Как выйти из тупика маргинальностиКак выйти из тупика маргинальности
Как выйти из тупика маргинальности

Как выйти из тупика маргинальности


Олексій Блюмінов
Если мы хотим создать более-менее массовую левую партию, нужно ориентироваться не на субкультурную активистскую среду, а на людей, не отягощенных комплексами, образовавшимися от многолетнего пребывания в этой среде

Теги матеріалу: блюмінов, змі, ліві, політики, україна
03.11.2012

Состоявшиеся выборы стали хорошим уроком для всех левых. Как тех, кто в них участвовал, так и тех, кто «через губу», глядя на электоральные усилия своих коллег по маргинальной нише, делал вид, будто не только активно бойкотирует выборы, но и что этот бойкот был замечен кем-то в стране.

Фикция бойкота

Для начала, зададимся вопросом: приемлема ли в политической борьбе тактика бойкота? Оправданна ли она – и если да, то, в каких случаях. Первое, что бросается в глаза даже при беглом изучении истории  вопроса – бойкот как метод борьбы использовался тогда, когда возможности его промоутеров были достаточны не только для того, чтобы его объявить, но и для того, чтобы сделать его фактором общественной жизни.

Бойкот мало задекларировать. Для того, чтобы он не остался лишь позой горстки крикливых маргиналов, необходимо наличие целого ряда факторов. Успешный бойкот возможен лишь там и тогда, где и когда имеется не только общественная атмосфера, дозревшая до восприятия этой идеи, но и  влиятельная партия или другой политический субъект, к призыву которой прислушались бы массы – и который, что немаловажно, способен бы был взять на себя ответственность за политические последствия такого шага. Далее, для успешного бойкота нужны мощные, влиятельные структуры низовой гражданской и классовой самоорганизации (профсоюзы, стачкомы, домовые комитеты, НГО и тд и тп.). Наконец, нужны тиражные и влиятельные СМИ, готовые служить идее распространения идей бойкота в массах.

Если все перечисленное имеется в наличии, мы получаем Польшу образца 1981 года, когда общество организованно и массово бойкотировало участие в мероприятиях военного режима Войцеха Ярузельского. Если большинства перечисленных факторов нет, получается Россия времен выборов в первую Думу, когда бойкот большевиками выборов не привел ни к чему – что, в конечном итоге, к их чести, вынуждены были признать и сами большевики, не уклонявшиеся от выборов в следующие российские парламенты, а наоборот, активно агитировавшие рабочих за свои списки.

А теперь зададимся другим вопросом. Что из перечисленного имеют сторонники бойкота в Украине? На какой результат, кроме повышения своего ЧСВ в кругу себе подобных неудачников, они рассчитывали? Психология масс устроена таким образом, что ответственный политик обязан давать людям четкие, ясные и понятные  ориентиры,  Что предлагали сторонники бойкота взамен участия в голосовании? Похоже, они и сами не в состоянии сформулировать ответ на этот вопрос без обращения к сколь напыщенным, столь и туманным фразам о самоорганизации, которая должна возникнуть непонятно из чего (особенно, если у людей не будет опыта ответственного политического участия путем голосования за своих классовых представителей в органы власти). Самое смешное, что эти люди (сторонники бойкота из числа внеполитических маргиналов) совершенно искренне и всерьез считают свой уход в эскапизм реальной политикой – и, наоборот, всячески клеймят реальную политику, сиречь участие в формулировании и выработке политических решений здесь и сейчас. Учитывая завидное упорство, с которым сторонники бойкота третируют «парламентских» левых  апелляцией к эффективности их участия в нынешней кампании (все эти разговоры и подколки насчет «бездарно проваленных выборов», впустую потраченных средств и т.д) хотелось бы обратить этот вопрос к самим «бойкотистам» – а каковы результаты кампании «За активный бойкот»? Сколько людей поддержало ваш призыв, и главное – как это сказалось на устойчивости и легитимности нынешней системы власти, поколебало ли это основы украинского буржуазного парламентаризма?

Боюсь, что Система этот бойкот даже не заметила. А истеричные призывы авторов маргинальных сайтов в общем информационном шуме оказались тоньше мышиного писка.

Левые в поисках электората

Но довольно о бесплодном бойкоте. Теперь обратим свой взор на тех, кто все же принимал участие в выборах. Увы, и для них есть несколько неприятных новостей.

Начну, пожалуй, с констатации главного, и не всем приятного факта. Массового левого избирателя в Украине нет. И потому наша задача стоит не в том, чтобы «охмурить» некий уже эмпирически и социологически существующий электоральный массив, имеющий опыт сознательного голосования за левые партии, не отобрать такой электорат у своих левых конкурентов, которых сегодня тоже нет.  Наша задача его создать, мотивировать к участию в политике на нашей стороне.

Каким образом, спросите вы? Таким же, каким  маркетологи формируют спрос на новые виды товаров и услуг, потребность в которых еще не сформирована и не осознана самими потребителями. Необходимо сместить акцент с пропаганды людей на пропаганду соответствующих идей и общественных запросов. Нужно отказаться от догматической ориентации на «промышленный пролетариат», а искать союзников во всех слоях общества (кроме, может быть, высших слоев бюрократии, полиции и крупной буржуазии). Необходимо вычленять в каждой из значимых социальных групп те слои, которым в современных условиях может быть интересен комплекс левых идей и левых предложений – а найдя такие группы, целенаправленно работать с ними и откалывать их от основной массы и привлекать на свою сторону.

Только так, шаг за шагом формируя в обществе спрос на левые идеи в их современном прочтении, мы за несколько лет сформируем фундамент того электората, который, постепенно расширяясь, станет основой электоральной базы левой партии будущего. Понятно, что это работа не на короткую дистанцию – но другого пути, как я убежден, нет.

Точнее, другой путь есть. И его ясно очертил в интернет-дискуссиях представитель одной из маргинальных левых групп. Этот путь состоит в том, чтобы прямо бросать в неподготовленную почву риторику о классовой борьбе, диктатуре пролетариата, мифических в данных условиях «фабрично-заводских комитетах (о которых особенно любят поговорить люди, абсолютно оторванные от реального производства, и не представляющие себе, как устроены социальные связи на современных украинских промышленных капиталистических предприятиях). Словом, альтернативный путь – это «готовить революцию», как выразился один такой левый мечтатель.

И ничего, что сегодня в Украине нет ни малейшего признака революционной ситуации. И ничего, что в отсутствие сильной классовой организации трудящихся любая радикализация общественной обстановки объективно сыграет на руку не левым, а их противникам, реакционным, правым, фашистским силам. Ничего, что подобная тактика – самый верный путь к сектантской деградации любой здоровой организации (что доказано многочисленными историческими примерами таких вот «революционеров без революции»). Главное – «поза». Практический смысл и адекватность общественной обстановке и атмосфере вторичны для таких «революционеров».

Левые интеллектуалы: воспитать жижеков в собственном коллективе 

Одним из существенных недостатков формирующегося левого движения является его недостаточная интеллектуальная обеспеченность. Я имею в виду не столько интеллектуалов «в себе» – их-то как раз более чем  достаточно, – а скорее, «интеллектуалов для масс». Людей, которые были бы сравнимы по популярности и авторитету с аналогичными буржуазными властителями дум. Больше жижеков – хороших и разных. И не надо морщить нос, товарищи эстеты. Хотите быть понятными для масс – говорите на понятном им языке. Левым интеллектуалам пора перестать отсиживаться в интеллектуально-академическом гетто и настала пора включаться в работу по идейному окормлению левых организаций. Это не призыв вступать в «Боротьбу», как самую крупную такую организацию на сегодняшний день. Нет. Не нравится «Боротьба» – создавайте что-то свое. Но, главное – выходите из окопов на улицы.

А задача левого журналистского сообщества – использовать свои возможности в СМИ для раскрутки левых интеллектуалов до уровня популярных «говорящих голов», чтобы зарождающаяся левая партия имела такой важный инструмент донесения своих мессиджей до электората, как экспертное мнение. В инфраструктуре эффективно действующей парламентской партии без этого не обойтись. Если мы не создадим своих «карасевых» и не воспитаем «своих «погребинских» в собственном коллективе, наши мотивы и цели будут интерпретировать для масс люди, находящиеся на содержании у крупного олигархического капитала.

Вообще, пора заканчивать со вздорным убеждением, что политику могут делать дилетанты, играя не по правилам. Ведь не приходит же никому в голову выходить на футбольное поле, не зная правил этой игры? Так почему левые активисты думают, что раскрутка и пиар левых организаций могут осуществляться вопреки всем азам паблик рилейшен, игнорируя все законы рекламного продвижения?

Простой рецепт от маргинальности: не вести себя подобно маргиналам

По своему рефлексируя по поводу результатов выборов, Андрей Манчук в своей колонке на Рабкоре, возлагает часть вины за успех ультраправых на квазилеворадикальную тусовку (преимущественно) киевских маргиналов. По его словам, они предпочли  реальной борьбе с правой гегемонией в СМИ и на улице самоагитацию «на своих маргинальных ресурсах, выступая в роли единственных читателей  собственных текстов, с наивно-утопическими, оторванными от жизни прожектами, написанными птичьим языком родной субкультуры», а борьбе с капитализмом – «сектантскую грызню со своими товарищами, особо вменяя им в вину призывы к созданию политического субъекта и к участию в политической борьбе - в тех формах, которые реально существуют и действуют в нашем обществе, помимо желания самих левых».

Манчук иронизирует по поводу того, что «лозунг тактического участия в выборах, с целью использовать кампанию как информационную площадку для пропаганды своих идей и своей программы, вызывал настоящую истерику среди сторонников «чисто классовой политики» – хотя никто из них не мог похвастаться даже отдаленными намеками на ее достижения».

С аргументами Манчука можно согласиться – однако, для автора этих строк совершенно очевидно, что работа по созданию реального левого политического субьекта, к которой призывает Манчук, в значительной мере затруднена именно нежеланием или невозможностью ее инициаторов оторваться от пуповины, связывающей их со специфической левомаргинальной активистской средой, способной порождать лишь различные разновидности сектантства.

Ставка на эту среду как на ресурс, из которого можно черпать членский актив, очевидно бессмысленна. И многолетняя толчея затхлой воды в ступе этого замкнутого на себе и своих внутренних рефлексиях болота полностью обанкротилась. Мне могут возразить, что сам факт такой ставки – лишь плод моего воображения. Однако, чем тогда обьяснить то достойное лучшего применения упорство, с которым наши товарищи пытаются полемизировать с горсткой маргиналов, в чем-то их убеждать, строить свою внешнюю субьектность на отторжении опыта этих маргиналов и тд.? Что это – попытка самоутвердиться на фоне очевидно политически импотентных калек?

С моей точки зрения рельсы наших дискуссий следует развернуть в совершенно другом направлении. Не полемизировать с «бойкостистами», анархо-сектантами и тому подобной публикой, а окончательно перестать обращать на них наше внимание. Вместо этого нужно оттачивать наши аргументы для серьезных дискуссий с представителями «внешнего мира», господствующего сейчас идейного мейнстрима.

Если мы хотим построить серьезную левую партию, нам нужно не оглядываться на маргиналов – а действовать без оглядки на тех, кто мешает движению вперед. Сегодня мы им доказываем, что наша первая «ходка» на выборы не была бессмысленной, завтра мы тратим энергию на то, чтобы оправдаться за некий вымышленный «оппортунизм» и недостаточно «кондовый» дискурс, с которым мы обращались к избирателю... Если мы хотим, чтобы нас перестали воспринимать частью маргинального сектантского мирка, нужно для начала перестать действовать так, как будто мы являемся его частью, и мнение его обитателей что-то для нас значит. В правой среде достаточно своих маргинальных адептов антипартийщины и бойкотизма. Однако Тягнибок не тратит время на то, чтобы оправдываться перед каким-нибудь «Тризубом» – а идет на выборы и побеждает.

Если мы хотим создать более-менее массовую левую партию, нужно ориентироваться не на субкультурную активистскую среду, а на людей, не отягощенных комплексами, образовавшимися от многолетнего пребывания в этой среде. Разочаровавшиеся члены КПУ, СПУ, бывшие бютовцы и просто беспартийные, но политически активные граждане, стоящие на условно левой платформе – вот та среда, из которой нужно черпать кадровый потенциал. Если же пытаться склеить новую гиперсекту из осколков нескольких других – получится такая же точно секта, только большая по размерам.

С чем идти к массовому избирателю

Как я уже написал выше, нам нашего избирателя еще предстоит создать, «выкохать». Много ли потенциально левых избирателей в стране? Данные соцопросов говорят минимум о четверти людей с правом голоса. Однако, эти люди в большинстве своем еще не знают, что они левые. Сами они себя так не называют и осмысливают свою субьектность в совершенно иных категориях. Наша задача – обьяснить этим людям, кто они есть на самом деле и привлечь на свою сторону. Задача не из легких.

В чем же может состоять суть нашего «политического предложения» для широких масс украинцев – помимо традиционной для левого дискурса антикапиталистической борьбы? Последнее  довольно хорошо прописано в программных документах «Боротьбы», поэтому я остановлюсь на других моментах. Убежден, что таких ключевых направлений в сегодняшней Украине минимум три.

Первая опорная точка: антинационализм. Мы должны позиционировать себя как сила, одинаково чуждая как украинскому, так и великорусскому шовинизму, одинаково отвергающая как этнократию «Свободы», так и «русский мир» в понимании его нынешних адептов. Полиэтничность, интернационализм, равноправие – вот то, на чем должна стоять наша позиция сегодня.

Вторая опорная точка — антиклерикализм. В условиях все больше сползающего в обскурантизм и религиозное мракобесие украинского общества, в условиях деградации науки и образования, в условиях падения образовательного уровня, тем не менее, растет число тех, кому не по душе поповская регрессивная утопия в качестве модели будущего.

Наряду с ростом числа конформистских христиан в последние годы наблюдается устойчивый рост тех, кто готов все более радикально защищать пространство своей интеллектуальной свободы, личной и семейной жизни от посягательств и регламентации со стороны разного рода церковников и моралистов. Растет количество атеистических групп в социальных сетях. В значительной мере на руку нам играет кампания развернутая в либеральной прессе против аморального поведения и нескромного образа жизни высших церковных иерархов РПЦ – «часы Патриарха», «скандал с наместником Лавры» и т.д). Не проходит и недели, чтобы в том или ином мейнстримовом СМИ не появилась публикация или авторская колонка на антиклерикальную тему.

Таким образом, либералы, помимо своей воли готовят для нас почву для успешной антиклерикальной кампании, формируя запрос на антимракобесие. Уверен, что при должной работе со временем большинство этих людей будут не с либералами, а с нами – точно так же, как последовательные националисты «забирают» голоса избирателей у национал-демократов, которые пытаются скрестить либеральные, демократические ценности с идеалами этнократии, и в итоге оказываются «ни дома, ни на поле».

Пример соседней католической Польши, где выступившее под подчеркнуто леволиберальными и антиклерикальными лозунгами Движение Паликотта сумело преодолеть планку в 10%, показывает, что даже в странах с господствующей консервативно-патриархальной системой ценностей растет запрос на свободомыслие. Убежден, что  попытки навязать Украине, еще двадцать лет назад бывшей частью самой большой в мире атеистической страны, нишу «православной цивилизации» временны и бесперспективны.

В практической плоскости наш антиклерикализм должен выступать не только против навязывания школьникам «основ православной культуры» под любыми названиями, не только в противодействии разрастанию коммерческих застроек культовыми сооружениями (лозунг «Больницы и детские сады вместо церквей!» актуален как никогда), но и в требовании налогообложения религиознывх организаций наряду со всеми остальными субъектами хозяйствования.

Уверен, что это требование придется по душе не только антиклерикалам, но и значительной массе мелкой буржуазии и самозанятых, остро страдающих от налогового бремени. К тому же, сегодня в Украине с подобными требованиями не выступает ни одна политическая сила. А значит – эта ниша свободна для нас и в ней мы будем вне конкуренции.

Наконец, третья опорная точка для нашей массовой политической платформы – это способность дать ответ на витающий в воздухе антиолигархический запрос. Сюда входит не только национализация олигархических активов и базовых отраслей экономики, но и создание предпосылок для реальной демонополизации экономики и создание условий для того, чтобы в стране реально заработали «социальные лифты» и многое другое. Старый лозунг середины девяностых: «Дети наших начальников не должны стать начальниками наших детей» как никогда актуален сейчас – когда на наших глазах формируются олигархические династии не только в экономике, но и в политике и в госаппарате, а высшие чиновники, миллионеры и миллиардеры идут в нардепы целыми семьями.

В предложенном вашему вниманию тексте конспективно изложено авторское видение ситуации в свете прошедших в Украине парламентских выборов. Многое о чем бы хотелось еще сказать, просто не укладывается в статейный формат. Интернет ведь, хоть и не газета, но тоже не резиновый. Да и время читателей нужно беречь. Предлагаю всем заинтересованным участникам процесса высказывать свое мнение о прочитанном.

Алексей Блюминов


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал