Мы из будущегоМы из будущегоМы из будущего
Культура

Мы из будущего

Ален Вікі
Мы из будущего
Если вы не в состоянии сами предвидеть будущее, если вы не в состоянии доступно рассказать о своем видении будущего, то вам будет навязано чье-то чужое его видение. И совершенно не обязательно, что оно будет отвечать вашим интересам

27.09.2013

Перефразируя слова сенегальского философа Сулеймана Башир Дианя, можно сказать, что на континенте, где попытки улучшить участь человека постоянно терпят неудачи, сам смысл жизни человека заключается в будущем. И в наши дни группа молодых африканских деятелей искусства – черных и белых внуков поколения добившегося независимости Африки – начинает свою культурную революцию с увлечения научной фантастикой – жанром, который до недавнего времени поражал воображение преимущественно жителей западных стран. Так называемые «невидимки» из коллектива 3D Fiction – это группа авторов, объединяющих усилия через интернет или пан-африканские журналы, чтобы «совместно заниматься описанием будущего». Как они утверждают, «будущее, описываемое в научно-фантастических рассказах, способствует зарождению нового настоящего, бросающего вызов нашему настоящему».

В Африке, которую саму по себе можно было считать воплощением антиутопии, до недавнего времени не было особой нужды придумывать свои антиутопии, являющиеся ныне одним из стандартных вариантов научной фантастики. Реальность и без того была достаточно неприглядной. Однако модернизация радикально меняет африканскую реальность. И сейчас в северном Мали вы можете встретить «вооруженных до зубов людей, которые живут с одной стороны как бы в VII-м веке, однако используют технологии XX-го века» (Le Monde, 20 января 2013). А недавно возле торгового центра в Йоханнесбурге мне удалось подслушать, как трое парней, у которых не было денег на пополнение мобильного, жаловались на «цифровое рабство».

«Что происходит, когда молодежь стран третьего мира получает доступ к технологиям, которые считались практически невообразимыми еще несколько лет назад?» – спрашивает в своем блоге Джонатан Дотс, писатель из Ганы. «Что произойдет, если эта тенденция будет продолжаться, скажем, лет пятьдесят? Кто должен отвечать на такие вопросы? Конечно же, писатели-фантасты».

В своей новой работе, которую можно назвать манифестом новой реальности – «Развивающиеся миры: за гранью научной фантастики» – Джонатан Дотс рассказывает, как именно он открыл для себя мир фантастики: «представьте себе африканского мальчишку, который вытаращив глаза смотрит на зернистое изображение старенького телевизора – ребенок с удивлением открывает для себя звуки и картинки дивного и сложного мира, находящегося где-то за пределами его города. Таковы, в частности, мои самые первые детские воспоминания – я жил тогда (в середине 1990-х) в тихом и спокойном многоквартирном доме в Маамоби, что находится в пригороде Нима – одной из пресловутых трущоб Аккры. В то время, за исключением государственного телеканала (Ghana Broadcasting Corporation) у нас было только два телеканала, а спутниковое телевидение моя семья не могла себе позволить. Тем не менее, многие интересные передачи со всего мира каким-то образом попадали в наш эфир. И так я впервые познакомился с научной фантастикой – не с книгами величайших писателей-фантастов, а с адаптированными экранизациями их работ».

В середине 2000-х «в небе», создаваемом африканскими деятелями искусства, стали появляться космические корабли и летающие тарелки. В фильме «Кровавый» (Les Saignantes, 2007) камерунского режиссера Жан-Пьера Беколо действие происходит в Яунде в 2025-м году.

В романе «В Соединенных Штатах Африки» (2006) писателя из Джибути Абдурахмана Вабери описывается мир 2033-го года – Африка стала к тому времени центром экономической и интеллектуальной жизни, а бедняки планеты проживают в Еврамерике. И в этом романе Вабери обрушивается с критикой на «африканца», который «слишком возгордясь собой, посчитал себя высшим существом на земле, позабыв о равенстве, проживая вдали от прочих рас и народов. Он выработал систему ценностей, в которой поставил себя на вершину пирамиды, а всех прочих – варваров, примитивные народы, язычников (практически всегда белых) низвел до уровня парий».

Воображаемое будущее

Ангольский писатель Жозе Эдуардо Агуалуза в своем романе «Тропическое барокко» (2009) описывает свой вариант воображаемого будущего – 2020-й год, когда доходы от нефти преобразили экономическую столицу Анголы Луанду в город небоскребов с зеркальными стенами. Однако затем «цены на нефть упали, и в стране началась разруха – блистательный новый мир разрушился. Насосы перестали подавать воду на верхние этажи небоскребов. Многие из экспатриантов уехали и в покинутых ими зданиях поселились нищие» (с началом экономического кризиса Ангола переживает настоящий бум переселения португальцев и жителей прочих европейских стран, которые таким образом спасаются от кризиса на родине и мигрируют в поисках более высоких зарплат в Анголу и Мозамбик – прим. пер.).

В 2008-м году кейптаунский журнал «Чимуренга» (на языке шона это значит «революционная борьба» – термин, исторически связанный с восстанием южноафриканских народов шона и ндебеле против британской колониальной администрации; в настоящее время «Чимуренга» означает современную борьбу против сегрегации и дискриминации – прим. пер.) посвятил африканской научной фантастике специальный выпуск под названием «Эхо-комната доктора Сатаны», вскоре ставший культовым выпуском. Как говорит по этому поводу Вабери: «сейчас новое поколение молодых африканских деятелей искусства начинает осваивать новую эстетическую территорию – и это, вероятно, одно из немногих подлинно революционных изменений, происходящих в африканском мире искусства».

В особенности это касается англоязычной Африки – в первую очередь, ЮАР – которая испытала с одной стороны сильное влияние англосаксонской культуры, а с другой стороны здесь существует наиболее развитая в Африке индустрия развлечений. «В 2009-м году – пишет Улимата Гуйе, куратор центра визуальной культуры – Нил Бломкамп, южноафриканский режиссер и протеже Питера Джексона (режиссера «Властелина колец») решил вернуться туда, где прошло его детство – в Чиавело – один из беднейших районов Соуэто, чтобы снять свой первый полнометражный фильм. Он использовал стиль военного репортажа, теледокументалистики и научной фантастики, в результате чего и получился фильм «Район № 9», ставший, благодаря всемирному успеху, дебютом Африки в жанре научной фантастики. «Район № 9» (который только во Франции посмотрели более миллиона человек) – это фактически отображение современной Южной Африки и в особенности такого явления, как ксенофобия. В фильме речь идет о беженцах с другой планеты, заключенных в резервацию – их контролируют мультинациональные структуры, чтобы выведать секреты их технологий. Роман южноафриканской писательницы Лорен Бьюкес «Зоосити» тоже ожидал международный успех. В нем речь идет о приключениях Зинзи-декабрь – женщины, наделенной волшебным даром, занимающейся частным сыском и проживающей в Йоханнесбурге. Впервые роман был издан в ЮАР, затем в Великобритании, а в 2011-м он получил премию Артура Кларка, как лучший фантастический роман года, изданный в Великобритании.

В электронном варианте первый сборник африканской фантастики Afro SF был издан в ЮАР в декабре 2012-го. Его редактор, зимбабвийский писатель Айвор Хартман, проживающий сейчас в Йоханнесбурге, собрал в нем 22 рассказа разных авторов – преимущественно из Нигерии, Ганы и ЮАР. Среди наиболее популярных у африканских фантастов тем: путешествия во времени, мегаполисы, терроризируемые бандами, неконтролируемые эпидемии, планеты, колонизированные экипажем африканского космического корабля, правительства, управляемые вышедшими из-под контроля роботами и т.д. В предисловии к сборнику Хартман пишет: «Научная фантастика – единственный жанр, позволяющий африканским писателям предлагать видение будущего с африканской перспективы... Если вы не в состоянии сами предвидеть будущее, если вы не в состоянии доступно рассказать о своем видении будущего, то вам будет навязано чье-то чужое его видение. И совершенно не обязательно, что оно будет отвечать вашим интересам. Таким образом, научная фантастика африканских писателей крайне важна для будущего развития нашего континента».

В сборник входят и произведения нигерийско-американского писателя Ннеди Окорафора – его дебютный роман под названием «Кто боится смерти» повествует о традиционной магии его родного племени Ибо. Многие считают его роман африканским вариантом «Властелина колец». Этот роман в 2011-м году тоже получил Всемирную Премию Фэнтэзи (WFA), и, как и по роману «Зоосити», по нему тоже был снят фильм – его снял кенийский режиссер Ванури Кахью, предыдущий научно-фантастический фильм которого под названием «Пумзи», рассказывающий о проблеме глобального потепления, был тоже снят в Африке и участвовал в ряде международных кинофестивалей.

Лорен Бьюкес в романе «Зоосити» уделяет особое внимание музыке современного африканского города – ее героиня по заказу музыкального продюсера расследует смерть одного популярного исполнителя. Южноафриканский лэйбл African Dope создал саундтрек к фильму по этому роману – смесь хип-хопа, электро, квайто и дабстепа. В романе упоминается также реальная личность музыканта Нхтато Мокгата, более известного под псевдонимом Спок Матамбо (Spoek Mathambo), – одного из наиболее оригинальных африканских музыкантов. В 2012-м году Матамбо заявил: «Я не знаю действительно ли африканская мысль развивается сейчас в жанре научной фантастики, но я точно знаю, что мои любимые авторы – Уильям Гибсон и Филип Дик». После выхода альбомов «Mshini Wam» (2010) и «Father Creeper» (2012) западные и африканские критики рок-музыки стали называть Матамбо «истинным преемником традиций афро-футуристической музыки». Афро-футуристическая музыка как направление выросло из «Great Black Music» и является как бы сплавом мифологии и технологии, традиционной и электронной музыки. Впервые этот термин появился в статье Марка Дери в New York Times в 1975-м. Затем афро-футуристическая музыка вновь появилась уже на детройтской техно-сцене.

«Афро-футуризм» – это некий вариант культурной родословной» – говорит Матамбо. «Мы, африканцы, из-за нашей системы образования немного знаем о нашей истории и культуре. И немногие пытаются докопаться и исследовать нашу историю и культуру. А афро-футуристы предлагают людям альтернативную историю. Если белый человек говорит нам, что мы слезли с деревьев и вышли из джунглей; что у нас до его прихода ничего не было, то мы в таких случаях придумываем свою альтернативную историю, которой можем гордиться и основанной как на реальной истории, так и на наших желаниях. Во многом это касается нашего чувства гордости и стремления сформироваться, как народ. А с другой стороны на меня, например, в этом отношении большое влияние оказал такой джазовый музыкант, как Сан Ра, который своей музыкой создает целую вселенную. Ведь он… с Сатурна – я просто в восхищении от него».

Ален Вики

Le Monde Diplomatique

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме:  

Александр Панов. Generation "G"

Андрэ Влчек. Худший город на свете

Бафур Анкома. Проблемы Намибии

Дмитрий Райдер. Афробит: музыка - это оружие

Алекс Вильямс, Ник Шрничек. Акселерационистский манифест

Александр Панов. Шарпевиль-2?

Дарья Митина. Чернокожая Венера

Ник Дерден, Абу ДиаллоНаследие Санкары – в Европе и Африке  

Интервью с Дэвидом Харви. «Иной город возможен!»

Андреа Кущевски. «Технологическое неповиновение»

Славой ЖижекПогружаясь в сердце тьмы


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал