Борьба с исламизмом: реальные вариантыБорьба с исламизмом: реальные вариантыБорьба с исламизмом: реальные варианты
Світ

Борьба с исламизмом: реальные варианты

Иммануил Валлерстайн
Борьба с исламизмом: реальные варианты
В сущности, все защищают тиранов, которые являются их политическими союзниками и осуждают тиранов, которые таковыми не являются

05.03.2015

Исламское Государство (ИГ) преследует четко поставленную цель – максимальное расширение халифата при помощи продуманных и крайне жестоких методов. ИГ считает, что крайняя жестокость заставит всех прочих либо согласиться с их требованиями, либо совсем уйти со сцены. Практически все на Ближнем востоке (и за его пределами) находятся в ужасе от успехов ИГ.

Что не позволяет противникам ИГ добиться существенного прогресса, так это их нежелание понять, что именно их собственная глупость и неправильно расставленные приоритеты стали почвой для возникновения Исламского Государства, которое сейчас представляет столь серьезную угрозу. ИГ утверждает, что действует исходя из религиозных мотивов, диктуемых Кораном. Вероятно, большинство его приверженцев действительно верят в это, что практически не дает возможности тем или иным образом договариваться с ними.

Это именно то, что отличает ИГ от движений так называемых салафитов, прежде распространявшихся в этом регионе. Аль-Каеда, «Мусульманское Братство» и Талибан – все эти движения сочетали воинственность с прагматизмом. Сегодня все основные мусульманские движения и правительства арабских стран (а также США, Западная Европа, Россия, Турция и Иран) осуждают ИГ. Тем не менее, существует и широко распространенное убеждение, что ИГ поддерживают (или, по крайней мере, сохраняют к нему благожелательную нейтральность) рядовые мусульмане-сунниты исламского мира. По крайней мере, молодежь.

Именно эти люди огромными толпами ринулись в зоны, подконтрольные ИГ. Бывшие участники салафитских движений становятся сторонниками Исламского Государства.

Что же является движущей силой данного процесса? Это не законы шариата – они были распространены и раньше. Шариат – это просто прикрытие для жестокости. Конечно, религиозные догматы укрепляют лояльность к лидерам Исламского Государства. Однако главный фактор, лежащий в основе движущего его развитием импульса, это ощущение безнадежности. Все прочие движения – как светские, так и салафитские – так и не смогли существенно облегчить угнетение, которое ощущают молодые мусульмане. И ИГ дает им надежду. Возможно, однажды они разочаруются, но этот момент еще не наступил.

Почему же тогда невозможна коалиция между всеми противниками ИГ – теми, кто выступает против угрозы его экспансии? Ответ прост. У у всех их сейчас другие приоритеты. Египетское правительство в первую очередь борется с «Мусульманским Братством». Правительство Саудовской Аравии борется прежде всего с Ираном и всеми, кто оспаривает его претензии на лидерство среди мусульман-суннитов на Ближнем Востоке. Катар в первую очередь ведет борьбу с саудовским правительством. Для правительства Бахрейна приоритетом является подавление шиитов, составляющих подавляющее большинство населения страны. Иранское правительство в первую очередь борется с суннитскими силами в Ираке. Турецкое правительство в первую очередь борется с Башаром аль-Асадом в Сирии. Курдские движения борются не только за свою автономию или независимость, но и между собой.

Приоритетом российского и американского правительств является борьба против друг друга. Израильтяне прежде всего ведут борьбу против Ирана и палестинцев. Назовите хоть одну силу, для которой приоритетом является борьба именно против Исламского Государства. И это полное безумие. Сможет ли кто-нибудь разрушить эту иррациональную схему ложных приоритетов?

Очевидно, что существует насущная необходимость создания таких условий, при которых раскол на суннитов и шиитов будет сглаживаться предоставлением каждому социальному меньшинству в конкретном государстве прав на разумное участие в управлении страной и права на разумную автономию. Если бы США и Иран могли прийти к определенному соглашению, то они совместными усилиями смогли многое сделать в военном и политическом отношении для того, чтобы вырвать северный Ирак из рук Исламского Государства. Однако допустят ли это сторонники жесткой линии в обеих странах?

Возможно, у вас возникнет вопрос: а что же можно сказать по поводу существующих в регионе диктатур? Стоит ли бороться против них? Попытки поставить борьбу с ними в качестве приоритета на самом деле только их укрепляли. Страх перед ИГ фактически способствовует урезанию гражданских прав жителей стран США и стран западной Европы. В вопросе о том, каким из тиранов следует противостоять, мы наблюдаем массовое лицемерие. В сущности, все защищают тиранов, которые являются их политическими союзниками и осуждают тиранов, которые таковыми не являются.

Уже давно пора радикально пересмотреть свои приоритеты, хотя вероятность того, что это произойдет мала – на данный момент, как я полагаю. Но факт остается фактом – иного выбора у нас нет.

Иммануил Валлерстайн

Iwallerstein

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме:

Олжас Кожахмет. Ислам не съест

Оуэн Джонс. Антивоенные протесты и новая война в Ираке

Андрей Манчук. «Ленинджилик... Буржуйда баш»

Георгий КомаровПолумесяц как бумеранг

Ален БадьюРасизм интеллектуалов

Славой Жижек. Сирийская псевдоборьба

Ричард СеймурО «Шарли Эбдо»

Иммануил ВаллерстайнСирийский тупик


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал