведущие высшие учебные заведения Одессы, а затем их примеру последовал Киевский национальный университет имени Шевченко. И если одесситы поначалу пытались стыдливо объяснить это решение эпидемией кори, то в Киеве сразу открыто заявили о том, что у старейшего украинского вуза нет средств, чтобы оплатить электроэнергию и тепло.

Администрация университета приняла решение отправить студентов домой, чтобы продолжать обучение в «дистанционном режиме» – хотя для реализации этого не существует никаких практических возможностей. Студенты «Шевы» получили на руки список рекомендованной литературы и наскоро приготовленный набор текстовых файлов, с пожеланиями самостоятельно изучать их у себя дома. Этот смелый эксперимент вызвал благосклонную реакцию власти. «Вузы решают, сколько им учиться в аудиториях, исходя из своих бюджетов», – написала у себя на фейсбуке министр образования Лилия Гриневич, давая понять, что Кабмин полностью поддерживает и поощряет вынужденный простой университетов. Хотя в комментариях иронически написали, что теперь их аудитории можно сдавать в аренду под офисы, торговые центры и магазины конфет «Рошен».

«Это – реальная, абсолютная зрада, позор и просто трагедия. Я сейчас не буду писать, что даже в тяжелые девяностые такого не было и что это один из лучших ВУЗов в Украине», – прокомментировал происходящее «молодой реформатор», бывший депутат парламента Егор Фирсов. Фактически, студентов на два месяца выключили из образовательного процесса, не компенсируя этот вынужденный простой тем, кто находится на платной форме обучения. Похоже, что в университете Шевченко опасались повторения ситуации в Днепровском университете таможенного дела и финансов, где недавно прошла акция протеста с требованием включить отопление в аудиториях и общежитии. Подсчитав расходы на отопление и оценив свой скудный бюджет, ректорат решил сэкономить на обучении студентов, мотивируя это тем, что они-де сами не против продлить каникулы, а «дистанционное обучение» – это передовая и перспективная методика, которая полностью отвечает духу и букве наших прогрессивных образовательных реформ.

Надо сказать, что эти лукавые заявления не так далеки от истины – поскольку весь смысл «образовательной реформы», которая осуществляется в Украине после майдана, сводится к форсированной «политике экономии» за счет интересов учащейся молодежи. Ирония судьбы в том, что санкционировавшие ее политики активно использовали студентов в борьбе за власть. Причем, это началось еще в начале десятилетия, когда оппозиционные партии и иностранные грантовые фонды поощряли протестную кампанию против «антиукраинского» министра Дмитрия Табачника. Хотя его антисоциальные инициативы кажутся невинными шалостями на фоне агрессивной неолиберальной повестки нынешних министерских чиновников, которые могут позволить себе такое, что и не снилось их «попередникам» – начиная с массовой ликвидации техникумов и сельских школ.

Впоследствии студенты сыграли роль важного мобилизационного ресурса на акциях Евромайдана – и в благодарность за это «демократические» министры резко уменьшили государственный заказ на обучение в вузах, добиваясь их полной коммерциализации, а затем лишили большую часть студентов стипендий. Согласно официально обнародованным  планам министерства финансов, в нынешнем году их должны получить только 25% обучающихся на «бюджете» студентов, а к 2020 году число этих счастливчиков должно сократиться до 15%. Это также объясняется и оправдывается политикой экономии – хотя, согласно подсчетам учащихся, при месячной стипендии на сумму 925 гривен они могут потратить на еду всего 3 гривны в день. То есть, чуть больше, чем ничего.

Однако, эта беспрецедентная по своему размаху антиобразовательная политика не привела к массовым протестам в университетах и институтах страны. Студенческие организации, которые когда-то участвовали в борьбе против Табачника, находятся в состоянии стагнации и распада – поскольку передовая общественность и иностранные фонды не поощряют и не финансируют выступления против патриотического руководства Министерства образования. Акции против ведомства Лилии Гриневич считаются сейчас несвоевременными и вредными, а журналист «Украинской правды» Алексей Братущак публично пристыдил недовольных студентов, желающих протестовать «за какие-то сорок евро». «Экономить должны на всем, в том числе на образовании», – написал этот журналист, с особым цинизмом напоминая, что еще никто не умер с голоду без стипендий. А руководитель общественной организации Kharkiv IT Cluster, «организатор образовательных проектов» Эдуард Рубин вообще называет стипендии «советским атавизмом», который желательно заменить на кредиты по европейскому образцу. Чтобы потом выплачивать их до конца дней своих.

Это печальная, но поучительная картина – использованную студенческую молодежь на наших глазах выбрасывают за ненадобностью на свалку истории. Украинская власть не в состоянии гарантировать молодым гражданам социальное обеспечение, не может дать им работу – и люди с высшим образованием все чаще становятся для нее лишними и ненужными. Ведь деиндустриализация последних лет резко снизила спрос на специалистов для целого ряда предприятий, которые еще недавно считались базовыми для национальной экономики, а кризис все больше обесценивает труд целых категорий бюджетных работников – начиная с самих педагогов.

«Все эксперты отмечают что общий уровень образования молодежи по сравнению с их сверстниками 30-летней давности катастрофически снизился. В массе своей молодежь уже ничего не знает о физике, химии, истории, биологии, географии, математике и т.д. Многие путаются даже в таблице умножения. Вне всякого сомнения, эта тенденция носит объективный характер и отражает изменение характера труда в нынешней Украине по сравнению с Украиной Советской. Это проявление общественной саморегуляции – если в советское время большинство трудоустраивалось или стремилось трудоустроиться на производстве или в многочисленные КБ и НИИ, «почтовые ящики», то сейчас основная часть населения трудоустраивается в сфере услуг и торговли, где напряжение интеллекта не требуется, а требуются примитивные навыки, стандартные и вежливые манеры поведения, как на кассе в «Билле».

Украина промышленная закончилась. Вместе с ней закончился и высокий образовательный уровень всего населения. На смену ей пришла Украина торгово-сервисная с ее примитивным уровнем образования. Нам не нужно копировать европейскую систему образования. Это глупое подражательство и бессмысленное раздувание бюджета, которое Украина, как самая бедная страна Европы, себе позволить просто не в состоянии. У нас ведь не такая высокотехнологичная экономика, как в ЕС. И она такой не будет в ближайшие 30-40 лет. А может быть и никогда не будет. Наука умерла, и мы никогда не будем создавать инноваций. 85-90% молодежи в ближайшие 10-15 лет обречены сидеть на базарах, в торговле или стать заробитчанами», – пишет об этом блогер Андрей Головачев.

«По большому счету, абсолютно честно, ни вам, ни мне ваш диплом не нужен», – откровенно сказал год назад премьер-министр Гройсман, на встрече с учащимися столичного КПИ, который давно поставляет квалифицированные кадры для иностранных компаний. Утечка кадров не беспокоит министров – более того, правительство вполне открыто поощряет массовую трудовую миграцию молодого и трудоспособного населения, чтобы еще больше снизить бремя социальных расходов и снять ненужное социальное напряжение. Хотя специалисты предупреждают, что это заведомо лишает нас перспективы социально-экономического возрождения Украины. Экономия на стипендиях приведет к тому, что со временем в стране будет не из чего выплачивать пенсии – если их официально не отменят к тому времени очередным неолиберальным декретом.

А обнищавших и озлобленных студентов уже вскоре используют в качестве массовки новых майданов – под теми же лозунгами «борьбы за нацию и реформы».

Андрей Манчук

Читайте по теме: 

Сергей Марков. Образование мертво. Да здравствует образование?

Андрей Манчук. Сёла без школы

Георгий Комаров. Воспитание чувств и новая школа

Александр Панов. Десять ножей в спину революции РАН

Владимир Фридман. Какая система образования нам нужна?

Андрей Манчук. Медреформа и гражданское общество

Тики Таракихи. Мексика: протесты учителей и реформа образования

Арина Муромська. «Национальный вопрос в педагогике»

Павло Аннєнков«Невежество еще никому не помогло»

Павло Кудюкін. «В профсоюз вступают лучшие преподаватели»


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал