Украинское кино: вчера и сегодняУкраинское кино: вчера и сегодня
Украинское кино: вчера и сегодня

Украинское кино: вчера и сегодня


Андрей Недзельницкий
Интервью демонстрирует незнание украинского кинематографа и воплощает тренд «ультра-украинской» культуры, полный агрессии ко всему «чужому»

23.06.2019

Украинский кинематограф всегда был ярким, интересным, своеобразным; более того, он всегда чутко реагировал на пульс времени, общества, истории, и умел выходить из рамок, даже в контексте политических ограничений того или иного периода. Данная статья родилась из критического ответа на интервью политолога и директора киноклуба Колумбийского университета Юрия Шевчука «Смішні, екзотичні, відсталі: як зображали українців у радянському кінематографі» Громадському радио – но также имела своей целью характеризовать современные тенденции украинской культуры

Итак, рассмотрим основные тезисы, озвученные в рамках интервью:

Во-первых, нам говорят, что украинцы были «национально-обезличены» (депопульовані) в фильмах советского периода – если не говорить об отдельных успехах «Красного Ренессанса», в которые Шевчук милостиво записывает ранние довженковские ленты «Звенигора» и «Иван». После этого, по словам политолога, наступает период тотального игнорирования «украинскости». В понимании политолога ее мерилом является украинский язык, а идеалом выступает образ «фольклорного украинца» – примерно в таком варианте, каким он показан в «диаспорной» канадской ленте Джорджа Менделюка «Горькая жатва», где быт села 1932 года похож на праздничные постановки этнографического музея. По словам канадского автора, советское кино не раскрывало в себе этот национальный образ украинца. В частности, у Шевчука критикуется таким образом блистательный фильм «Весна на Заречной улице», в котором усматривается «вырождение» украинского Запорожья – и даже картины Киры Муратовой.

Во-вторых, украинцы якобы выступали в советской эстраде и в кино как смешная, комичная, экзотическая национальность, которая была не способна менять мир, и давать ему лидеров – причем единственным исключением из этого правила является фильм Довженко «Битва за Радянську Україну», а весь последующий кинематограф является лишь сплошным воплощением «экзотического» украинца. Причем автору не нравятся даже некоторые образы из современного, насквозь патриотического кино, включая фильмы «Киборги» (поскольку одним из его героев – о, ужас – выступает говорящий по-русски русский) и «Хайтрама» Сейтаблаева.

Собственно, Юрию Шевчуку не хватает ни такта, ни общего знания фильмографии, знакомой даже не специалисту. Так, все мы знаем знаменитые «Тени забытых предков» Параджанова, где исполнитель главной роли Иван Миколайчук сыграл того самого «фольклорного украинца», но только на настоящем драматическом материале из украинской классики. То же самое раскрывали образы других фильмов – такие, как казак Васыль в «Пропавшей грамоте» или Петр Звонарь в ленте «Белая птица с чёрной отметиной», да и многие, многие другие. Достаточно вспомнить «Вавилон ХХ», который был снят все тем же Миколайчуком.

Здесь же можно упомянуть многочисленные экранизации известных литературных произведений, с фактурными, цельными украинскими персонажами – такие как «Вечера на хуторе близ Диканьки», – к слову, поставоенный на Московской киностудии режиссером Александром Роу. Образ «чистого украинца» постоянно присутствовал в культуре многонациональной и многоязычной Советской Украины, прекрасно сосуществуя с другими фильмами – включая ту же «Весну на Заречной улице», или эпическую драму «Киевлянка» режиссера Тимофея Левчука. 

Естественно и то, что советское украинское кино постоянно рассказывало о выдающихся «личных качествах» украинцев – показывая их без всяких шуток и прибауток. Хотя, возможно, почтенный канадский политолог и кинолюбитель Шевчук просто не смотрел «Тараса Шевченко» и «Богдана Хмельницкого» режиссера Игоря Савченко, «Колиивщину» и «Григория Сковороду» Ивана Кавалеридзе, «Кармелюка» Григория Кохана, «Думу о Ковпаке» Левчука. Но тогда ему, скорее всего, не стоит публично высказываться на тему украинского кино и его типических образах.

Ко всему этому можно добавить тот факт, что голливудский кинематограф сам очень часто обращается к ироническому или сатирическому изображению американской действительности – высмеивая все, включая полицию и представителей власти. И это является типичным от киноклассики Орсона Уэллса до «Футурамы» и «Симпсонов». Но никто не считает это насмешкой над «культурными образами американцев». Что, впрочем, касается и европейского, да и всего мирового кино.

Впрочем, интервью Юрия Шевчука не только демонстрирует незнание украинского кинематографа – скорее, оно воплощает сегодняшний тренд так называемой «ультра-украинской» культуры, полный агрессивного отношения ко всему «чужому», который формировался как под влиянием диаспоры, так и на собственно украинской почве. Его господство в сегодняшней Украине отмечено обширными черными списками российских актеров и запрещенных к показу фильмов. Так что даже выбравшийся в виде исключения из-под запрета сериал «Сваты» вновь попал в немилость, и в июне текущего года Госкино вновь запретило его «за унижение чувств украинцев», которое в основном выражалось в наличии отдельных надписей на русском. Что якобы является попыткой интеграции Украины в некое «российское культурное пространство». А альтернативой этому предлагается идеологический кинопродукт, в освном до предела зацикленный на военно-патриотической теме.

Однако хочется закончить обзор на оптимистичной ноте. Несмотря на все запреты и цензуру, в Украине по прежнему остается запрос на мультикультурный продукт – включая, естественно, и кино. В частности, согласно исследованиям, в украинском сегменте Google, популярны многие российские сериалы, а файлообменные сети позволяют знакомиться с запрещенными лентами. Ряд фильмов, такие как «Давай танцуй!», «Одесский подкидыш» Георгия Делиева все так же отображают многоязычный рисунок страны. И я думаю, усилия людей доброй воли смогут побороть попытки свести жизнь к «кристально чистому национальному источнику», сохранив культурное богатство и разнообразие Украины.

Андрей Недзельницкий

Читайте по теме:

Андрей Манчук. Мой Чернобыль и версия НВО

Андрей КоряковцевХолодное лето Кирилла Серебренникова

Полина БеляеваПобедителей не будет

Cлавой ЖижекПолитика Бэтмена

Андрей МанчукКиДау. Опыт антисоциального эксперимента

Сергей КозоловскийТарантино о демократии

Бернардо БертолуччиСжатый кулак в Венеции

Андрей МанчукКиноненависть. Новый фильм о донецких орках

Саймон ХаттенстоунСемь рюмок с Аки Каурисмяки

Жан-Поль Сартр. Письмо об «Ивановом детстве»

Айна Курманова«Хождение по мукам» и боязнь революции

Андрей МанчукТрамбо. Герой нашего времени

Алексей Цветков«Жизнь Пи» – атеизм невыносим?

Андрей МанчукПризрак надежды

Александр НефедовПепел «Ассы»


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал