Космос, как последний рубеж капитализмаКосмос, как последний рубеж капитализмаКосмос, как последний рубеж капитализма
Життя

Космос, как последний рубеж капитализма

Рiчард Сеймур
Космос, как последний рубеж капитализма
«Социализм – это есть советская власть плюс межзвездные путешествия»

23.12.2013

Так уж обстоят дела при нашем продвинутом капитализме: мы не в состоянии оплатить свои счета, а, тем временем, китайцы – уже на Луне. И следует честно признать: китайское правительство оказывает тем самым огромную услугу всему человечеству. Гонка за покорение космоса до сих пор шла поразительно медленно, но мысль о том, что кто-то, в конце концов, додумается до того, чтобы искать под лунной поверхностью ценные минералы – все же не дает покоя. До сих пор Луна представлялась нам в основном какой-то тусклой и безжизненной глыбой из пыли и всякого космического мусора. А представления о Луне, напичканной дорогими минералами, были проникнуты, скорее, некой романтикой. Можно даже представить себе, как об этом слагают стихи.

Однако всё меняется к лучшему. По-видимому, вещество, которое ищут на Луне – гелий-3 (изотоп гелия) – и он потенциально способен заменить нам такие источники энергии, как нефть и газ. Таким образом, не только Луна вернет себе доброе имя, но и Земля будет спасена. У циника достаточно сложно вызвать слезы, но я сейчас действительно просто рыдаю навзрыд.  Вопрос заключается ведь вот в чем: почему же до сих пор минеральные ресурсы Луны основательно не разграбили? Почему она до сих пор не стала для нас тем источником энергии, который позволил бы колонизовать весь остальной космос? Так я вам скажу почему, – потому что капитализм просто слаб и робок.

В принципе-то всё должно быть совсем не так. Капитализму, как говорила Роза Люксембург, всегда просто нужна какая-нибудь периферия. Должен существовать некий некапиталистический внешний мир, который можно присвоить – новые земли и новые ресурсы для новых инвестиционных возможностей. Иногда присвоение происходит в виде колонизации, а иногда – в виде приватизации общественных служб; иногда для этого крестьян сгоняют взашей с их земли, а иногда – придумывают «интеллектуальную собственность». В-общем, всегда есть необходимость аккумулировать то, что находится за пределами той области, где господствуют капиталистические отношения собственности.

Как говорил географ Дэвид Харви, глобальной капиталистической системе необходимо уже сейчас где-то найти 1,5 триллиона долларов на возможности прибыльного инвестирования, чтобы удержать темпы экономического роста на традиционном уровне – 3% в год. А ведь через двадцать лет для этого понадобится уже три триллиона. А последствия будут весьма неоднозначные. С одной стороны, предполагаемое увеличение производства до таких масштабов станет огромным бременем для всей планеты. В результате – огромные территории просто станут непригодными для жизни – практически всё живое там будет уничтожено. К тому же, такое производство сопряжено не только с эксплуатацией рабочих – на эксплуатацию накладываются еще и все прочие виды жестокости – вспомните хотя бы о связи между добычей колтана и войной в Конго.

С другой же стороны, есть и кое-что хорошее: всякие планшеты, смартфоны, DVD-плееры, усовершенствованные сексуальные игрушки (которые могут уже не только жужжать), автомобили, которые уже не воняют, как потные ноги и масса всего прочего, что делает нашу жизнь легче и интереснее.

Однако проблема капитализма заключается в том, что он в каком-то отношении действительно поразительно робок. Несмотря на то, что в «Манифесте Коммунистической партии» с восторгом превозносится революционный дух капитала («Беспрестанные перевороты в производстве, непрерывное потрясение всех общественных отношений… Все сословное и застойное исчезает») – на самом-то деле бизнесмены очень консервативны. Они не будут вкладывать инвестиции, если у них нет всех оснований рассчитывать на прибыль (даже если это будет означать экономический застой и конец всем инновациям).

Поэтому, как утверждает Марианна Маццукато, именно государству приходится совершать рискованные инвестиции, которые окупятся с развитием технологий (благодаря чему, собственно, и мог появиться iPhone). Капиталистические государства, конечно, еще много чего делают для преодоления инертности системы – от войн до насильственного огораживания. Государство не стоит идеализировать. Дело в данном случае в том, что если бы мы всецело полагались лишь на частных предпринимателей, то никогда бы нога человека не ступила на поверхность Луны.

При капитализме, естественно, возможности государства по исследованию неизведанного ограничиваются тем, что приоритетными направлениями для него является либо производство того, что нужно бизнесменам, либо – усовершенствование военной машины. Государству не нужен быстрый возврат инвестиций, но чтобы как-то оправдать расход налоговых средств, ему нужно правдоподобно продемонстрировать, что ожидается и некая отдача. Поэтому на вооружение всегда расходуется больше средств, чем на космические корабли. Мы могли бы уже проводить свой отпуск на Марсе, но кое-кто предпочитает побомбить Афганистан. (Фраза так и просится на плакаты).

Тем не менее, как объясняет Лей Филлипс, даже ограниченное исследование космического пространства дало неожиданно щедрые подарки землянам: костюмы с охлаждением (используемые техническим персоналом на ядерных реакторах), обувь для бега, технология диализа, технологии очистки воды, изоляции помещений, консервации продуктов питания, огнезащитные материалы и прочее. Однако даже, если не принимать во внимание всей этой побочной пользы, само удовлетворение любопытства человека тоже ведь является самоцелью. А что если мы так и не найдем тех инопланетян, которые похищали пьяных мужиков и вводили им зонд через прямую кишку? Ну, значит, мы найдем драгоценную минеральную руду на каком-нибудь астероиде, а этого уже – более чем достаточно.

В-общем, вот что нам нужно: во-первых, международный социализм – и перефразируя слова Ленина, социализм – это есть советская власть плюс межзвездные путешествия. И не спрашивайте меня, почему – нам это просто необходимо – как предпосылка для всего дальнейшего. Во-вторых, нам нужна международная программа исследования космоса, финансируемая с конкретной целью – ради умножения разного рода материалов и знаний человечества. В-третьих, нам нужна общедоступная программа космического туризма. Однако с этим надо быть осторожнее – ведь меньше всего хотелось бы видеть толпу сорокалетних пузатых землян, распивающих пиво на Юпитере. Будем надеяться, что социализм несколько улучшит культуру человека. И, наконец, нам необходима финансируемая из бюджета программа по криогенной заморозке человека, чтобы каждый желающий смог дожить до такого дня.

Разве ж нам так много надо?

Ричард Сеймур

Guardian

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме: 

Алекс Вильямс, Ник ШрничекАкселерационистский манифест

Бхаскар Санкара. Футурама. Маркс для ХХI-го века

Андрей МанчукСтив Джобс. Последняя надежда

Андреа Кущевски. «Технологическое неповиновение»

Рэй Брэдбери. …Высоко в небеса

Ален Вики. Мы из будущего

Славой ЖижекПогружаясь в сердце тьмы


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал