Почему мы не продадимсяПочему мы не продадимсяПочему мы не продадимся
Життя

Почему мы не продадимся

Лоррі Пенні
Почему мы не продадимся
Наибольшая слабость нынешнего движения протеста заключается в том, что его основную массу составляют подростки, повзрослевшие раньше времени: беспризорные дети и суицидальные юные бродяжки – нервозные прото-революционеры. В этом слабость протестного движения, но в этом же одновременно и его сила

27.11.2012

Меня и моих друзей люди уже стали спрашивать: а когда же и мы, наконец, продадимся; когда же пойдем дальше и устроимся на реальную работу, как они когда-то – после 1960-х годов. Нам так часто говорят, что вскоре нам придется встретиться с реальностью.

И когда бы вам что-нибудь подобное ни говорили, помните, что так называемая «реальность», с которой нам предстоит столкнуться – это, по сути, стена, в которую нам придется стукнуться лбом – но стена эта построена на песке. И сама специфика этой реальности в том, что ее выживание полностью зависит от того, как долго люди будут верить в то, что альтернативы ей нет. Писатель и публицист Рон Саскинд вспоминал, как в начале правления Джорджа Буша старшего кто-то сказал ему: «Теперь мы – империя, и что бы мы уже ни делали – мы тем самым создаем свою реальность».

Современная молодежь не продастся. Мы просто не можем устроиться на «тепленькое местечко», не сможем найти работу, просто потому что для большинства из нас работы-то нет. 25% британцев и американцев в возрасте от 18 до 25 лет – безработные или работают не полный рабочий день. А в Греции и Испании таких – 50%.

И мы не можем уже, как предыдущие поколения, уехать в сельскую местность, чтобы жить и работать на земле, потому что землю-то уже растащили, чтобы выжать из нее последние капли нефти.

Концепция «войны поколений» о многом на самом-то деле умалчивает (часто используемое ныне в британских СМИ противопоставление «трудолюбивых» отцов и «ленивых» безработных детей – прим. пер.). Она лишь позволяет происходящий в данный исторический момент классовый конфликт подать, как обычную истерику подростка, бунтующего против папочки и мамочки с той только разницей, что теперь этот бунт стал коллективным феноменом. Так можно просто отмахнуться от проблемы, заявив, что, дескать, происходит извечный конфликт отцов и детей.

И правды в таком объяснении – ни на грош. Нет абсолютно ничего, что хоть отдаленно напоминало бы древний миф об Эдипе в тех молодежных бунтах, которые нынче по всему миру накатывают яростными волнами – вздымаясь, угасая на время и вновь вздымаясь. Эдип, как известно, убил своего отца-царя по дороге в Фивы и унаследовал его престол. В наше же время, если молодежь не восстанет и не защитит свои царства, то ей будет нечего наследовать. Некоторые аспекты нынешнего конфликта, если и имеют какое-либо отношение к противоречиям между поколениями, то лишь потому, что хозяева нашего мира принадлежат в основном к старшему поколению.

Ведь тех, кто нынче владеет финансами, ресурсами и политическим капиталом – назовем их «один процент» или олигархами, или же «мамочками и папочками» - их уже просто не будет с нами, когда настанет реальная жопа.

Когда прорвет дамбу

К тому времени, когда закончится нефть; к тому времени, когда волны приливов начнут разрушать дамбы богатых западных городов; к тому времени, когда система социальной защиты населения будет уничтожена, и каждый из нас, кто не может позволить себе частные клиники, со страхом будет ожидать приближение старости; к тому времени все нынешние олигархи – «папочки и мамочки» будут уже далеко от нас и наших проблем – они будут уже лежать глубоко в холодной земле в своих деревянных гробах. Вот и все. Это ведь лишь вопрос времени.

И те, кто нынче находится у власти, это отлично понимают, потому они и так беспечно играют нашим будущим; потому они и набирают долги, за которые платить придется будущим поколениям; потому они и стараются поскорее нажиться на войнах за ресурсы, а ведь заканчивать эти войны придется уже их внукам. Этим «папикам» недолго жить осталось, а за свой персональный комфорт в оставшееся им время, они ничуть не боятся. Поэтому и любое их решение, как и каждый их отказ принимать какое-либо важное решение – всё обусловлено именно этим ощущением, что на их-то век добра еще хватит.

Можно сказать, что в чем-то мы наблюдаем сейчас «конец шестидесятых годов». Мы видим их логическое завершение – результат того, что поколение шестидесятых продалось и променяло на омертвелую ложную «свободу» всё то подлинное, глубинное, пугающее, тотальное культурное освобождение, которого оно когда-то пыталось достичь. В результате мы и получили нынче финансовый феодализм и социальный коллапс.

Что отличает наше поколение от «шестидесятников»? Современные молодые люди уже просто не смогут когда-нибудь вернуться домой, потому что дома у них не будет. Многие из них никогда не смогут иметь собственный дом, особенно если на них будут камнем висеть долги за обучение и невыплаченные кредиты. Нынешние выпускники школ и студенты практически во всех развитых странах будут, несомненно, беднее их родителей и жить будут в относительно худших условиях, что как бы делает нынешнее поколение молодых, по словам журналиста Пола Мэйсона, «самим символом разрушенной экономической модели».

Поколение «бэби-бумеров» 60-х практически повсеместно довольствовалось относительно лучшим уровнем жизни. Оно получало относительно лучшее медицинское обслуживание и образование, большую социальную помощь, чем их родители. Они выходили из школы в мир, где легко было найти работу. Это было время, когда продолжался экономический рост, работа была доступна, и человек автоматически двигался по наезженной колее жизненного пути: брак, собственный дом, пенсия за долгие годы тяжелой работы. Всего этого добиться было относительно несложно. Теперь же эта система фактически разрушена.

Возникшее в 2010-12 годах молодежное движение сопротивления было, прежде всего, реакцией на предательство – оно стало выражением обманутых надежд, осознанием того, что мы многое потеряли. Но сейчас уже поздно сожалеть – на повестке дня должен стоять вопрос о проектировании нашего будущего – и оно не должно стать таким, которое нам уготовано стариками.

Созидатели будущего

И молодые люди договариваются между собой, объединяются для проведения акций прямого действия, потому что видят перед собой уготованное им будущее – это их будущее, которое уже заложено с потрохами и продано сверхбогачам. У нынешней молодежи уже нет времени ждать, пока отрастут их волосы. В наше время, в отличие от шестидесятых, наркотики жестче, а полиция стала действовать эффективнее. И мы наблюдаем отнюдь не войну поколений, а новый вид классовой войны, просто ее линия фронта проходит сейчас между разными поколениями.

О поколении движения «Окупай» и ему подобных движений говорилось много всякой лжи и полуправды. И распространению этой лжи нередко способствовали сами участники этих движений. Когда я была в январе на «Окупай Лондон», многие спикеры движения просили меня не писать о том, что среди участников движения, живших в лагере протеста  на ступеньках собора св. Павла, много было бездомных, некоторые из которых были психически нездоровы или чем-то злоупотребляли. А в действительности-то это были ведь обычные молодые люди – да, пусть бездомные и бродяги, но они-то ведь и основали это движение изначально. И не замечать данного факта, отмахиваться от этих людей – значит наносить вред самому движению и оскорблять его рядовых участников.

На видео: ночь разгона полицией палаточного лагеря «Окупай» возле собора св. Павла. Лондонский бездомный наигрывает на расстроенном пианино легко узнаваемую мелодию….


Сейчас повсюду так называемое «поколение без будущего» начинает сознавать, что ему придется самостоятельно творить свое будущее, причем творить и созидать с помощью тех инструментов, что этим ребятам доступны: палаток в лагерях протеста или программного обеспечения, которое позволяет избавиться от правительственной слежки.

Наибольшая слабость нынешнего движения протеста (и повод для издевок над ним) заключается в том, что его основную массу составляют подростки, повзрослевшие раньше времени: беспризорные дети и суицидальные юные бродяжки – нервозные прото-революционеры. Юные небритые циники, немытые хиппи, которые прячут лица под масками, заимствованными из фильма «V – значит вендетта». В этом слабость протестного движения, но в этом же одновременно и его сила. Эти ребята попросту не смогут продаться, они не смогут вернуться домой.

И потому им, так или иначе, но просто придется созидать иное – новое будущее.

Лори Пенни

New Internationalist

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме: Жером Роос. Крик Европы

Нина Пауэр. Уолл-стрит: отвоевать психологическое пространство

Жером Роос. Ад Данте: римский бунт

Вегабонд Бомонт. Жертвенное поколение

Джон Холовей. Радость восстания

Талита Соарес. Почему нам нужна революция

Дмитрий Колесник. И все-таки, стерва


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал